Jump to content
Бронеход
Sign in to follow this  
Lazydog

История рыцарских орденов.

Recommended Posts

Итак, дорогой Капрал, ты написал:

 

рыцари, пришедшие в иерусалим под знамёнами раннесредневековых королей нЕбыли убийцами-профессионалами??? Чё ты горОдишь???

 

Если ты еще не заметил, то я редко 'горожу" когда дело касается истроии. Но посколько ругаться с тобой я не хочу, а предмет истроии рыцарских орденов помимо моей специальности всегда был для меня делом увлечения, то я выложу для тебя краткое описание истории возникновения рыцарских орденов, которое писал не я, но которое на 90% совпадает с тем, что на этот вопрос знаю я.

 

"Священная война"

 

 

"Священная война" - это понятие, которое будет очень часто употребляться в литературе, охватывающей период крестовых походов, хотя оно было чуждо христианству в первое тысячелетие его истории Впервые этот термин употребил в 1063 г. Папа Александр II в отношении вестготов, сражавшихся на Пиренейском полуострове с арабами направлявшимися в Европу. Другими словами, христианство признало священную войну в XI в., как "защиту христианских земель от не верных".

 

Одновременно это было время борьбы Восточной империи с турками-сельджуками, которые в 1071 г. в битве под Манциркертом разбили византийцев и заняли всю Малую Азию. В 1071 г. они заняли Иерусалим. Мусульманские фанатики не пропускали христиан к Святым местам, нападали на паломников (пилигримов), разрушали святыни. Это вызвало беспокойство и негодование во всем христианском мире. Папа Урбан II по просьбе императора Алексея Комнина в 1095 г. созвал Собор в Клермоне и на нем провозгласил крестовый по ход против мусульман, объявив "священную войну".

 

В 1096 г. войска крестоносцев прибыли в Константинополь. В Малой Азии они захватили Никею и Эдессу. После почти годовых сражений они взяли Антиохию, а в 1099 г. Иерусалим. Эти завоевания, однако, были достигнуты за счет огромных потерь. В XII в. численность крестоносцев была слишком мала для того, чтобы удержать латинские государства Ближнего Востока. Свежие подкрепления до Иерусалима практически не добирались, и незначительную поддерж ку они получали только от паломников (пилигримов). Из последних в основном и вербовались добровольцы в армию и поселенцы. Опреде­ленную поддержку оказывали торговые города Италии: Венеция, Пи за и Генуя. Соперничая за сферы влияния, они предоставляли крестоносцам свои корабли.

 

Всего этого, однако, было недостаточно. Имея столь незначи тельные силы, крестоносцам было необходимо создать эффектив ную систему внутренней обороны. Они стали строить укрепленные замки. На формирование постоянных гарнизонов этих замков ушло более половины небольшой армии крестоносцев. Около 1180 г. ко роль Иерусалима имел в своем распоряжении всего 665 вассальных рыцарей и 5 тыс. легковооруженных рыцарей. До этого крестоносцы неоднократно выигрывали сражения именно благодаря тяжелово оруженным воинам, которых сейчас не хватало. Все это подталкива ло власти к временному найму на службу профессиональных рыца рей и к созданию отрядов из легковооруженных местных жителей (не всегда христиан). Всего христианские земли Палестины могли выставить после соответствующей подготовки около 20 тыс. рыца рей. Тем не менее, и этого было слишком мало, чтобы обеспечить бе зопасность.

Необходимо было найти решение, которое обеспечивало бы госу дарствам крестоносцев постоянное присутствие тяжеловооруженно го рыцарства, содержание которого при этом не отягощало бы госу­дарственной казны и не требовало бы участия собственного личного состава.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ПОЯВЛЕНИЕ РЫЦАРСКИХ ОРДЕНОВ

 

Решением вышеуказанных военных проблем должно было стать созда ние рыцарских орденов. Это не означает, что идея их создания появи лась так поздно (в XII в.). Рубеж XI и XII вв. стал временем поисков но вых форм служения Богу. Многие рыцари хотели служить Богу, одна ко они слишком сильно привыкли к оружию, чтобы заменить его мона шескими одеждами. Им легче было рисковать жизнью, защищая Свя­тое Евангелие, чем решиться на монастырскую аскезу. Крестовые по ходы и особенно создание рыцарских орденов давали им идеальную возможность удовлетворения своих духовных потребностей. Папа Ур бан II, организатор I Крестового похода в 1096 г., сам происходил из ры царской семьи и знал рыцарские потребности. Он знал, как разбудить их религиозность2. Его слова: "...обращаюсь с покорной просьбой, не я, а сам Бог, чтобы вы, провозглашающие Христа, помогли восточным христианам и изгнали из границ христианского мира этих подлых лю дей (турок - прим. автора). Я говорю это присутствующим, поручаю рассказать это отсутствующим. Ведь так заповедал Христос3," - встре тили теплый прием. В Святую Землю поспешили десятки тысяч рыцарей.

 

На месте рыцари полностью отдавали себя "военному ремеслу". Многие потом оставались на добытых территориях. Некоторые и дальше хотели служить Богу оружием, а не плугом.

 

После успеха I Крестового похода (1099) и создания Иерусалим ского королевства, а также его ленных территорий в Святую Землю из Западной Европы стали прибывать большие группы паломников. Однако быстро выяснилось, что малочисленные крестоносцы, заня тые строительством замков, не могут защитить растущего числа па ломников от нападений мусульман из соседних египетских и турец ких эмиратов. Ответом латинского мира на этот вызов стало создание рыцарских орденов.

 

В 1119 г. мало известный рыцарь Хуго де Пейнс из Шампани вместе со своим другом Готфридом де Сент-Омером со­здали Рыцарское Братство.

 

Состоящее вначале всего из восьми рыцарей, Братство охраняло паломников на участке дороги от Иерусалима до Яффы. Для своей де ятельности они получили разрешение короля Балдуина II и благосло вение латинского Патриарха Иерусалима.

 

 

К этой группе рыцарей вскоре присоединились другие. Братство росло. Патрулируя дороги, много путешествуя по стране, вступая в постоянные стычки с местны ми жителями, они становились опытными воинами. Рыцари Братств хорошо знали местность и тактику противника. Властители Иеруса лима, таким образом, рассчитывали, что им удастся очень дешево по лучить отборные, хорошо обученные отряды, которые в случае необ ходимости смогут возглавить феодальное ополчение. Поэтому они способствовали развитию Братства Тамплиеров и других близких к нему организаций. Слава их быстро дошла до Европы, что способство вало притоку новых кандидатов в Рыцарское Братство. Уже всего один шаг отделял их от превращения в рыцарские ордена, для кото рых борьба с неверными отодвигает в тень все другие цели.

 

Братья орденов были профессиональными рыцарями. Обеты пол ного послушания делали их армию гораздо более эффективной, чем плохо организованные армии крестовых походов или ополчение фео­дальных вассалов Иерусалима. Уже в XIII в. орден мог выставить 600 рыцарей, столько же, сколько все вассалы Иерусалимского королев ства. Рыцари орденов не были лично заинтересованы в военной добы­че, поскольку вся она переходила в собственность ордена. Поэтому они не ломали рядов в сражениях, чтобы захватить трофеи. Они ско рее были союзниками сражающихся христиан, а не участниками вой ны. Однако за пределами христианских территорий на рыцарей орде нов нельзя было рассчитывать (во всяком случае, такое положение существовало в первый период истории орденов крестоносцев).

 

Эти рыцари чувствовали призвание для обороны, а не для внеш ней агрессии и политических переговоров. Очевидно, многое зависе ло от конкретных ситуаций. Бывало, что в случае отсутствия фео­дальных вассалов, им приходилось вести переговоры с мусульманами и вступать в сражения далеко от родного замка.

 

Военное значение рыцарских орденов не означает, что такой вид "службы Богу" встречал полное понимание. Очень часто обитатели традиционных монастырей утверждали, что молитвенная жизнь сто ит на более высоком уровне, чем рыцарская служба. Защитники дру гой точки зрения пробовали объяснить, что готовность отдать собст венную жизнь за братьев-христиан в далекой Палестине является вы­ражением милосердия и настоящей христианской любви. В ответ им приводились слова Спасителя о том, что на зло необходимо отвечать добром и терпением, не противясь злу силой (см. Мф. 5, 39). В борь­бу с противниками крестовых походов включился великий святой Римско-католической Церкви Бернар Клервосский (De laude novae militiae)4.

 

Как было выше сказано, властелины государств крестоносцев ви дели в рыцарских орденах орудия расширения и сохранения своей территорий. Другие планы по использованию рыцарских братств, а позже орденов, имелись у латинского Патриарха Иерусалима. Он по лагал, что с помощью новых организаций крестоносцев ему удастся превратить Иерусалимское королевство в церковное государство, уп равляемое не королем, а Патриархом, как наместником Папы. Этой цели должно было послужить выведение орденов из-под местной светской и церковной власти. Ордена были призваны перенести на Восток практику крещения огнем и мечом, часто используемую в Ев ропе. Рыцари в монашеских рясах должны были сначала разгромить неверных, а затем склонить их к принятию христианства. Этими дву мя способами - борьбой и миссией - новые земли перешли бы под власть орденов, непосредственное руководство которыми - от имени Папы - хотел получить Патриарх Иерусалима.

 

В этих проектах король и Патриарх не учли двух важных аспек тов. Они не приняли в расчет амбиций самих орденов, которые хоте ли быть самостоятельной силой, проводящей собственную политику. Они ошиблись также в отношении планов римской курии, которая хо тела видеть в рыцарских орденах штурмовые отряды Папства, а не ар мию владетеля или Патриарха Иерусалима. Папство, которое на сты ке XII и XIII вв. включилось в споры с Германской Империей из-за своей роли и господства в Европе, могло видеть в орденах крестонос цев свои вооруженные руки, представляющие Римские интересы при европейских дворах. Тут, разумеется, надо уточнить, что подобные намерения проявились уже тогда, когда ордена начали свое существо вание.

 

Будущее показало, что развитие рыцарских орденов пошло не те ми путями, на которые рассчитывали король и Патриарх.

 

Ведение войн и заболевания неизвестными в Европе болезнями создало потребность организации госпиталей, как для рыцарей, так и для паломников. В первой половине XI в. (ок. 1048) во время развития торговых связей между итальянскими городскими республиками и Левантом купцы из итальянского города Амальфи построили в Иерусали ме с согласия тамошнего мусульманского правителя госпиталь и хоспис. Они были названы в честь свт. Иоанна Милостивого, Патриарха Александрийского. Послушание там несла группа монахов-бенедектинцев. С 1063 г. они поселились в здании, построенном бывшими купцами из Амальфи, которое одновременно служило и гостиницей для западных паломников. Рядом располагался храм для странников и три другие церкви Санта-Мария-Латине, Санта Мария де ла Гранде (с женским монастырем) и св. Иоанна Крестителя. Роль госпиталя возросла после того, как в результате захвата Палестины (после I Крестового похода) значительно усилилось движение пилигримов.

 

Рыцари-крестоносцы поддерживали госпиталь пожертвованиями. Часть из них решила вступить в организацию, занимающуюся забо той о госпитале.

 

Уже тогда появилось его новое название Братьев Госпитальеров, а в роли покровителя организации малоизвестный свт. Иоанн Александрийский был заменен св. Иоанном Крестителем (поэтому и члены братства стали называться иоаннитами).

 

Однако уже вскоре изменился профиль деятельности этой организации. Под влиянием тамплиеров оно стало независимым рыцарским братством, предназначенным для лечения и защиты паломников на Святой Зем ле. Булла Римского Папы Пасхалия II от 1113 г., устанавливающая правила для этого ордена, освободила иоаннитов от всякой зависимо сти от церковных и светских властей, за исключением самого Папы. В 1136 г. братство под руководством Раймонда дю Пюи окончательно приняло военный характер.

 

Подобным же образом только чуть позже были созданы и другие госпитальные ордена, к примеру, Орден Госпиталя Пресвятой Девы Марии Германского Дома в Иерусалиме, названный позже Орденом Крестоносцев или Тевтонцев.

 

Очень специфическое послушание несло Госпитальное Братство святого Лазаря. Оно было основано во время I Крестового похода в 1098 г. Жераром де Мартигом. В соответствии с жизненным крестом судьбой - своего покровителя (Лазаря из притчи Христа - Лк. 16, 19-31) члены братства ухаживали за прокаженными.

 

Сначала деятель ность братства охватывала только Ближний Восток, но позже рас­пространилась и на Европу. Основывались приюты, больницы, хос писы. В организационном плане в течение первых 20 лет это братст во являлось частью ордена иоаннитов, в качестве их "инфекционного отдела". Выделение в самостоятельное братство произошло в 1120 г. Боянд Роджер стал называться Магистром Госпитальеров св. Лазаря. Но это еще не был рыцарский орден, а всего лишь братство. Со вре менем из-за нападений неверных возникла необходимость окруже ния его вооруженной охраной. Однако трудно было найти рыцарей, желающих служить при больницах для прокаженных. Поэтому рыца­рей других орденов, больных проказой, стали посылать в больницы св. Лазаря. И там из них создавалась охрана. У большинства болезнь развивалась очень медленно. Эти воины стали учить монастырскую оратию искусству военных наук, что и стало причиной превращения гос питального братства в рыцарский орден. У рыцарей, ждущих медленной смерти от болезни, смерть с оружием в руках на поле боя при защите ве ры и безоружных больных не вызывала никакого страха. Напротив, к ней относились, как к проявлению Божественного Милосердия.

 

Был еще один момент, о котором мы не должны забывать, говоря о феномене рыцарских орденов. На переломе XII и XIII вв. в Западной Европе стали происходить общественные перемены. Развитие феода­лизма поставило под вопрос будущее мелкого рыцарства. С одной сто роны, росло благосостояние крупных землевладельцев, с другой сто роны расширялось число зависимых крестьян. Магнаты стремились завладеть землями мелкого дворянства и деклассировать его. Очевид но, что этот процесс не мог наступить внезапно и длился в течение де сятилетий. Тысячи мелких дворян и обнищавших аристократов были вынуждены искать пути спасения от деклассирования. Одним из та ких способов и было вступление в рыцарский орден. На это указыва ет социальный состав членов Ордена Крестоносцев. Можно достовер но проследить судьбу 105 из 340 монахов, бывших в ордене в XIII в. Из них 9 происходило из графских семей, 11 - из дворянских, 18 из группы так называемых государственных министериалов5 - чиновни ков, 56 из графских министериалов, 11 монахов происходило из ме щанских семей. Из этого следует, что почти 80 % происходило из со словия чиновников, при чем некоторые члены их семей занимали ме ста в городских советах.

 

Определенное значение при создании рыцарских орденов имел тот факт, что вступление людей в эти ордена спасало их от преврат ностей мирской жизни. Каждый крестоносец решением Папы Урбана И6 на время крестового похода был освобожден от обязательств в от ношении государства, судебной ответственности за совершенные преступления, а оплата его долгов была отложена. Вступление в ры­царские ордена для многих являлось единственной возможностью из бежать наказания. Это, однако, касалось только первого периода су ществования орденов, когда перед ними остро стояла проблема при­влечения новых членов. Очень скоро большинство орденов стало очень строго отбирать вступающих.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ОРГАНИЗАЦИЯ РЫЦАРСКИХ ОРДЕНОВ И ИХ ПРАВИЛА

 

Организацию орденов мы можем проследить на примере Ордена Кре стоносцев (Тевтонцев). С небольшим отличием она является типич ной для всех других орденов.

 

Во главе ордена стоял Великий Магистр (Мастер). Его правление было выборным и обычно пожизненным, хотя бывали случаи сверже ния и даже убийств Великих Магистров. Магистр принимал решения по всем текущим делам ордена. Однако, его власть не была неограни ченной. Он подчинялся Генеральной Капитуле7, которая собиралась в штаб квартире ордена обычно один раз в год по предложению Велико го Магистра и определяла политику ордена на ближайшее время8. В компетенцию Капитулы входили также выборы Магистра9. Папа и ко роли государств крестоносцев очень редко вмешивались в эти выбо ры. С XV в., однако, начинается практика передачи этой должности своим протеже.

 

Ближайшими соратниками Великого Магистра являлись:

 

1. Великий Комтур - заместитель Великого Магистра и административно-экономический руководитель ордена

 

2. Сенешаль - занимался военными вопросами, вооружением и строительством крепостей

 

3. Великий Госпитальер - отвечал за благотворительную деятельность ордена, санитарные и медицинские вопросы

 

4. Великий Ризничий - отвечавший за одежду и частично за военную форму

 

5. Великий Казначей - отвечал за финансы и сокровища ордена.

 

Вместе с Великим Магистром они образовывали своего рода "уп равляющий совет", но контролировали не все стороны жизни ордена. Так, к примеру, состояние сокровищницы и денежных счетов, кроме Великого Казначея, могли знать только Великий Магистр и Великий Комтур (состояние сокровищницы было всегда строго хранимой тай ной). В случае необходимости можно было создавать другие важные должности. К примеру, в замке Мальборк были назначены двое ключ ников, ответственных за торговлю и экономическую деятельность в Мальборке и в Кролевце.

 

Помимо главного орденского центра в провинциях создавались так называемые баливаты. Ими управляли Национальные комтуры или магистры провинций (приоры). Уставы крестоносцев упомина ют семь национальных комтуров - Германии, Пруссии, Инфлантов, Австрии, Апулии, Романии (Греции) и Армении. Со временем это разделение переменилось. Немецкими и частью не немецких бали-ватов правил Магистр Германии. Существовал также особенный статус Магистра Пруссии (с XIV в. он был объединен с титулом Ве ликого Магистра) и магистра Инфлант. Провинции были обязаны перечислять на нужды центрального ордена одну третью часть сво их доходов.

 

Баливаты подразделялись на меньшие части, называемые комтуриями (командориями), которыми управляли комтуры. Их резиден ции располагались в монастырях или в замках и подчинялись непо­средственно Великому Магистру. В Пруссии и в Инфлантах комтур одновременно был административным и военным главой округа. Ему подчинялись конвенты, в которые входили братья-рыцари. Обычно их - рыцарей - было 12, по количеству апостолов (максимальное число членов конвента равнялось 15). Во главе конвента стоял назначав шийся комтуром командор.

 

Почти неограниченной властью обладал орган советников - Капи тул Конвента. Обычно он собирался раз в неделю, иногда реже.

 

Помимо рыцарских конвентов существовали, хотя и в меньшем числе, конвенты, в которые входили исключительно священники (братья, посвященные в сан священства) и монахи. В большинстве случаев их комтуром являлся светский рыцарь.

 

Резиденция Великого Магистра и его правительства в первый пе риод существования рыцарских орденов размещалась в Святой Зем ле. Между тем владения в большей мере располагались на западе Ев ропы. Это обстоятельство побудило ордена создать институт мона хов-инспекторов. Назначаемые Великим Магистром на строго опре деленную территорию, они осуществляли управление экономикой ев­ропейских конвентов и наблюдали за их внутренним состоянием. В их задачу входило также противодействовать сепаратистским устремле ниям отдельных конвентов, в которых большинство составляли пред ставители одной национальности.

 

Связь с отдаленными конвентами была постоянной проблемой центральных властей. Поэтому для урегулирования текущих вопро сов, таких как назначение и смещение руководящих лиц орденов, оп лата счетов, разрешение споров, вынесение судебных решений орден ских судов и т. д., использовались капитулы разных уровней.

 

В личном составе орден состоял из рыцарей, священников и бра тьев-послушников.

 

Рыцари занимали в орденах господствующие позиции. Из них на бирались высшие должностные лица и руководство орденов. Главный упор делался на их военную деятельность. Со временем рыцарей ста ли освобождать от многих обязанностей - в частности от молитвы, по ста и аскезы для того, чтобы они полностью могли посвятить себя уп ражнениям, административной деятельности и сражениям. В первый век существования орденов рыцари часто были неграмотными и должны были выучить лишь молитву "Отче наш". На запоминание этой молитвы давался год, и знание ее становилось обязательным ус­ловием пребывания рыцаря в ордене.

 

Рыцари преобладали и численно. В каждом конвенте их должно было быть по крайней мере двенадцать, а священников - максимально шесть, причем в их число включались и представители церковного об­служивающего персонала. Каждый рыцарь за счет ордена получал полное вооружение, несколько коней (обычно трех, иногда четырех) и оруженосца10. После принятия в орден рыцарь терял свою самосто­ятельность, в частности, рыцари теряли право использовать свой герб и печать, ставить на своих могилах памятники (с XV в. эти принципы начинают нарушаться в большинстве орденов, за исключением Орде на Крестоносцев). Оружие членов ордена должно было быть практич ным и лишенным всяких изысканных украшений. Если рыцарь прибы вал со своей амуницией, то золотые украшения на его доспехах или оружии должны были быть закрашены. У рыцарей (до XV в.) также не было отдельных комнат: они жили по несколько человек и не имели права обладать имуществом. Рыцарь, вступающий в орден, принимал обет безбрачия и отказывался от светской жизни с ее удовольствия ми". Запрещалось также участие в турнирах и в охотах, считавшихся проявлениями рыцарского высокомерия.

 

По мере роста влияния орденов с XIV в. стало повсеместной прак тикой проверять действительность благородного происхождения кан дидатов на вступление, поскольку многие мещане и представители бедного крестьянства стремились службой в орденах добиться соци ального продвижения и власти (в ордене человек неблагородного про исхождения мог вступить только в ряды братьев-послушников и там зарабатывать свое право на дворянство)12. Отказывали в приеме в ор дена тем рыцарям, которые могли причинить ордену неприятности, например, принести в орден вслед за собой долги. Анализ существую­щих данных показывает, что ордена не стремились любой ценой уве личить численность своих рыцарей. В последние десять лет своего су ществования Орден Тамплиеров насчитывал около пяти тысяч членов и только около двух тысяч из них являлись рыцарями. При приеме но вых членов обращалось внимание на то, чтобы все они были свобод ными людьми. Существовали также верхние и нижние возрастные границы. Обычно кандидату не должно было быть меньше 20 лет. Правда, иногда в ордена принимали даже 10-летних мальчишек.

 

Вступление в орден для многих было способом избежать наказа ния или вступить на путь морального очищения. При приеме в орден моральное состояние кандидата в расчет не принималось. По праву, дарованному Папой Гонорием II, крестоносцы могли принимать в свои ряды даже явных преступников. Таким образом, кто хотел избе жать наказания за свои преступления, находил защиту в рядах орде на.

Однако, национальность могла быть преградой для вступления в орден. В соответствии с неписаной традицией ордена имели нацио нальный характер. В Орден Крестоносцев главным образом входили немцы, в тамплиеры - французы, а в Орден Иоаннитов - французы и итальянцы. Категорически запрещалось принимать в ордена евреев.

 

Священники появились в орденах довольно поздно. В начале они только приходили в орден для исполнения религиозного служения. Позже они стали постоянно проживать в резиденциях орденов, хотя не имели никакого влияния на устройство и на управление орденами. Перед каждым сражением они исповедывали рыцарей и совершали таинство Евхаристии. Священнослужители также окормляли больни цы и хосписы орденов и помогали ухаживать за больными.

 

Рыцари и священники имели право носить полные орденские одежды - в случае крестоносцев это был белый плащ с нашитым с ле вой стороны черным крестом. Одежда братьев-трудников была серо го цвета. Эти братья могли быть экономами, оруженосцами, коман дирами низшего звена и входить в состав легковооруженных кавале рийских отрядов. Каждому полагалось оружие и один конь. Братья-трудники также имели право заниматься в орденах экономической и финансовой деятельностью. Их рекрутировали среди горожан и сво бодных крестьян. Служба могла дать им посвящение в рыцарское до­стоинство. Могло случиться и так, что когда в конвенте не было нуж ным образом подготовленного рыцаря (такие случаи бывали в Запад ной Европе) командором мог стать один из братьев-трудников. Кан­дидат на место брата-трудника мог быть женатым, однако, должен был заручиться согласием супруги. Иногда он давал только времен ные обеты.

 

Кроме выше приведенных монашеских групп в составе рыцарских орденов мы можем увидеть:

 

- сестер-послушниц - они предназначались для хозяйственной де ятельности, работы в хосписах, заботы о больных

 

- так называемых "туркополиров" - к ним принадлежали те, кто приносил неполные обеты (ремесленники и разного рода специалис ты), а также рыцари и богатые феодалы, находящиеся вне монастыр ских стен, которые лишь временно поддерживали орден и увеличивали его благосостояние (участвовали в крестовых походах, приносили пожертвования и т. д. - для этих групп не были обязательны правила ордена или обеты верности)

 

- зависимые люди - это были крестьяне с орденских земель, а так же кнехты, работающие в хозяйстве (за службу они получали вознаг раждение или только пропитание и жилье)

 

- рабы, невольники - они составляли собственность ордена и час то к ним относились как к животным, а не как к людям. Часто это бы ли нехристианские военнопленные.

 

Организация разных орденов была очень похожа. Часто различа лись только названия различных подразделений.

 

Необходимо учитывать, что вышеописанное устройство рыцар ских орденов не способствовало увеличению численности их рыца рей. Но это не мешало деятельности ордена, поскольку он обладал большими отрядами наемных войск и служащих для обслуживания замков и флота. Вся организация и статус орденов была подчинена их военной деятельности. Тамплиерам было запрещено принимать в ор­ден детей, поскольку они были неспособны владеть оружием и запре щено долго стоять на молитвах, чтобы не ослаблять сил. Запрещено было также носить длинные волосы, которые мешали во время сраже ний. Обязательство соблюдать долгие и строгие посты с них также было снято, чтобы они не теряли сил и всегда были готовы к бою. Оди наковые правила такого рода существовали у разных орденов.

 

Во всех орденах царила железная дисциплина. За различные про ступки карали поркой, голодом и тюремным заключением. Более тяж кие преступления наказывались временным или пожизненным ис­ключением из рядов общества. На практике это означало исключение за рамки тогдашнего общества, а иногда даже деградацию до уровня невольника. Самыми страшными преступлениями считался переход в магометанство, убийство христианина, потеря знамени во время сра жения, расхищение имущества ордена. Новопринятым членам также старались внушить чувство почти рабского послушания. К этому при учали кандидатов в орден, которые проходили период испытания в те чение нескольких месяцев. Им приказывали выполнять различные по ручения, унижающие достоинство рыцаря в тогдашнем понимании. Это была работа на мельницах, выпас скота, кормление и уход за сви ньями14.

 

Ордена были совершенно независимы от любых светских и цер ковных властей на конкретной территории. Тамплиеров, к примеру, не могли проклять или выселить из их жилищ даже по приказу Иеру­салимского Патриарха без соответствующего решения Римского Па пы. Более того, в отношении епископа Рима ордена пользовались ши рокой автономией. Он не мог вмешиваться в финансовые вопросы ор денов, в их экономическую политику, в выборы Великого Магистра и других высших чиновников (на практике бывало и по-другому). Тамп лиеры имели также право без консультаций с Римским Папой изме нять и дополнять орденские правила.

 

Последним вопросом орденской организации являются финансы. Как известно, для членов ордена была обязательной бедность. Одна ко, это не касалось ордена в целости. Главным источником доходов, естественно, была война. Именно благодаря ей орден получал земли и трофеи. Захваченные территории хорошо управлялись и приносили большие доходы. Разводили сельскохозяйственные культуры, выра щивали скот15. Ордена часто сдавали землю в аренду. К этому добав лялись трофеи от пиратства на море и разбоев на суше. Нельзя забы вать и об огромных пожертвованиях на деятельность орденов. Речь шла о наличных деньгах, земле, конях, оружии, снаряжении. Речь шла и о косвенном участии в военных операциях ордена. Когда не бы ло возможности физически сражаться с неверными, держа в руках оружие, можно было участвовать, финансируя часть потребностей крестового похода. Много могущественных людей хотело перед смер тью уйти в рыцарский монастырь или быть там похороненными (в мо нашеских одеждах), за что они вносили богатые дары. К тому же у ор денов были привилегии - к примеру, большинство орденов было осво бождено от уплаты десятины и налогов. Привилегии имели также и жертвователи орденов.

 

Позднее кандидат в орден должен был передать ему свое личное состояние или внести обязательную плату. Крестоносцы-тевтонцы в XV в. в таких случаях требовали: полное вооружение, трех лошадей и 60 флоринов.

 

Все это позволяло орденам получать весьма большие доходы. По лученные средства можно было пускать в банковскую деятельность. Речь идет о кредитах, выплате пенсий (своего рода сегодняшние стра ховые фонды), капитальные инвестиции в торгово-экономические предприятия.

 

Помимо "экономических" доходов были также поступления от жертв за религиозные услуги. Не забудем, что в орденских церквях находилось много святых мощей, что способствовало популярности богослужений крестоносцев.

 

В расчете доходов на одного рыцаря самыми богатыми были ис панские ордена. Ежегодные доходы Ордена Калатравы, достигающие 60 тыс. дукатов, составляли одну двенадцатую часть доходов всей Ка­стилии.

 

Столь обширный спектр поступления доходов не означал, что ор дена не сталкивались с финансовыми трудностями. Подобное проис ходило весьма часто. Строительство и содержание замков и их гарни зонов, а также госпиталей и приютов требовали огромных расходов. Нельзя забывать, что не все получаемые доходы обязательно поступа ли в сокровищницу ордена (особенно этот процесс усилился с XV в.). Часть поступлений перечислялась в личные средства Великого Маги стра. До 1530 г. Магистр Иоаннитов получал большую часть доходов с Родоса, а позднее и с Мальты. Кроме этого ему полагалась десятая доля добычи от пиратских рейдов (остальное делилось между орден ской казной и участниками рейдов). Со временем командоры тоже стали получать часть дохода от руководимого ими дома. Это способст­вовало злоупотреблениям. В годы кризисов подобная практика приво дила к тому, что двумя или более домами управлял один командор.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ОБРАЗОВАНИЕ ГЛАВНЫХ РЫЦАРСКИХ ОРДЕНОВ И ИХ ГЛАВНЫЕ ЧЕРТЫ

 

Тамплиеры

 

Орден Тамплиеров, называвшийся еще Орденом Бедных Рыцарей Христа и Святыни Соломона, основал в 1119 г. в Иерусалиме Хуго де Пайенс. Штаб-квартира ордена располагалась в крыле иерусалимско го дворца князя Балдуина II, построенного на руинах Храма Соломо на. От латинского слова "темплум" - святилище - орден получил свое обиходное название16. Задачей тамплиеров являлась охрана пилигри мов на участке между Иерусалимом и Яффой. Подобная охрана тре бовалась из-за того, что после I Крестового похода Святой город ока зался отделенным от остальных территорий, контролируемых кресто носцами, главным образом лежащих вокруг Антиохии, широким по ясом земель, находящихся под властью мусульман. К ним принадле жала и большая часть палестинского побережья. Путешествие из Ие русалима - со стороны ли берега или из Малой Азии - было, таким об разом, далеко не безопасным предприятием. Без пилигримов сильно сократилось бы число рекрутов в ордена и количество переселенцев. Тамплиеры должны были большую опасность превратить в меньшую.

 

Вначале братство состояло всего из нескольких рыцарей17. Позже оно, однако, очень быстро расширило свои ряды. Характерное отличие заключалось в том, что вступали в него главным образом, французы. Официальное превращение братства в орден произошло лишь через де сять лет после его возникновения. Правила ордена были утверждены Римским Папой Гонорием II в 1128 г. (в следующем году они были одо брены на Соборе в Труа, а покровителем ордена стал сам Бернар Клер-восский). Опознавательным знаком тамплиеров были белые одежды с красным крестом на левой стороне груди и на левом рукаве.

 

Тамплиеры приносили традиционные монашеские обеты: беднос ти18 (его символ попал даже в герб ордена, изображающий двух бед ных рыцарей, едущих верхом на одной лошади19), чистоты и послуша­ния. Однако частично они были освобождены от молитвенного послу шания из-за необходимости защищать достоинство и свободу святых мест и христиан-паломников. В орден принимали исключительно неженатых мужчин: холостяков, вдовцов и монахов. Это могли быть только свободные люди - князья, рыцари, свободные земле пашцы (последние для поступления на нижние уровни - в братья-трудники). Принимали также и священников, которые исполняли в ордене обязанности капелланов. Поскольку этот священник не мог проливать кровь, большинство монастырских братии не принимала священнических обетов. Самой влиятельной группой в орденах были, конечно, рыцари. Из своей среды они выбирали Великого Магистра, который подчинялся только Римскому Папе. Братья-трудники хотя и были сильно ограничены в правах, численностью в несколько раз пре вышали рыцарей.

 

Орден очень быстро получил крупные пожертвования как в Свя той Земле, так и в Европе, главным образом, во Франции. Одновре менно они изменили главный характер своей деятельности. Забота о паломниках уступила место поддержке иерусалимских войск и оборо не города от нападений турок.

 

Иоанниты

 

Тамплиеры стали первым рыцарским орденом, который очень быстро доказал свою пригодность. Поэтому может только удивлять тот факт, что никто не старался развивать это направление. Никто не создавал из добровольцев новых орденов, но переоформлял в ордена уже суще ствующие религиозные организации и братства.

 

В 1099 г. иерусалимским госпиталем св. Иоанна и зданиями ита льянских купцов из Амальфи управлял провинциал Жерар де Торн из Прованса. Он сумел получить у Папы Пасхалия II в 1113 г. орденские правила, которые по сути дела являлись инструкцией по работе гос питаля и его персонала. Примерно в 1136 г. новый руководитель орде на Раймонд де Пюи ввел в него группу рыцарей. После принятия ор­денских обетов они должны были защищать от неверных госпитали и хосписы. Примерно в 1150 г. братство рыцарей-госпитальеров прак тически превращается в военную организацию. Изменяется его ста тус (в первом десятилетии XIII в.), а также название - с Госпиталье ров на Орден святого Иоанна (сегодня Суверенный Орден Мальтий ских рыцарей), а медицинско-благотворительная деятельность отсту пает на второй план. О том, что это было нарушением желания па пской курии свидетельствует письмо Папы Александра III Великому Магистру (ок. 1180), в котором он приказывает ордену отложить меч и вернуться к первоначальной заботе о больных и пилигримах20.

 

Правила и устав иоаннитов в конечном счете утвердил Папа Александр IV в 1259 г. Великий Магистр пожизненно выбирался главными рыцарями (окончательно его кандидатуру утверждал Па па). Среди рыцарей было множество могущественных из самых больших европейских семей, главным образом - итальянских. Свя щенники исполняли типично религиозные услуги. В отличие от тамплиеров, у иоаннитов количество священников было гораздо большим из-за того, что они осуществляли медицинскую деятель­ность. Братья-послушники могли быть или солдатами (оруженосца ми рыцарей, что открывало им возможность получения рыцарского звания) или работать в госпитале ордена. Члены ордена давали обе ты бедности, чистоты и послушания. Они принимали также обет ры царской чести.

Одежда членов ордена состояла из черной рясы и плаща такого же цвета, где на левом плече и левой части груди был нашит характер ный восьмигранный крест белого цвета21. В сражениях рыцари наде­вали на доспехи красную тунику с белым орденским крестом, кото рый сейчас называется мальтийским крестом. С XVI в. введена орден ская награда в форме мальтийского креста.

 

Помимо сражений, основной формой деятельности ордена была за бота о больных. Она, однако, была очень специфична. Она объединялась с исследовательской деятельностью. В своих больницах они тестировали новые лекарства. Для изучения человеческого тела они создавали анато мические театры. Уже в XIII в. иоаннитами были созданы медицинские школы, при которых открылись кафедры анатомии. Каждый четверг ме дики ордена должны были участвовать в ее работе. Иоаннитам приписы вается создание первых школ: хирургии, фармакологии, математики, морского дела. Они первыми стали обращать внимание на связь между соблюдением правил гигиены и распространением заразных болезней. Иоанниты получили право инспектировать бойни, пекарни и другие про довольственные объекты и закрывать их в том случае, если там не соблю дались гигиенические нормы. Помимо медицинской деятельности иоан ниты развивали на Востоке торговлю, садоводство, строили порты, раз­бивали виноградники и даже добывали соль из морской воды. Сущест венным элементом деятельности ордена были морские перевозки (вклю чая и пиратство), в которых иоанниты оказались большими мастерами. Вместе с тамплиерами они занимались перевозкой через море паломни ков и крестоносцев. Огромные суда ордена, вооруженные метательными машинами и хорошо оснащенные, обеспечивали безопасное от пиратов путешествие.

 

Иоанниты не были единственным госпитальным монашеским орде ном. Не меньшую по своей значимости роль играли в этом вопросе и крестоносцы.

 

В 1190 г., во время III Крестового похода, немецкие рыцари из Любека и Бремена, участвуя в осаде Аккры, открыли госпиталь для раненых земляков. Позднее, в ходе отступления из Палестины и возвращения на родину, госпиталь был ими передан капеллану Конраду и судебному исполнителю (коморнику) Бурхарду. Именно при них был учрежден Орден Госпиталя Пресвятой Девы Марии Немецкого Дома в Иерусалиме (позднее более известного в Польше и соседствующих странах под названием Крестоносцы). В деле его учреждения достаточно важную роль сыграл сын императора Фридриха Барбарос сы - Фридрих II, принц Пруссии. Такова официальная версия возник новения ордена.

 

Существуют, тем не менее, доказательства, что все могло проис ходить совсем иначе. Родословие братства могло иметь более старые корни, ибо в первой половине XII в., оно имело в Европе свои имуще ства. В 1143 г. Папа, решая имущественный спор меж иоаннитами и германскими крестоносцами решил его в пользу последних. Таким об разом, можно предполагать, что немецкое сообщество появилось не позднее первой половины XII в. (наверное после 1130) в качестве при юта длякнемецких странников и купцов. По уставу приют находился в подчинении иоаннитов. В этом нет ничего удивительного.

 

Немецкие земли - в особенности Пруссия, долина Рейна, Фран-кия - переживали период интенсивного развития. Экспансия населе ния этих земель имела также как восточное, так и северное направле ние. С одной стороны, это представляло собой пробы (в итоге доста точно эффективные) приведения в подчинение саксам земель запад ных славян, с другой, все более оживленные торговые отношения с Русью и Скандинавией, при посредничестве посещающих Готландию немецких купцов.

 

Возникновение рыцарского ордена было в определенной мере ес тественным явлением в процессе немецкой экспансии. В орден принимались исключительно немцы, причем, прежде всего, выходцы из северной ее части (позднее - все немецкоязычные особы22). Терри ториально (уже в масштабах деятельности монашеских орденов в на чале XVI в.) преобладали выходцы из Тюрингии, откуда происходил 121 рыцарь. В это время: из Франконии было 61 рыцаря, из долины Рейна - 53 и из Пруссии - 42. Важно добавить, что 452 известных чле на ордена происходили из 380 родов. Этот факт говорит о том, что среди родов крестоносцев повсеместно было принято "наследовать место в Ордене".

 

О более позднем периоде истории ордена - XII и XIII в. - нам изве стно гораздо больше. После капитуляции Аккры (1191) братство взя ло на себя обязанность заботы о больных в городе и ведением дел в доме для немецких паломников. В этом году, благодаря поддержке принца Фридриха Прусского, немецкий госпитальный орден получил благословение Папы Римского Климента III и стал самостоятельным религиозно-благодетельным сообществом. Достаточно быстро оно по лучило поддержку и вызвало заинтересованность не только со сторо ны Папы, но и прежде всего со стороны немецких правителей во гла ве с Генрихом VI. Он со своей стороны пожертвовал ордену имение в Италии. Его примеру последовали и другие. Монастырское имущест во было освобождено от каких-либо податей23. Папа Целестин III пре доставляя привилегии крестоносцам (22.12.1196) закончил процесс преобразования их в рыцарский орден.

 

В нем царила суровая дисциплина. Рыцари ордена без разреше ния настоятеля не могли даже писать и высылать личных писем (эти права имели только служащие ордена, имеющие печати). Получен ные письма можно было прочесть только при согласии и в присутст вии настоятеля. К принятию присяги ордену не допускалась моло дежь младше 14 лет. Юношей можно было принять, не на правах чле нов ордена, а только как воспитанников. Вначале в рыцари ордена могла быть принята особа не имеющая дворянского происхождения. Однако достаточно быстро эта практика была исключена.

 

Исключительной чертой Ордена Крестоносцев была его тесная взаимосвязь с императором.

 

В 1197 г. скончался Иерусалимский король Генрих VII, планиро вавший следующий крестовый поход. Королем Иерусалима был из бран Амори II, король Кипра. Результатом этих событий, повлекших за собой ожесточенную внутреннюю борьбу, стало возвращение кре стоносцев в Европу.

Share this post


Link to post
Share on other sites

СФЕРЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РЫЦАРСКИХ ОРДЕНОВ

 

 

Борьба с язычниками

 

Борьба с язычниками послужила исходным моментом в учреждении рыцарских орденов, легла в основу их идеологии. Конечно, в начальной своей форме имела она не политично-исторический, оттенок, а религи озный. Великий покровитель тамплиеров, Бернар Клервосский, с це лью пропаганды и вербовки написал знаменитую "Похвалу нового ры царства" (De laude novae militiae). Бернар объясняет в ней необходи мость борьбы с иноверцами и необходимость уничтожения их. Считает мусульман и язычников врагами Христа, значит злодеями, для которых нет места в Божием мире. По его утверждению: "Конечно, когда (хрис тианский рыцарь) убивает злодея, он не является убийцею, а - как уже говорил, - уничтожает зло и, таким образом, справедливо почитается мстителем Христовым и защитником Его исповедников. Христианин гордится убийством язычника, поскольку тем самым он показывает свою любовь ко Христу". К похвалам Бернара присоединились и другие выдающиеся люди той эпохи. Аббат Клюни, Петр Досточтимый - изве стный инициатор первого в европейской литературе перевода Корана на латинский язык - считал тамплиеров избранным Богом войском: "чтобы разбить князей этой земли и победить врагов креста". За этой религиозной фразеологией скрывалась программа использования аг рессивных устремлений в целях укрепления папских позиций и расши рения сферы его влияния. Другая известная личность XII в., Иоанн Са-лисберийский, писал: "Тамплиеры являются по сути единственными людьми, которые ведут справедливую войну (legitima bella)"24. От этого последнего предложения оставался только один шаг до того, чтобы эти "справедливые войны" назвать "священными", или религиозной обя­занностью каждого христианина, Божиим наставлением. Таким обра зом, можно ли удивляться тому, что "монахи в латах" с такой тщатель ностью выполнили этот "наказ справедливости и христианский долг". Они осуществляли его во многих местах.

 

1. Ближний Восток

 

Деятельность орденов на Ближнем Востоке относилась к ряду второ степенных явлений. Сначала тут появились крестоносцы, а лишь по том возникли рыцарские ордена. Таким образом, и поставленные пе­ред ними задачи как бы относились ко второстепенным: защита па ломников, обслуживание госпиталей и борьба с язычниками. Борьба за новые земли появляется тут значительно позже и относится скорее к землям недавно потерянным. С другой стороны в деятельности ор денских монастырей практически не проглядывается стремление об ращения в христианство иноверцев.

 

В зависимости от местоположения орденские монастыри обладали разной степенью свободы в вопросе ведения вооруженных действий. На Востоке была она больше, чем, например, в Испании. В 1168 г. правитель Антиохии Боэмунд III разрешил иоаннитам самостоятельно принимать решения о ведении военных действий, с правом подписа ния соглашений и перемирий с мусульманами включительно, которые он сам лично одобрит25. Ордена не только защищали, но строили здесь новые замки. В обязанности их входило участие рыцарей в совмест ных со светскими властителями битвах. Это дает нам возможность проследить активность их участия в борьбе с мусульманами. В оче редной раз оказывается, что многочисленность орденов не была так уж велика. В 1187 г. тамплиеры в битве при Креси потеряли 60 брать ев, а при Хиттине - 230, что составило практически всю их числен ность. Т. е., максимально орден мог выставить до 400 вооруженных братьев. Более 50 лет спустя в битве при Ла Форби (1244) Ордена тамплиеров и иоаннитов потеряли более 300 рыцарей каждый. В пер вом осталось 33, во втором 26 братьев26.

 

Еще большею была самостоятельность орденов на море. Сначала пользовались ею иоанниты, которые самостоятельно присоединялись к европейским морским союзам. В 1334 г. против хана Умуроя из Айдины, десять лет спустя - против Смирны (между 1374 и 1402 г. отвечали за ее оборону). В 1361-1367 гг. патрулировали и беспокоили турецкое побережье Анатолии. Четыре их галеры принимали участие в разграб лении Александрии в 1365 г. Наряду с тем они вели и собственные во енные кампании, и пиратские захваты, названые "корсо". Неоднократ но пресекали поставку снабжения мусульман, поддерживая тем самым военные действия на суше и способствуя падению окруженных мусуль манских крепостей. Вопреки всему такое поведение - пиратство - было повсеместно одобряемо и высоко ценилось. Наряду с орденами реша лись на это даже корабли королевской флотилии. Однако иоанниты бы ли в этом непревзойденными мастерами. В XVIII в. из известных 483 пиратских акций 183 (38%) проводились иоаннитами27.

 

Начиная со второй половины XVI в. иоанниты были единственным рыцарским орденом, ведущим военные действия на Востоке. Несмотря на то, что они ограничивались только действиями на море, тем не менее, были достаточно оживленными. В 1611 г. иоанниты атаковали Коринф и Керкенне (Тунис). В 1645-1669 гг. при поддержке венецианской флоти лии обороняли Крит. Принимали участие в турецкой войне 1718 г. Безус ловно, случались в равной степени и великие поражения. В 1570 г. при Лепанто орден потерял три галеры. Закат военной деятельности иоанни тов наступил приблизительно в 1794 г. К тому моменту были завершены последние фортификационные работы на Мальте, и уже не велись круп­ные боевые действия (только мелкие стычки)28. Орденская флотилия на считывала тогда 4 галеры, 2 линейных парусника и 2 фрегата.

 

2. На западе Европы

 

Территория Иберийского полуострова ранее была отмечена как кла дезь рекрутов для войск крестоносцев. Начиная с похода тамплиеров в 1143 г. Испания сделалась ареной крестовых походов против языч ников. В отличие от Святой Земли, где ордена защищали христиан ские поселения, тут ведут борьбу за захват новых территорий для христианства и, конечно же, для самих орденских монастырей. Наря ду с тамплиерами здесь достаточно сильно обозначили свое присутст вие иоанниты. Оба этих ордена были (если речь идет о численности рыцарей ордена) не так многочисленны, как в Святой Земле (и там, как помним, их силы не превышали 400 рыцарей). Во II половине XII в. около них возникают небольшие местные рыцарские ордена: Калатрава в Кастилии (1158), Св. Иакова в Лионе (1170), Монтегаудио в Арагоне (1173), Авиз в Португалии (1176), Св. Георгия из Альфамы (рубеж XII и XIII вв.), Пресвятой Марии Испанской (70-е гг. XIII в.).

 

Они брали за образец построение старших орденов.

 

Характерной чертой исключительно испанских орденов была их частичная зависимость и подчинение местной королевской власти (неоднократно проявлявшейся участием светских лиц в выборах Ве ликого Магистра и налогообложении монастыря). Подчинение вла стям и раздробленность влияли на краткосрочность существования испанских рыцарских орденов. Монтегаудио, например, в начале со­единился с орденом Св. Спасителя в Теруель (который до тех пор не проводил военной деятельности, а только выкупал пленных и забо тился о больных). В 1196 г. большинство братии было вынуждено соединиться с тамплиерами. Остатки осели в Монфраге у реки Тег в Кастилии, чтобы позднее быть включенными в Орден Калатрава. Орден Св. Иакова в свою очередь после разгрома при Моцлин в 1280

г. вынужден был воссоединиться с Орденом Пресвятой Марии Испанской. Прочие ордена, хотя и сохранились, не рисковали расши рять поля своей деятельности. Попытки склонения их к интервен ции на Святой Земле или на африканской стороне Гибралтарского полуострова не имели успеха.

 

Только на переломе XIV и XV вв. рыцарские ордена снова актив но включились в борьбу на юге Испании. На этот раз, однако, очень часто исполняли руководящие функции в локальных и даже коро левских войсках. В битве под Гренадой в 1491 г. из 10 000 воинов монахи составляли: 962 конных и 1915 пеших из Ордена Св. Иако ва, 266 конных из Алькантара, 62 иоаннита, и несколько десятков из Калатрава29.

 

3. В восточной части Центральной Европы

 

В Центральной Европе не создавались новые монастырские орде на, а действовали уже существующие. Это привело к тяжелым по следствиям. Так же как и Франция на протяжении десятилетий не могла справиться с тамплиерами, так и Польша призвала крестонос цев-тевтонцев, которые угрожали ее суверенитету на протяжении столетий. Последние между тем с кровавой эффективностью христианизовали Пруссию, и часть Восточной Прибалтики.

 

Однако, это вовсе не означает, что там вовсе не было местных ры царских орденов. В восточной части Центральной Европы появились ордена Кавалеров Меча - Тевтонцы (в Прибалтике, в 1202 г. по иници­ативе брата Альберта) и Братьев Добжиньских (в 1228 г. по инициа тиве брата Кристиана Прусского и князя польского Конрада Мазовецкого). Они должны были поддерживать локальную деятельность мис­сий, а при необходимости защищать западных христиан от нападений христиан восточных и язычников (татар). Деятельность их, однако, не имела большого успеха и под конец 30-х гг. XIII в. они вошли в со став Ордена Крестоносцев-тевтонцев.

 

С другой стороны Орден Крестоносцев был призван в Польшу с целью поддержки христианизации Пруссии и защиты от них поль ских границ. В 1230 г. крестоносцы предпринимают военные дейст вия против Пруссии. Сначала они утверждаются на территории Хел-мской Земли, откуда атакуют земли Помезании. Завоевание Помеза-нии произошло, главным образом, при помощи немецкого рыцарства, которое призвал на помощь ордену маркграф Мишни, Генрих Пре красный. За 10 лет крестоносцы целиком завладели Верхней Прусси ей (до р. Паслеки). Без сомнения коренное население бунтовало. Восстания были кроваво подавлены. Народно-освободительное дви жение окончательно прекратилось в 1283 г. В Пруссии создалось централизованное Государство Крестоносцев, в котором управляю щий класс составляли братья-рыцари немецкого происхождения, а подданных постепенно германизировали. Опасность, проистекаю щую со стороны нового государственного образования, в Польше за метили только после беззаконного захвата крестоносцами Гданьского Поморья в 1308-1309 гг.

 

В восточных областях Центральной Европы был засвидетельст вован только один случай битвы с язычниками, не связанный с мис сией христианизации крестового похода31. В 1241 г. защищая Поль шу от татар, в сражении у Легницы, участвовали тамплиеры. Боль шинство из них погибло.

 

Борьба с еретиками

 

Рыцарские ордена использовали тоже в борьбе с еретиками. Если пер воначальной их задачей была защита христианства, то еретики, бе зусловно, являлись для него большой угрозой. Рано или позже крес­тоносцы должны были отправиться против тех, кто не разделял догма тических взглядов Папы или не хотел признавать его власти.

 

Еретиков трудно было найти в Святой Земле. В Европе же их бы ло более чем достаточно. Главная борьба велась во Франции с альби гойцами32. Ранее известные как катары, в XII в. они прибыли на юг Франции, а потом в Испанию и Италию. По истечению неполных 100 лет активно выступило уже 16 альбигойских областей в Ломбардии, на юге Франции, и в Центральной Италии. Они остро критиковали христиан за отход от идеалов аскетизма, а высшее духовенство за ис порченность и стремление к светской власти и стяжанию богатств. Папа Иннокентий III уже в 1209 г. организовывал против них кресто вый поход, в котором приняло участие множество рыцарей Западной Европы, тамплиеры и иоанниты. Несмотря на захват владений альби гойцев на юге Франции, эти победы не принесли ожидаемых резуль татов, поскольку на стороне еретиков выступили даже крупные фео далы, например, граф Тулузы Ромуальд VI. Сражения возобновились примерно в 1215 г. и непрерывно продолжались до 1229 г. Со време нем они приняли форму не крестового похода, а феодальных войн. Ор денские войска практически участвовали только в первом периоде альбигойских войн (до 1210).

 

Борьба с христианами иных конфессий

 

Латинские государства Малой Азии, плод I Крестового похода, прак тически на протяжении всей своей истории воевали на два фронта. С одной стороны оборонялись от турков. С другой - жаждали расширить свои владения за счет Византии.

 

Во время III Крестового похода король Англии Ричард Львиное Сердце, не добившись успехов на материке, атаковал Кипр, отобрав его у византийцев. Как бы следуя его примеру, в 1306 г. иоанниты на­чали постепенный захват Родоса и близлежащих греческих остров ков. К 1309 г. весь остров был оккупирован войсками ордена. Боль шая часть жителей Родоса вынуждены были отступить от правосла­вия и подписать унию с Римом.

 

Сражения рыцарских орденов с христианами значительно чаще происходили в Европе, чем в Азии. IV Крестовый поход, в котором участвовали незначительные орденские соединения, вначале захва тил христианский город Задар на Адриатическом Побережье, а затем столицу Восточной Империи - Константинополь. Это стало предвест ником новых бед и несчастий, которые вскоре должны были обру­шиться на православных. Нельзя обойти вниманием активное учас тие трех главных орденов: тамплиеров, иоаннитов и крестоносцев, в расширении, а позднее обороне от греков Латинской Империи Кон стантинополя. С 1377 г. иоанниты пребывали в латинском княжестве Ахайя (Греция) на правах 25-летней аренды. Они должны были про тивостоять освободительному движению греков. Однако впоследст вии иоанниты были вытеснены турками.

 

Сражения с христианами других конфессий не менее активно происходили в северной части европейского континента. Польский князь Конрад Мазовецкий в 1237 г. пробовал захватить и разместить в Дрохочине Орден Братьев Добжиньских. Они должны были послу жить орудием захвата пограничных земель Киевской Руси и распро странять католицизм, несмотря на то, что земли эти были уже хрис­тианизированы Православной Церковью. Их владычество было ко ротким, и они были изгнаны войсками Даниила Галицкого.

 

Еще более ангажированный в борьбу с православием был прибал тийский отдел крестоносцев, Кавалеры Мечей (Тевтонцы). Их борьба с Русью началась уже с 20-х гг. XIII столетия.

 

В 1227 г. по инициативе Пскова было подписано перемирие. Ры цари Тевтонского ордена тогда перенесли свое наступление на другие участки. Уже в 1242 г. они ударили в направлении Новгорода, но бы ли разбиты отрядами св. Александра Невского.

 

Несмотря на многочисленные поражения, крестовые походы про тив православных длились почти два века. Еще в 1471 г. магистр Йо-ханн Вольтхус готовил поход против России (он не был реализован, поскольку магистра отозвали). В 1502 г., однако, орден разгромил русские войска. Наступление на Литву не вызывало протеста запад ного общества и поэтому крестовые походы всегда описывали как борьба не с православной Россией, а с языческой Литвой. Это было странно, поскольку когда в XV в. Литва заключила с Польшей унию, трудно было говорить о язычестве Литвы.

 

Война с христианами своего вероисповедания

 

Папы неоднократно поощряли крестоносцев к вмешательству во вну тренние конфликты в Иерусалиме и на Кипре, в споры между христи анами. Климент IV требовал от иоаннитов в 1267 г. поддержки для Карла Анжуйского в борьбе с родом Гогенштауфенов из-за господст ва в южной Италии. Поскольку это встречало сильное противоречие "традиционных рыцарских орденов", для подобных целей были созда­ны даже специальные ордена. В 1261 г. в Италии появляется Орден Преблагословенной Девы Марии, правила которого требовали защи щать веру, свободу Церкви и усмирять распри. В XIII в. вечная мечта Испании вытеснить мавров с Иберийского полуострова отошла на второй план из-за войн между отдельными княжествами, в которых ордена приняли большое участие. Ордена здесь сильно зависели от королевской власти, которая использовала их в своих светских пла нах. Очень часто владетели старались поставить на должности вели ких магистров своих детей, чтобы иметь над ними полный контроль. В 1385 г. внебрачный сын португальского короля Петра I стал магист ром ордена Авиз. Неоднократно дети властителей, которые не могли из-за того, что были женаты, занять в орденах должности магистров, заполняли собой другие высшие позиции. В 1456 г. с согласия Папы Калиста III испанский король Генрих IV стал администратором и уп равляющим хозяйством сразу в двух орденах: Святого Якова и Калат-равы. Это способствовало вовлечению орденов в военные и политиче ские интриги. В 1285 г., когда французы атаковали Арагон, местные ордена выступили на его защиту. В конце XIII в. в Кастилии во время внутренних сражений различные ордена поддерживали разные сторо ны на полях сражений. В 1347-1348 гг. почти все ордена выступили на стороне короля против народных восстаний. В 1356 г. ордена вошли в состав его войск в войне с Кастилией. Эта война завершилась только во второй половине XIV в., когда начался период битв с маврами за южную часть побережья полуострова - Гренаду.

 

Более "плодотворной" и лучше известной нам была деятельность Ордена Крестоносцев-тевтонцев. В 1308-1309 гг. они захватили Гданьское Поморье и хотели навсегда включить его в состав своего го­сударства. Однако на это они не получили согласия польского короля Владислава Локетка, который со все возрастающей тревогой наблю дал за ростом их могущества. Орден тогда вступил в союз с Иоанном Люксембургским и ударил в 1326 г. по принадлежащим Владиславу местностям Куявы и Великой Польше. (Локеток провел ответную кампанию, в ходе которой к 1328 г. отбросил орденские войска за ре­ку Оса.) Именно эти жестокие расправы, выжигание поселений, убийства женщин и детей заставили летописца более поздних времен Яна Длугоша назвать орденских рыцарей "разбойниками, помеченны­ми крестами". Победа Владислава Локетка в битве под Пловцами в 1331 г. не ослабила ордена. Битвы с крестоносцами продолжались еще почти 200 лет. В результате их на полях битв погибли тысячи и еще больше - при уничтожении населенных пунктов. Множество об винений, особенно в 1310 г., прозвучало в адрес крестоносцев на Пап ском трибунале. Им вменялись в вину грабежи христианских поселе ний. Даже архиепископ Риги обвинил крестоносцев в нападении. Об винения были весьма серьезными, поскольку этот орден хотели даже распустить.

 

Другим местом борьбы с христианами своего же вероисповеда ния были орденские государства, а в особенности территория прус сов, принадлежащая крестоносцам. С XV в. ордена были все меньше заинтересованы поддержкой аристократии. Она сосредоточила в своих руках огромную собственность и хотела получить долю в уп равлении государством. До сих пор аристократия личным участием поддерживала военные операции ордена (в положении служащих братьев). Позже из-за участия в войнах наемных солдат военная роль аристократии сошла на нет. Ордену выгоднее было селить в сво их государствах горожан и крестьян, которые платили налоги на со держание армии. Крестоносцы очень отчетливо дали понять прус ской аристократии, что не передадут ей даже самых маленьких уп­равленческих функций. Это привело к росту напряжения между ры царями и аристократией. В 1440 г. восстание организации "Прусский союз" привело к гражданской войне. В течение 14 лет крестоносцы сражались со своими подданными. Часто они грабили их собствен ность, жгли принадлежащие им деревни.

 

Забота о раненых, больных и бедных

 

Как мы уже упоминали, во II разделе этого исследования, забота о раненых и больных являлась одной из основных обязанностей боль шинства рыцарских орденов. В большинстве крупных замков были организованы больницы и приюты. Когда рыцари переходили на но вое место, они не бросали больных, а переносили их за собой, вме сте с добычей. О том, как значительны были объемы этой деятель ности, свидетельствуют записки пилигрима Иоанна из Вюрцбурга, посетившего больницу иоаннитов в Иерусалиме в 60-е гг. XII в.: "множество больных - как мужчин, так и женщин - собирается в разных зданиях и ежедневно возвращается к здоровью большой це ной. Когда я был там, я узнал от слуг, что численность больных до ходила до 2 тыс. человек". В те времена это была очень большая ци фра, почти равнявшаяся количеству орденских братьев. Даже тамплиеры, которые были призваны для заботы о паломниках, а не о больных, хоть и крайне редко, но строили собственные больницы, передавали бедным и больным одну десятую часть хлеба, который выпекался в орденских пекарнях.

 

Добавим, что такое же послушание ордена несли в других частях света. Правило испанского Ордена святого Якова гласило, что все за хваченные трофеи должны употребляться на содержание больниц и выкуп пленных христиан. Орден Монтегаудио после объединения с другим испанским орденом - Госпиталем Святого Искупителя в 1188 г. принял его призвание защищать больных и раненых.

 

В более поздние времена забота о больных хоть и отошла на вто рой план, но не прекратилась. Еще в 1440 г. иоанниты открыли на Ро досе больницу, поражавшую приезжих своими размерами и профес­сионализмом. Интересно то, что из всех орденов до наших дней дошел лишь орден иоаннитов, потому что отказался от военных действий ра ди помощи больным и нуждающимся.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Орден Госпитальеров (Иоаннитов)

(Alliance de Chevalerie des Hospitaliers de Saint Jean de Jerusalem )

 

Часть 1.

 

Этот Орден является, пожалуй, старейшим из известных двенадцати монашеско-рыцарских Орденов средневековья.

 

Из этой дюжины наиболее заметный след в истории средневековья вообще, и в частности, в истории Крестовых Походов оставили три - госпитальеры, тамплиеры и тевтоны. Орден Тамплиеров прекратил свое существование в первой половине XIV века, два других существуют и по настоящее время, хотя и не играют теперь сколько-нибудь заметной политической и военно-политической роли. Они выродились в благотворительные общественные организации, т.е. вернулись к тому состоянию, с которого начинались.

 

Этот Орден известен под рядом названий и к тому же с течением времени его названия менялись.

 

У нас в России он известен под следующими названиями:

*Странноприимный Дом Иерусалимского Госпиталя;

*Орден св.Иоанна Александрийского;

*Орден св.Иоанна Крестителя;

*Орден св.Иоанна Иерусалимского;

*Орден Святого Иоанна;

*Мальтийский Орден;

*Орден Госпитальеров;

*Орден Иоаннитов.

 

На французском языке известно название:

*Alliance de Chevalerie des Hospitaliers de Saint Jean de Jerusalem -Рыцарский Госпитальный Союз Cвятого Жана Иерусалимского.

 

На английском языке известны названия:

*Religious Military Order of the Roman Catholic Church-Религиозный УВоенный Орден Римской Католической Церкви;

*Order of Saint John -Орден Святого Джона;

*Sovereign Military Hospitaller Order of Malta-Суверенный Военный Госпитальный Мальтийский Орден;

*Sovereign Military Hospitaller Order of Saint John of Jerusalem, of Rhodes and of Malta - Независимый Военный Госпитальный Орден Святого Джона Иерусалимского Родосский и Мальтийский;

*The Chivalric Alliance of Hospitallers of Saint John of Jerusalem - Рыцарский Госпитальный Союз святого Джона Иерусалимского;

*The Order of St.John of Jerusalem -Орден Св.Джона Иерусалимского;

*The Order of the Knights of Malta -Орден Мальтийских рыцарей;

*Sovereign Military Order-Суверенный Военный Орден.

 

Известна также аббревиатура S.M.H.O.M. - Sovereign Military Hospitaller Order of Malta.

 

Название Sovereign Military Order of Saint John of Jerusalem, of Rhodes and Malta (Суверенный Орден Святого Джона Иерусалимского, Родосский и Мальтийский) было включено в название Ордена в 1936 году. Слово Hospitaller (Госпитальный) было принято в XIX веке и добавлено к ранее существовавшему наименованию. Слово Sovereign (Суверенный) было добавлено после потери Мальты в 1800 году , чтобы отразить автономный экстратерриториальный принцип; слова Military (Военный) и of Malta (Мальтийский) не отражают современное значение, но отражают его исторические и рыцарские традиции.

 

Руководители Ордена именовались:

 

* до лета 1099г. -Ректор (Rector);

*лето 1099 - 1489 - Основатель и Директор (Founder and Director) только Джерард, последующие - Магистр (Magistery);

*1489 -1805 - Гранд Магистр (Grand Magistery);

*1805-28.3.1879 - Лейтенант магистра (Lieutenant Magistery );

*28.3.1879-н.вр. -Гранд Магистр (Grand Magistery);

 

От автора. В нашей литературе больше принято именовать руководителей Орденов "Гроссмейстер" или "Великий магистр" вместо "Гранд Магистр". Это уже больше филологический спор и принципиального значения не имеет.

 

Орденом в разное время руководили (список неполный):

*1070 (1080?,1099 ?) -1120 - Gerard Beatified (Джерард Благословенный);

*1120-1160 - Raymond du Puy (Раймонд де Пюи);

*?-1217-? -Гарен де Монтегю;

* ? -1309-?- Fulk de Villaret (Фальк де Вилларэ);

*?-1441-? -de Lastic (де Ластик);

*? -1476-? -Helion Villeneuve (Гелион Вильнёв)

*? - 1481 - Pierre d'Aubusson (Пьер д'Обюссон);

*1481 -1534 -Philippe Villiers l'Isle Адам (Филипп Вилье де Лиль Адам);

*1534-? Хуан де Хоменес;

*1557-1568 - Jean Parisot de la Valette (Жан Паризо де ла Валетт) ;

*1568-1572 -Пьетро дель Монте;

*1572-1582 -Jean de la Cassiere (Жан де Ла-Кассиер);

*?-1603 -Алоф де Виньякур;

*?-1657 -Lascaris (Ласкарис);

*1657-? -Martin de Redin (Мартин де Редин);

*?-1685-? -Карафа;

*1697-1720 -Раймунд де Рокафуль;

?-? -Pinto de Fonseca (Пинто де Фонсека);

*?-1797 - Emmanuel de Rohan (Эммануил де Роган);

*1797-1798 -Ferdinand von Hompesch (Фердинанд фон Гомпеш)

*1798-1801 -Павел Петрович Романов (Голштейн-Готторпский);

*1803-1805 -Giovanni-Battista Tommasi (Джованни Батист Томасси);

*15.6.1805-17.6.1805 -Innico-Maria Guevara-Suardo (Инницо-Мария Гевара-Сардо);

*17.6.1805-5.12.1805 -Giuseppe Caracciolo (Джузеппе Карацциоло)

*5.12.1805-1814 -Innico-Maria Guevara-Suardo (Инницо-Мария Гевара-Сардо);

*1814-1821 -Andrea di Giovanni e Centelles (Андреа ди Джованни и Центеллес);

*1821-1834 -Antonio Busca a Milanese (Антонио Буска а Миланезе);

*1834-1846 -Carlo Candida (Карло Кандида);

*1846-1865 -Philip von Colloredo (Филлип фон Коллоредо);

*1865-1872 -Alessandro Borgia (Александр Борджиа);

*1872-1905 -Giovanni-Battista Ceschi a Santa Croce (Джованни-Батиста Чечи а Санта Кроче);

*1905-1931 -Galeazzo von Thun und Hohenstein (Галеаццо фон Тун унд фон Гогенштейн);

*1907-1931 -фактически за болезнью Галеаццо Орденом управлял лейтенант гроссмейстера -Pio Franchi de' Cavalieri (Пио Франчи де'Кавальери);

*1931-1951 -Ludovico Chigi Albani della Rovere (Людовик Чиги Албани делла Ровере);

*1951-1955 -Antonio Hercolani-Fava-Simonetti (Антонио Герчолани -Фава- Симонетти).(Имел титул лейтенанта гроссмейстера);

*1955-1962 -Ernesto Paterno Castello di Carcaci (Эрнесто Патерно Кастелло ди Карачи);(Имел титул лейтенанта гроссмейстера);

*1962-1988 -Angelo Mojana di Cologna (Ангело Моджана ди Колона);

*1988-настоящее время -Andrew Bertie (Андреа Бертье).

 

Неизвестно время правления гроссмейстера Дидье де Сен-Жайль (XIV-XV век).

 

orden-tamplier-1-6.gif

 

Отличительным признаком госпитальеров является белый восьмиконечный крест, известный также под названием "мальтийский крест" на черном плаще. Позднее, примерно с середины XII века белый восьмиконечный крест носится на груди на красном супервесте (суконный жилет, повторяющий покрой металлической кирасы и носящийся поверх кирасы или вместо нее).

 

На рисунке справа офицер Кавалергардского полка Русской Армии 1800 года в красном супервесте с белым мальтийским крестом ("гвардия, приданная Великому Магистру"). Российский император Павел I в 1798-1801 годах являлся Grand Master Мальтийского Ордена.

 

orden-gospital-6.jpg

 

К началу средневековья, Иерусалим стал главным местом паломничества христиан, хотя трудности, с которыми сталкивались путешественники, шедшие через страну постоянно находящуюся в неразберихе, разделенyю войнами и ссорящимися местными вождями, в сочетании с долгим путешествием через море, переполненное пиратами и мародерами, делал это предприятие чрезвычайно опасным.

 

А на Святой Земле почти не было христианских организаций, способных обеспечить ночлег, медицинскую помощь, питание пилигримам, которых, к тому же часто захватывали местные жители с целью получения выкупа.

 

Относительно точного времени рождения Ордена в разных исторических источниках приводятся разные даты. По некоторым источникам в 1070 году (за 25 лет до Первого Крестового Похода ) знатный рыцарь Герард (Джерард?) основал при уже существовавшем Странноприимном Доме в Иерусалиме священное братство, взявшее на себя заботы о христианских паломниках. По другой версии этог произошло в 1080 году и основатель не был рыцарем..

 

Историк Guy Stair Sainty сегодняшний официальный историограф Тевтонского Ордена утверждает, что большинство историков сходятся на том, что некий Gerard Beatified (Джерард Благословенный) родом из города Martigues что во французской провинции Прованс в момент взятия крестоносцами Иерусалима 15 июля 1099 года уже являлся ректором (Rector) или мастером (Master) Госпиталя в Иерусалиме.

 

Термин "госпиталь", который понимается сегодня всеми как военная больница или больница для раненных на войне, и понимается только как чисто медицинское учреждение, в те времена означал значительно более широкое понятие. Латинское слово "gospital" переводится, как "гость". Можно сказать, что Госпиталь того времени -это гостиница или приют, где путник может получить весь комплекс услуг, в которых он нуждается (ночлег, питание, лечение, отдых, защиту, безопасность, религиозные требы), причем в значительной мере бесплатно.

 

В период правления Джерарда Госпиталь являлся сугубо мирной организацией. Число мест в госпитале достигало 2 тыс. Использовались методы передовой тогда арабской медицины. Он создал первые Уставы Госпиталя, что для того времени, характерного отстутствием каких либо правил и установлений, было просто удивительно.

 

Госпиталь располагался возле Церкви Святого Джона Баптиста (Church of Saint John the Baptist) и недалеко от Церкви Гроба Господня (Church of the Holy Sepulcher) и Аббатства Санты Марии Латинской (Abbey of Santa Maria Latina).

 

Госпиталь был организован в двух отделениях - одно для мужчин посвященное Святому Иоанну (Saint John), другое (для женщин) посвященное Марии Магдалине (Mary Magdalen) и оба отделения находились первоначально под властью Аббатства Санты Марии Латинской (Abbot of Santa Maria Latina).

 

Помощь оказывалась раненным и больным любого вероисповедания, что приносило Госпиталю много доходов от благодарных пациентов и позволило Госпиталю стать независимым от Бенедиктинского Аббатства (Benedictine Abbot), вскоре после взятия крестоносцами города. С обретением независимости Госпиталь отказался от поклонения Святому Бенедикту (Saint Benedict) в пользу Святого Августина (Saint Augustine).

 

В 1107 году тогдашний христианский король Иерусалима Болдуин I официально утвердил монашеское Братство (Brotherhood) и закрепил за ним землю, на которой располагался Госпиталь.

 

На снимке панорама современного Иерусалима с видом на церковь Гроба Господня и места, где располагался Госпиталь.

 

Под руководством Джерарда братья сформировали себя в религиозное братство, принимая торжественные клятвы бедности, целомудрия и повиновения.

 

Чтобы символизировать свой отказ от всего мирского, они выбрали униформой простую одежду и белый крест, который позже стал восьмиконечным как символ восьми блаженств.

 

Буллой Postulatio Voluntatis от 5 февраля 1113, Римский папа Пасхалий II (Pope Pascal II) одобрил их устав, за исключением упоминаний о любых военных режимах работы.

 

Эта булла гласила:

" Нашему Почтенному Сыну Джерарду, основателю и Директору Иерусалимского Госпиталя (His Venerable Son Gerard, Founder and Director of the Hospital of Jerusalem) и его всем законным последователям и продолжателям ....,

Ты просил нас, чтобы Госпиталь, который Ты основал в городе Иерусалиме, около церкви Святого Джона Баптиста, должен быть укреплен по полномочию Папского престола и усилен защитой Апостола Святого Петра (Apostle Saint Peter), .. .......

Мы соглашаемся с твоими просьбами с отеческим милосердием, и мы подтверждаем по полномочию этого существующего декрета, этот Храм (House of God), этот Госпиталь (Hospital), повинуется Апостольскому Глазу, и защищен Святым Петром .....,

что Вы - действительный администратор и директор этого госпиталя, и мы желаем, чтобы, в случае вашей смерти, никто не мог быть помещен во главе его уловкой или интригой и что уважаемые братья могут избирать по воле Бога .......,

мы подтверждаем навсегда, и для Вас и ваших наследников ...

все преимущества, привилегии и имущество, которое это теперь имеется в Азии и Европе и которое может быть приобретено в будущем , освобождается от любых налогов." .

 

В последующие годы под эгидой Братства (Brotherhood) были основаны госпитали для паломников в Европе, в основном, в портовых городах Сант-Гилесе (Saint-Gilles), Асти (Asti), Пизе (Pisa), Бари (Bari), Отранто (Otranto), Таранто (Taranto) и Мессине (Messina). В этих госпиталях паломники могли приготовиться к паломничеству, дожидаться корабля и приготовиться к долгому и опасному путешествию через Средиземное море, а также отдохнуть после паломничества перед возвращением домой.

 

Джерард умер в 1120 году и день его смерти до сих пор числится в календаре Мальтийского Ордена.

 

Но еще до смерти Джерарда к Братству присоединяется группа рыцарей крестоносцев во главе с неким Раймондом де Пюи (Raymond du Puy) родом из Прованса. (который позднее стал после Джерарда вторым руководителем Госпиталя)

 

Не вполне точно известно, когда Братство стало заниматься функцией военной защищиты Гроба Господня (Holy Sepulcher) и бороться c неверными везде, где обнаружит. Примерно считается, что между 1126 и 1140 годами .

 

Первая военная задача, выполняемая новыми братьями рыцарями была физическая защита паломников шедших от Яффы (Jaffa) до Иерусалима (Jerusalem) от постоянно беспокоящих их бандитов. Очень быстро задача разрослась до обязанности очищать окрестности от разбойников и вообще от неверных.

 

С этого времени и до времени падения Мальты Мастера (Masters) или Гроссмейстеры (Grand Masters) (с 1489), были, и религиозными руководителями (Religious Superiors) и военными командирами рыцарей (Military Commanders of the knights).

 

Таким образом, между 1126 и 1140 годами Братство все больше становится военно-религиозной организацией, хотя функции призрения слабых и больных паломников сохранялись.

 

В это же период наименование организации "Братство" (Brotherhood) заменяется на "Орден" (("Ordo" (Order)), как это уже было принято в военно-религиозных сообществах в Европе.

 

Точных сведений относительно происхождения первых рыцарей-госпитальеров не имеется. Вполне очевидно, что подавляющее их большинство было французами, т.к. основная масса крестоносцев Первого Крестового Похода была из Франции и Раймонд де Пюи также был французом. Однако, большинство госпиталей Ордена в Европе размещались в южной Италии, а большая часть пожертвований шла из Испании. Поэтому есть все основания полагать, что среди рыцарей-госпитальеров имелось немало итальянцев и испанцев.

 

В 1137 году Римский папа Иннокентий II утвердил правило, согласно которому, ранее вступивший в Орден брат не имел права самостоятельно снять с себя обет, Для этого требовалось согласие всех остальных братьев.

 

Вступавшие в орден принимали три обычных монашеских обета - безбрачие, бедность и повиновение

 

Первоначально не требовалось никаких доказательств своего благородного происхождения, чтобы стать рыцарем-госпитальером. Само наличие дорогостоящего оружия, защитных доспехов, боевого коня уже указывало на благородство. Нередко для выполнения военных задач привлекались временно и не состоящие в братстве рыцари. Однако к 1206 году члены Ордена уже делились на классы, к первому из которых принадлежали только рыцари. Руководящий состав мог избираться только из их числа. Ко второму классу принадлежали орденские священники, так называемые "служащая братия"(сержанты), сотрудники госпиталей, к третьему классу обслуживающий персонал. Последний класс обетов монашества не давал. В бою участвовали рыцари и сержанты.

Кроме братьев ряд привилегий и защиту Ордена получали также так называемые "собратья" (confratres) и "дарители" (donati), т.е. те, кто помогал Ордену или непосредственным участием в боевых действиях или же материально. Этой системы в других Орденах не было

 

Орден очень быстро становился мощной военно-монашеской организацией. Его военная мощь уже в 1136 году побудила корорля Иерусалима передать госпитальерам крепость Бетгемлин (Bethgibelin), важный стратегический пункт на южной границе, прикрывющий порт Ашкалон. Госпитальеры за свой счет укрепили и расширили крепость.

 

Чем объяснить возникновение и очень быстрое развитие военно-монашеских Орденов в начале XII века, и ордена госпитальеров. в частности?

 

Дело в том. что монархи и крупные феодалы того времени были хорошими воинами, зачастую неплохими военачальниками, но вовсе никакими администраторами. Можно сказать, что все они были просто разбойниками в королевских мантиях. Завоевывать территории и крепости они умели, грабить их тоже. Но XII век был веком становления государственности. Общественное развитие требовало стабильных границ, законов, стабильности страны. И только военно-монашеские Ордена с их тщательно разработанными уставами и членами, научившимися их исполнять, связанными единой целью, не имеющими своих собственных своекорыстных интересов, скрепленных дисциплиной и имеющие в руках постоянное обученное и сплоченное войско могли быть и были на деле очагами, зародышами возникновения государств.

 

Именно это привлекало к Орденам и королей, видевших в этих организациях свою опору, и состоятельных людей, ищущих прочной защиты от произвола крупных феодалов, и католическую церковь, видящую в Орденах средство укрепления власти паспкого престола.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Госпитальеры, будучи хорошими администраторами, привлекали к работе выдающихся строителей. медиков, архитекторов, оружейников того времени, создавали сеть укрепленных пунктов по границам королевства, организовали своего рода пограничную службу, препятствуя проникновению в страну мусульманских отрядов.

 

orden-gospital-4.jpg

 

Между 1142 и 1144 годами госпитальеры приобрели пять графств в округе Триполи, суверенное княжество на севере королевства. Всего к этому времени в руках госпитальеров находилосб уже около 50 укрепленных замков. включая такие важные крепости Крак де Шевалье ((Krak des Chevaliers (Crac)) и Маргат (Margat). Руины этих замков и поныне высятся на господствующих высотах над долинами, напоминая о временах Крестовых Походов и власти христианства над этими землями.

 

На снимке выше руины орденского замка Крак де Шевалье.

 

На снимке справа руины орденского замка Маргат.

 

Рыцари Ордена, понимая свое могущество, были не очень щепетильны с церковными властями. Они просто-напросто вытеснили из центра Иерусалима аббатство Санты Марии Латинской и заняли, ранее принадлежавшие аббатству здания.

 

Госпитальеры принимали активное участие во Втором Крестовом Походе, внося а ряды крестоносцев элементы порядка, организованности что помогло одержать ряд побед.Однако, поход закончился провалом.

 

В довольно таки продолжительный полувековой промежуток времени между окончанием второго Крестового похода (1148) и началом третьего Крестового похода (1189) история северной Африки богата событиями борьбы между христианами и мусульманами. Здесь было все - и свирепая жестокость и тех и других, и заключения союзов, и предательство и успешные штурмы городов как с одной стороны, так и с другой. Во всех этих событиях госпитальеры принимают самое активное участие В 1177 госпитальеры вместе с тамплиерами участвуют в битве при Аскалоне и вносят существенный вклад в победу христиан. Мусульмане во главе с Атабеком Нуретдином сумели организовать отпор крестоносцам. В 1154 году он овладел Дамаском и начал наступление на Иерусалимское королевство.

 

В 1187 году Саладин вторгается в Иерусалимское королевство и осаждает Тивериаду. Он захватывает город.

 

В течение нескольких недель все крепости королевства пали. Затем наступила очередь и самого Иерусалима и Тира. К этому времени раздоры между тамплиерами и госпитальерами, включая военные стычки и серьезные бои, привели к ослаблению обеих Орденов, взаимной неприязни и недоверию. Настоящей обороны Иерусалима организовано не было и город пал.

 

В 1189 году начинается Третий Крестовый поход. К 1191 году после двухлетней осады крестоносцам удается овладеть крепостью Сен-Жан д`Акр (Акра).

 

15 июля 1199 года, т.е. в самом начале Четвертого Крестового похода крестоносцам удается вновь овладеть Иерусалимом.

 

В первой половине - середине XIII века госпитальеры являются основной военной силой христиан в Палестине и сдерживают натиск мусульман. Они принимают участие в V, VI, VII Крестовых походах. В 1244 году в конце VI Крестового Похода в битве под Газой госпитальеры терпят серьезнейшее поражение. В плен попадает магистр и много рыцарей.

 

Но в 1249 году госпитальеры принимают участие в VII Крестовом Походе. И снова неудача - проигрыш битвы при Мансуре, в ходе которой в плен попадают магистр и 25 высших руководителей Ордена.

 

Крестоносцев преследует одна неудача за другой. Госпитальеры становятся арьергардом последних Крестовых Походов. Они продолжают удерживать свои крепости, даже когда другие крестоносцы уже покидают Палестину.

 

Крак де Шевалье они удерживают до 1271 года, Маргат до 1285 года. Когда пал Иерусалим в 1187 году, госпитальеры перенесли свою резиденцию в Акру (Сен Жак д`Акр). Но в 1291 году пришлось оставить и последний оплот христианства в Палестине. Раненый магистр Ордена Иоаннитов, прикрывавших эвакуацию горожан и посадку их на корабли взошел на борт корабля последним.

 

Так закончилась эпоха Крестовых Походов, а с нею и эпоха расцвета и величия военно-монашеских орденов. Орденам предстояло искать свою нишу в новых исторических условиях.

 

Тевтоны отсрочат свое падение тем, что переключатся на христианизацию Прибалтики.

 

Тамплиеры так и не найдут своего места в Европе и будут в 1307 году разгромлены опасавшимися за свою власть французским королем Франциском Красивым и Папой римским Клементом V.

 

Госпитальеры, разместившись сначала на острове Кипр, а затем перебравшись на остров Родос продлят свое активное существование морскими операциями на Средиземном море против пиратов.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я одного не нашёл - опровержения моего тезиса, что:

 

рыцари, пришедшие в иерусалим под знамёнами раннесредневековых королей нЕбыли убийцами-профессионалами???

 

Изначально в Иерусалим прибыли рыцари. Просто рыцари. Ребята из благородных семейств, закованные с ног до головы в железо и ставящие перед собой вполне мирские цели:

а) Добиться славы

б) Разбогатеть

в) Приблизиться к властьимущим

И только малая часть из них шла воевать именно за идею.

Рыцари по умолчанию ВСЕГДА были самой плохоорганизованной частью войска. мощной - да. Но организации никакой. именно по этой причине крестоносцы проиграли битву за Иерусалим, а позднее за Византию. И это то-же факт. Рыцари никогда не парились общей идеей. Каждый рыцарь был сам за себя. Ибо так гласил рыцарский кождекс чести. Рыцарское братство - МИФ. Миф, который воздвигли в средние векА в дамских романах.

Теперь о монашествующих рыцарях.

То-ж никакой романтики. Те-же холодные убийцы, только вид с боку. Да, у них появилась некая ИДЕЯ. У каждого своя. Скажешь, между рыцарскими орденами нЕбыло стычек и соперничества? Да сплошь и рядом по всей Европе. От испании до Ливонии.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Я одного не нашёл - опровержения моего тезиса, что:

 

 

 

Изначально в Иерусалим прибыли рыцари. Просто рыцари. Ребята из благородных семейств, закованные с ног до головы в железо и ставящие перед собой вполне мирские цели:

а) Добиться славы

б) Разбогатеть

в) Приблизиться к властьимущим

И только малая часть из них шла воевать именно за идею.

 

Это наиглубочайшая ошибка. Где то начиная с третьего похода в Европе среди рыцарства действительно стало модным отправляться в Палестину за славой, ибо в Европе сложилась некая аура легендарности рыцарства. К первым походам просто никак не применимо

 

Рыцари по умолчанию ВСЕГДА были самой плохоорганизованной частью войска. мощной - да. Но организации никакой. именно по этой причине крестоносцы проиграли битву за Иерусалим, а позднее за Византию. И это то-же факт.

 

Только потому что ты сказал "это факт" "это" фактом не стало. Рыцари всегда были самой хорошо организованной частью армии ибо жеско подчинялись суверену. Только рыцари, примыкавшие к армии на марше и никакого на самом деле отношения к самой армии не имевшие, не признавали дисцыплины и постоянно ввязывались в личные поединки посреди сражения.

 

Рыцари никогда не парились общей идеей. Каждый рыцарь был сам за себя. Ибо так гласил рыцарский кождекс чести. Рыцарское братство - МИФ. Миф, который воздвигли в средние векА в дамских романах.

 

И это не правильно. Не имея общих целей рыцари всегда имели общую идею, идею рыцарства. Я уже писал тебе и повторюсь. Посвящение в рыцари — это этическое и социальное развитие обряда инициации, вручения оружия молодому воину, а никак не принятие его в некую тайную секту убийц. Военные игры как таковые имеют очень древнее происхождение и некогда были полны священного смысла. Рыцарские ордена не следует отделять от мужских союзов, бытующих у первобытных народов.

 

Теперь о монашествующих рыцарях.

То-ж никакой романтики. Те-же холодные убийцы, только вид с боку. Да, у них появилась некая ИДЕЯ. У каждого своя. Скажешь, между рыцарскими орденами нЕбыло стычек и соперничества? Да сплошь и рядом по всей Европе. От испании до Ливонии.

 

1. Слово «ordre» сочетало в себе нераздельное множество значений:от понятия высочайшей святыни — до весьма трезвых представлений о принадлежности к той или иной группе. Этим словом обозначалось общественное состояние, духовное посвящение и, наконец, монашеский и рыцарский орден. То, что в понятии «ordre» (в значении «рыцарский орден») действительно видели некий духовный смысл, явствует из того факта, что в этом самом значении употребляли также слово «religio», которое, очевидно, должно было относиться исключительно к духовному ордену

 

2. Мы ведем разговор о первых орденах и их духе, целях и идеалах. "сплош и рядом по Европе" это не о них.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Это наиглубочайшая ошибка. Где то начиная с третьего похода в Европе среди рыцарства действительно стало модным отправляться в Палестину за славой, ибо в Европе сложилась некая аура легендарности рыцарства. К первым походам просто никак не применимо

 

Само рыцарство возникло за многие векА до крестовых походов. И в массе своей благодаря именно бродячим наёмникам. Т.е. профессиональным военным. Иными словами кадровым убийцам, без роду, без племени. Именно от этих солдат удачи и идёт ранне средневековое рыцарство. Само это слово в очень раннее средневековье (VI-VII века) подразумевает "наёмник".

Потом, спустя пару веков, сюзеренам стало выгодно не нанимать пройдох и авантюристов, а держать их при себе. Это и выгоднее и спокойнее. Данная мысль послужила началом более доверительных отношений, путём приближения особо отличившихся и обозначения их среди прочих.

Так родились рыцари, рейтеры и шевалье, которые благодаря всяким бенефициям стали обретать некое подобие отдельно взятой касты.

Остальное - легенды

 

Рыцари всегда были самой хорошо организованной частью армии ибо жеско подчинялись суверену. Только рыцари, примыкавшие к армии на марше и никакого на самом деле отношения к самой армии не имевшие, не признавали дисцыплины и постоянно ввязывались в личные поединки посреди сражения

 

На самом деле большенство рыцарей вливалось в армию вассала вместе, с приводимой ими пехотой, состоящей по большей части из удельных крестьян. Именно из таких кусков и складывалась раннесредневековая армия.

Но дальше-больше. Как только начиналась битва, у доблесных рыцарей закрывалась ширма, и они неслись на своих скакунах обутых в броню сквозь ряды своих-же крестьян. Тут к стати надо отметить, что у рыцарец считалось особым шиком пронестись галопом сквозь ряды противника, развернуться и пронестись обратно. Эт ваще было самым писком. Скока при этом было потоптано своих и чужих не волновало никого. Но что было важнее всего, так это встреча с достойным противником! Ради вот такой лихой рубки щит в щит и жили рыцари. Что до тактики боя, то полководцы ПРОСИЛИ рыцарей просто держать строй. ПРОСИЛИ, ибо приказать рыцарю не мог никто! При малейшем признаке победы рыцари кидались грабить лагерь противника. Забыв обо всём.

Рыцарская честь понималась весьма своеобразно. Устав тамплиеров разрешал рыцарю нападать на противника спереди и сзади, справа и слева, везде, где можно нанести ему урон. Но если противнику удавалось заставить отступить хоть нескольких рыцарей, их соратники, заметив это, как правило, ударялись в паническое бегство, которое не в силах был остановить ни один полководец (как, впрочем, и управлять боем после начала атаки). Сколько королей лишились победы только потому, что преждевременно теряли голову от страха!

Никакой воинской дисциплины у рыцарей не было и быть не могло. Ибо рыцарь — индивидуальный боец, привилегированный воин с болезненно острым чувством собственного достоинства. Он профессионал от рождения и в военном деле равен любому из своего сословия вплоть до короля. В бою он зависит только сам от себя и выделиться, быть первым может, только показав свою храбрость, добротность своих доспехов и резвость коня. И он показывал это всеми силами. Да кто же тут мог что-то ему указать, приказать? Рыцарь сам знает всё, и любой приказ для него — урон чести. Такое самосознание рыцаря было хорошо известно полководцам, государственным деятелям — светским и церковным. Видя, что несокрушимые всадники терпят поражения из-за своей горячности и своеволия, вылетая в атаку разрозненными группами, и зная, что тяжёлая конница непобедима, когда наваливается всей массой, государственная и церковная администрации принимали меры, чтобы навести хоть какой-то порядок. Ведь к тому же рыцарей было мало. Например, во всей Англии в 70-х гг. XIII в. насчитывалось 2750 рыцарей. В боях участвовало обычно несколько десятков рыцарей, и лишь в больших сражениях они исчислялись сотнями, редко переваливая за тысячу. Понятно, что это мизерное количество полноценных бойцов нельзя было растрачивать, распылять по мелочам. И тогда с конца XI в., во время крестовых походов, стали возникать духовно-рыцарские ордена со строгими уставами, регламентирующими боевые действия.

Но самый крепкий порядок был, разумеется, в бандах отрядах рыцарей-наёмников, расплодившихся в XII—XIV вв., предлагавших свои услуги кому

угодно и грабивших всех подряд в мирное время. Именно для борьбы с этими бандами и были созданы в XIV в. французскими королями впервые в

средневековой Европе регулярные армии — маленькие, состоявшие из разных родов войск, где воины служили за плату постоянно. Надо сказать, что вся строгость рыцарских воинских распорядков иссякала в тех разделах, которые трактовали боевые действия. То есть строгость была, но требования были самыми общими: не покидать и не ломать строй, обороняться при неудаче, а не сразу бежать. Не начинать до победы грабить лагерь противника.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Капрал

 

Я рад что наша беседа заставила тебя почитать хоть немного истории. В чтении рождается истина.

 

 

Я с удовольствием тебе объясню очередную твою ошибку о возникновении рыцарства из наемников, но пока я тебе замечу о том, что мы с тобой говорим не о рыцарстве в целом, а о возникновении боевых монашеских орденов и о твоем понимании (или не понимании) тех идеалов, на которых они возникли.

 

Так зче приведу цитату Теберия в ответ на эту тему:

 

Tiberij

6:36

Бугага!! Можеш ему процитировать

:lol:

Share this post


Link to post
Share on other sites
Капрал

 

Я рад что наша беседа заставила тебя почитать хоть немного истории. В чтении рождается истина.

 

 

Я с удовольствием тебе объясню очередную твою ошибку о возникновении рыцарства из наемников, но пока я тебе замечу о том, что мы с тобой говорим не о рыцарстве в целом, а о возникновении боевых монашеских орденов и о твоем понимании (или не понимании) тех идеалов, на которых они возникли.

 

Так зче приведу цитату Теберия в ответ на эту тему:

 

 

:lol:

 

Дед. Всё, что я тебе привёл и частично накопипастил ничуть не расходится с тем, что я изначально заявил. Копипастил я тебе из тех источников, которые читал ранее, так что твой пасаж про "заставил тебя почитать" звучит несколько смешно, ибо твои первоначальные посты то-ж сплошь копипаст, местами просто неуместный.

 

Про рыцарей я выложил материал для того, что нельзя начинать говорить об рыцарских орденах, не поняв ситуацию в которой они возникли. Это-ж элементарно, Ватсон.

К вечеру поговорим и об орденах.

ПиСя. Цитату Тиберия не понял.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Капрал

 

Я отлично знаю что ты написал, читал все это много раз и много раз убеждался в том, что читать надо все, а верить избирательно. Понимание возникновения рыцарства от наемников есть историческая ересь если относиться к этому буквально. Давай я тебе кое что расскажу с самого начала.

 

Подавляющее большинство Германских племен, окупировавших Европу в 3 веке, имели армии, состоявшие из большого числа всадников, как например армии Ostrogoths. Но как ни странно не Германци а Франки доминировали западной и центральной Европой после падения Римской империи. Их армии состояли из пехоты хотя командиры этих пехотных соединений как правило двигались в битву на лошадях. Это делалось в основном из двух соображений: они меньше уставали, особенно учитывая то, что к тому времени елитные солдаты (командиры) уже начинали носить тяжелые доспехи, и давало возможность елитной группе армии быстрее реагировать на набеги противника, особенни абеги мусульман где то в начале 7 века.

 

Именно армии франкского вождя Чарльза Мотела победили арабов в битве пти Туре в 732 году, и эти армии состояли в основном из пехоты. Елита его армии, приехав в битву на конях, слезла с них и билась в пешем строю.

 

В 8 веке Европа вошла в то, что мы называем Carolingian Age. Франки занимались войнами и все более значимая часть армии перемешалась вместе с императором на конях, мотаясь из одной части империи в другую, Именно в эти время франки стали создавать настоящую кавалерию, бившуюся верхом, а та ковалерия, которую использовал Мотел, ушла в прошлое.

Именно поетому и слово "рыцарь" ассоциируется именно с всадником на коне с копьем в руке. Позднее, где то в 14 веке, ногие рыцари снова стали биться в пешем строю, но это позднее.

 

Именно эти всадники и помогли успеху франков. Император стал награждать их кусками земли, которые назывались кажется "бенефитами". Они давались императорам прямо "капитанам" групп, а те, в свою очередь, раздавали бенефиты своим подчиненным. Постепенно, и особенно после смерти императора Чарлса 1, озникло своего рода сословие этих земельных баронов, и наконец Charles the Bald провозгласил и утвердил наследственные права этих капитанов армии на подаренную им землю.

 

Далее в Европе последовал бардак 9 и 10 веков, когда централизованное правление распалось и сменилос' возникновениемраздельных Западного и Восточного государств франков, посже ставших Францией и Германией. Именно в этот период новый класс военных землевладельцев и создался окончательно. Во многом причиной было и то, что зашита от набегов против Викингов, Мадьяр или сараацинов стало делом местных властей, а не обще государственной затеей.

 

Результатом наследственности на земли, полученные от императоров в награду за воинские заслуги, стало возникновение класс воинской елиты, конных войном или рыцарей, которые в последствии все более воспринимались в Европе как настоящие воины.

 

Так что, мой друг, не рыцари произошли от наемников, а скорее наоборот, многие рыцари стали наемниками. Но к нашей теме это отношения не имеет, ибо возникновение сословия рыцарей отнюдь никак не повлияло на события в Палестине, которые подтолкнули наиболее блгородных людей тогдашнего общества сплотиться и стать плечом к плечу для зашиты их идеалов, тех самых идеалов, которые ты так небрежно оскорбил.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Именно эти всадники и помогли успеху франков. Император стал награждать их кусками земли, которые назывались кажется "бенефитами". Они давались императорам прямо "капитанам" групп, а те, в свою очередь, раздавали бенефиты своим подчиненным. Постепенно, и особенно после смерти императора Чарлса 1, озникло своего рода сословие этих земельных баронов, и наконец Charles the Bald провозгласил и утвердил наследственные права этих капитанов армии на подаренную им землю.

 

дед, я ща немного занят, но постарайся ответить на простой вопрос, а почему именно в восьмом веке получило распространение конницы? не раньше?

Share this post


Link to post
Share on other sites
Капрал

 

Я отлично знаю что ты написал, читал все это много раз и много раз убеждался в том, что читать надо все, а верить избирательно. Понимание возникновения рыцарства от наемников есть историческая ересь если относиться к этому буквально. Давай я тебе кое что расскажу с самого начала.

 

Лэйзи

 

 

Происхождение знатных домов Европы имеет к рыцарству довольно отдалённое отношение. До относительно недавнего времени рыцарем мог стать кто угодно. Ну просто даже кучер барина. Совершенно не требовалось НИКАКОГО происхождения. Важно было присягнуть сеньору. Ну а что по началу это была за присяга? Да обычная купля-продажа услуг. Сань, не забывай, что это дело происходило уже ПОСЛЕ падения Рима. В Европе царил хаос и каждый деревенский староста мнил себя цезарем. Естественно, каждый более-менее умевший орудовать мечём был на вес золота.

Ты тут описываешь как из болот средней Европы вырасло рыцарство, села на коней и вооружившись копьями помчалось в атаку. Я нигде не обнаружил расхождения с моим тезисом о начале рыцарства и опровержение его наёмном прошлом.

Тяжёлая конница появилась в Европе не тогда, когда этого потребовал к примеру Карл Великий. Совсем нет. Даже если он захотел-бы создать тяжёлую кавалерию из закованных в латы войнов, он мало чего мог предложить, пока...

Вот тут и вступает в разговор мой вопрос, заданный выше.

Так почему тяжёлая конница появилась именно в восьмом веке?

Ответ прост:

В ВОСЬМОМ ВЕКЕ В ЕВРОПЕ ПОЯВИЛОСЬ СЕДЛО СО СТРЕМЕНЕМ, без которого тяжело вооружённый всадник просто падал-бы с лошади.

Именно появление седла, лУки, в которую упирались спиной для того, что-бы держать тяжёлое копьё и стременА, в которые упирались ногами, позволили создать тяжёлую конницу.

До этого всадники носили высокие ботфорты со специальными приспособлениями на коленях.

Второе.

Я с трудом могу представить в ранней Европе наличие профессиональной армии. Обычно воевало ополчение, которое сеньор собирал в случае надобности. Оружие этим крестьянам и ремесленникам выдавалось из арсенала сеньора. Никакой военной подготовки нЕбыло. Если Сюзерен и его вассалы (связанные клятвой и одарёные подачками) ещё и обладали каким навыками, то войско его порой даже не представляло чё делать с этим мечём. Порой доходило до абсурда. Понимая, что кавалерия всё больше противостоит пехоте и не имея возможности набрать прфессионалов в армию, некто Карл Лысый обязал франков найти себе по сеньёру. Прикинь? Т.е. нанять себе защитника, который-бы бился за сеньора, а сами франки шли в пехоту к наёмнику и становились его кнехтами, лучниками и алебардщиками. О дисциплине боя ваще речи нет, как и о тактике. Нужно-ли приводить тебе истории баталий, что-б ты понял, что своё место в строю рыцари так и не обрели за всю свою историю. Куда их только не ставили, они везде мешали. Единственное место, которое они для себя облюбовали - авангард. Тока так и не иначе. Римляне с их тактикой фланговой кавалерии наверно рыдали на плече Марса.

 

Так и родилось рыцарское сословие.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Капрал

 

Для меня история рыцарства это не отвлеченные знания, вычитанные из интернета. Это то, что в свое время подталкнуло меня пойти получить второе образование, историческое, замечу. Я тебе рассказал в кратце как оно было на самом деле. Заниматься спором с тобой я не собираюсь ибо это глупо. Это все равно что я стану спорить с тобой о твоей профессии. Я тебе говорю фактами, могу дополнить рефератами виднейших историков за последние лет 300, ты мне долбиш домысли и представления, основанные на интернетовском уровне. Захочеш что то узнать конкретное, спроси. А так извини, занимайся этим с Вараном. Есть несколько тем, медицина, теннис, история, на которые я готов спорить с профессионалом, готов слушать профессионала, готов отвечать на вопросы, но совершенно не готов вступать в полемику, из которой я ничего нобого для себя не подчерпну, а буду только выслушивать постулаты, звучащие для мена как ересь. Например теория "ополчения". Извини, это бред. Как и теория седла со стременм и возникновения тяжелой конницы в 8 веке. Посмотри на интернете значение понятия "kataphraktoi". И посмотри к какому году это относится. Потом почитай труды Аммиануса Марселинуса, римского война и историка 3 века, который весьма детально описывал персидских рыцарей:

 

All their companies clad in iron, and all parts of their bodies were covered with thick plates, so fitted that the stiff joints conformed with those of their limbs; and forms of the human faces were so skillfully fitted to their heads, that since their entire bodies were covered with metal, arrows that fell upon them could lodge only where they could see a little through tiny openings opposite the pupil of the eye, or where through the tips of their noses they were able to get a little breath."

 

Повторю,Мерселинус, последний историк Римской Империи, писал об этом в 3 веке. Извини, не нашел перевода на русский, в свое время читал книгу издания года 1870. Могу нарыть тебе массу информации о коннице Александра Македонского. И о том, как Великий использовал обычную конницу и тяжелую ковалерию.

 

 

Я тебе порекомендую почитать пару трудов:

 

Arnold, Benjamin, German Knighthood, 1050-1300 Oxford:Clarendon Press, 1985.

Oakeshott, Ewart; A Knight and his Horse, Rev. 2nd Ed. USA: Dufour Editions, 1998

 

Я тебе так же от всей души рекомендую найти и прочитать "феодальный закон Иерусалима", написанный Сэром Филипом Наварским, (1195 – 1265), рыцарем, поэтом, музыкантом, дипломатом и адвокатом, а ни как не профессиональным убийцей. Если не сможеш найти его труд, то почитай его биографию.

 

Если нужна информация по конкретным вопросам, обращайся. Но избавь меня пожалуйста от никчемной полемики. и пожалуйста, правда, по дружбе тебя прошу не оскорблять самого себа лозунгами "так и родилось рыцарское сословие." Не "так" оно родилось, совершенно не так. Мне нравятся беседы с тобой, но эта не та тема.

 

 

 

ПиСы

 

Тем, кто написал мне в личку с просьбой продолжить тему: обязательно продолжу, но только когда найду екоторые труды, которые в свое время изучал в инситуте.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Капрал

 

Повторю,Мерселинус, последний историк Римской Империи, писал об этом в 3 веке. Извини, не нашел перевода на русский, в свое время читал книгу издания года 1870. Могу нарыть тебе массу информации о коннице Александра Македонского. И о том, как Великий использовал обычную конницу и тяжелую ковалерию.

 

Дед, вот о чём ты здесь пишешь? О тяжеловооружённой пехоте? Ну и где там рыцари? Или любой товарисч в доспехах уже рыцарь?

Из твоего первого поста ясно, что ты оспариваешь моё утверждение о том, что раннесредневековый рыцарь - профессиональный убийца. Ненадо сюда тащить мнение людей, родившихся через пятьсот лет УЖЕ РЫЦАРЯМИ, будучи наследственно приобредшими сей титул от своих предков.

То, что именно благодаря появлению седлА и стремени в Европе стало возможным орудовать кавалеристу тяжёлым вооружением, а не просто тупо направлять коня, что-бы потоптать противника, есть неоспоримый факт. Но факты тебя не интересуют. Описание закованных в броню персов, для тебя и есть определяющим. А что ты не описываешь японских самураев? Чем они хуже персов??? Тем паче с их "буси-до". Да и индийские кшатрии то-ж не у дел получаются? Хотя именно их каста является прародительницей практически всех единоборств, что так славно ложится в легенду о "благородных рыцарях".

Чем не родоначальники?

А русичей с ихними витязями почему обходишь? Ведь по одной довольно распространённой теории, именно от них и произошёл термин "рыцарь". То-ж примазать можно легко.

Я не собираюсь с тобой спорить, Лэйзи. Я просто говорю, что неважно во что были одеты и обуты раннесредневековые родоначальники славных рыцарских династий. Я утверждаю, что на 90% предки нынешних чванливых обладателей рыцарских гербОв, вливались под штандарты европейских царьков, будучи по локти в крови от грабежей, чем так славилась та эпоха. Это уже потом возникли традиции и легенды.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ИСТОРИЯ МАЛЬТИЙСКОГО ОРДЕНА

 

«Лучше умрем здесь, нежели отступим. Можем ли мы когда славнее за веру умереть?»

Великий магистр Пьер д’Обюссон (1480, при штурме Родоса турками).

 

 

Монография посвящена истории старейшего и самого прославленного духовно-рыцарского ордена, отмечающего в 1999 г. свое 900-летие. Госпитальеры, иоанниты, рыцари Кипра, родосские рыцари и, наконец, мальтийские рыцари – все эти наименования относятся к членам Ордена св. Иоанна Иерусалимского и отражают исторический путь Ордена, возникшего из братства госпиталя в Иерусалиме в начале Крестовых походов, а затем размещавшегося на Кипре, Родосе, Мальте, в России и, в последний период своей истории, в Риме. Особое внимание уделено взаимоотношениям Ордена с Россией.

 

Глава 1. ОРДЕН ИОАННИТОВ

 

в конце XI – начале XIV века Причины Крестовых походов • Первый крестовый поход. Взятие Иерусалима • Создание Ордена св. Иоанна Иерусалимского • Великий Магистр Раймонд де Пюи • Крепости иоаннитов • Второй Крестовый поход. Война с Саладином • Третий и Четвертый Крестовые походы • Поражение крестоносцев на Востоке • Рыцари Кипра

 

Глава 2. РОДОССКИЕ РЫЦАРИ

 

XIV – начало XVI века Закрепление на Родосе • Структура Ордена святого Иоанна • Флот иоаннитов • Борьба с мамелюкским Египтом • Война с Оттоманской Портой • Великий Магистр Пьер д’Обюссон • «Ни одна битва не была проиграна так достойно» • На перепутье

 

Глава 3. МАЛЬТИЙСКИЕ РЫЦАРИ

 

начало XVI – XVIII век Орден на Мальте • Мальтийский рыцарский флот • Войны с Турцией. Потеря Триполи • Великий Магистр Жан де Ла Валетт • Орден на Мальте в конце XVI – XVII веке • Морской щит Европы • Мальтийский орден как суверен в Европе

 

Глава 4. ИОАННИТЫ И РОССИЯ

 

конец XVII – конец XVIII века Переписка с Петром Великим • Путешествие на Мальту Б.П.Шереметева • Путешествие на Мальту стольника Толстого • Русский флот в Средиземноморье • Иоанниты и Екатерина II • Острожское наследство

 

Глава 5. ВЕЛИКИЕ ПРИОРСТВА РОССИЙСКИЕ

 

конец XVIII века Павел I • Конвенция с Мальтийским орденом • Захват Мальты Бонапартом • Избрание Павла I Великим Магистром • Обустройство Ордена в России • Родовые командорства • Мальтийская символика как Российская государственная • Мальтийские реликвии

 

Глава 6. РОССИЙСКИЙ ГРОССМЕЙСТЕР

 

конец XVIII – начало XIX века Святой Престол и дела Орденские (к вопросу об избрании Павла I Великим Магистром) • Мальтийский уклон в Российской политике • Захват Мальты Англией • Поворот к Франции • Убийство Павла I

 

Глава 7. ИОАННИТЫ И РОССИЯ

 

в XIX веке Александр I – протектор Ордена • Политическая ситуация в Европе в 1801–1802 гг. • Выборы нового Великого Магистра • Завершение пребывания Ордена в России • К вопросу о прекращении деятельности Ордена в России • Орден и последующие Императоры дома Романовых • Утрата и обретение Мальтийских святынь

 

Глава 8. РИМ. НА ВИА КОНДОТТИ

 

начало XIX – конец XX века Орден в XIX веке • Мальтийский орден и войны XX века • Ордена, носящие наименование Мальтийских • Мальтийский орден в конце XX века • Мальтийская помощь России

 

 

Читаем Андреев А.Р., Захаров В.А., Настенко И.А. :lol:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мальтийский Орден сегодня!

 

SMOM.jpg

 

Интересный факт

 

В Риме, в воротах резиденции мальтийских рыцарей на Авентине по проекту Пиранези проделана специальная дырка. Оттуда виден купол Святого Петра и целых три государства: Мальта (которой принадлежит резиденция ордена), Ватикан (к которому приписан Сан-Пьетро) и Италия (к которой относится все, что в промежутке). Отличить отверстие с видами от простой замочной скважины очень просто: возле него всегда дежурит пара карабинеров.

 

Имеется около 10,5 тысяч подданных Ордена, имеющих его паспорт. Паспорт мальтийского ордена в известном смысле стоит по статусу выше дипломатического. Получить его непросто. Официальные языки — латинский, итальянский.

 

В настоящее время резиденция ордена находится в Риме. Итальянская Республика признает существование Мальтийского ордена на своей территории в качестве суверенного государства. Глава Ордена — Великий Магистр (Grand Master) (с 2008 г. Мэтью Фестинг), глава исполнительной власти — Канцлер.

 

Таким образом, орден формально имеет территорию, над которой осуществляет собственную юрисдикцию, однако вопрос о фактическом статусе этой территории (собственная территория ордена или территория дипломатического представительства, временно переданная под его нужды) является предметом для абстрактных юридических дискуссий. Фактически, орден является крайне влиятельной структурой и его политические позиции таковы, что вопрос об уточнении статуса его штаб-квартиры вряд ли встанет в ближайшее время.

Орден имеет дипломатические отношения с 81 государством. Имеет статус наблюдателя при ООН.

 

Отношения Мальтийского Ордена с Россией неоднократно изменялись. Император Павел I установил с ним тесное сотрудничество, приняв статус Великого Магистра и протектора ордена. Орденская система России и самого Мальтийского Ордена были частично интегрированы.

 

Однако, после убийства Павла I довольно быстро отношения с Орденом были разорваны и отсутствовали до конца существования Российской Империи. Российские приорства ордена были ликвидированы в период 1803—1810 гг.

 

Якобы осуществлявшееся закулисное взаимодействие Ордена и СССР в период правления Горбачева стали предметом многочисленных спекуляций, однако достоверных документов на этот счёт так и не было опубликовано.

 

Дипломатические отношения с Россией были восстановлены в 1992 Указом Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина и ныне осуществляются на уровне Чрезвычайных и Полномочных Послов. Дипломатические отношения осуществляются дипломатическими миссиями с аккредитацией в государствах — местах представительств. Интересы России представляет Представитель Российской Федерации при Ватикане.

Share this post


Link to post
Share on other sites

История Иерусалимского, Родосского и Мальтийского державного военного Ордена госпитальеров Св. Иоанна*, называемого также Орденом иоаннитов, или госпитальеров, уходит своими корнями в глубокую древность. Известный мальтийский историк Г. Шиклуна, долгое время работавший директором Национальной библиотеки Валлетты, пишет, что первое упоминание о монашеском братстве госпитальеров относится к IV веку н. э., когда христианские пилигримы устремились к Святым местам. Свое название братство получило от госпиталя, или странноприимного дома, основанного им в Иерусалиме. Госпиталь в Иерусалиме продолжил свое существование и после захвата Святых мест христианства мусульманами. Монахи давали приют паломникам, лечили больных.

 

Между 1023 и 1040 годами несколько купцов из Амальфи**, города на южном побережье Италии, являвшегося вплоть до конца XVI века одним из центров левантийской торговли, основали новый госпиталь либо же, что вероятнее, восстановили старый, уничтоженный по приказу египетского халифа Хакима. Госпиталь находился в Иерусалиме, недалеко от храма Гроба Господня, и состоял из двух отдельных зданий - для мужчин и женщин. При нем была сооружена церковь Марии Латинской,

 

* Официальное название мальтийского Ордена звучит следующим образом: "L'Ordre Souverain Militaire Hospitalier de St. Jean de Jerusalem, de Rodos et de Malte" или сокращенно: "L'Ordre de St. Jean de Jerusalem", что на русский язык по традиции переводилось как "Орден Св. Иоанна Иерусалимского". На наш взгляд, правильнее будет перевести сокращенное название Ордена следующим образом: "Иерусалимский Орден Св. Иоанна", а полное - так, как в тексте, поскольку определяемое слово в обоих случаях "Орден", а не "Св. Иоанн".

** Купцы из Амальфи на протяжении долгих веков перевозили на своих судах паломников из различных стран Европы к Святым местам Востока.

 

богослужения в которой отправляли монахи-бенедиктинцы (их монастырь находился недалеко от госпиталя). День поминовения Иоанна Крестителя в церковном календаре стал самым торжественным праздником иоаннитов.

 

Значение братства госпитальеров особенно возросло в эпоху крестовых походов (1096-1291 гг.). Когда 15 июля 1099 г., во время первого крестового похода, крестоносцы под предводительством Готфрида Бульонского вступили в Иерусалим, они нашли госпиталь действующим. В знак благодарности за помощь при взятии города Готфрид Бульонский щедро наградил госпитальеров. Однако, в чем конкретно состояла эта помощь, достоверно не известно. До наших дней дошла лишь легенда о том, что Жерар, глава монашеского братства, самоотверженно пытался помочь своим единоверцам во время осады. Зная о том, что в стане осаждающих начался голод, он сбрасывал со стены города на головы воинов Готфрида Бульонского не камни, а свежевыпеченный хлеб. Жерара схватили, ему угрожала смерть, от которой он был избавлен чудесным образом: на глазах судей, перед которыми он предстал, хлеб превратился в камни. Многие рыцари вступили в братство; вскоре оно взяло на себя защиту паломников в их путешествиях к Святым местам. Госпитальеры не только строили больницы, но и укрепляли крепости по дорогам пилигримов.

 

Глава братства госпитальеров (в дни первого крестового похода его называли ректором) брат Жерар был выходцем из Прованса или Амальфи. Судя по всему, Жерар обладал не только замечательным благочестием, позволившим госпитальерам причислить его к лику святых, но был, как это нередко случалось со святыми, дельным организатором. Его усилиями братство было преобразовано в монашеский орден. Когда члены его явились к храму Гроба Господня и в присутствии Иерусалимского Латинского патриарха произнесли три монашеских обета - послушания, благочестия и нестяжания, они вряд ли могли предполагать, что новому Ордену было суждено пережить все остальные средневековые рыцарские ордена и просуществовать до конца XX века.

 

Происхождение мальтийского креста точно не установлено. Считают, что такой крест носили граждане республики Амальфи. Символически он толкуется следующим образом: четыре конца креста символизируют христианские добродетели, а восемь углов - добрые качества христианина. Белый крест символизирует безупречность рыцарской чести на кровавом поле войны.

 

В 1104 году Болдуин I, король Иерусалима, признал братство госпитальеров, а в 1107 году выделил им участок земли. С этого же времени госпитальеры начали приобретать земельные владения в различных европейских странах. В 1113 году папа Пасхалий II утвердил устав госпитальеров и предоставил им право самим избирать главу. Хартия Болдуина I и булла папы Пасхалия II хранятся в Национальной библиотеке Мальты в Валлетте.

 

Первым великим магистром Ордена, избранным госпитальерами в преемники Жерару в сентябре 1120 года, был Раймон Дюпюи*. При нем Орден превратился в военно-монашеский и стал называться Иерусалимским орденом рыцарей-госпитальеров Св. Иоанна. К орденскому одеянию был добавлен для рыцарей черный плащ с белым крестом на левом плече. В походе рыцари надевали алый супервест с большим белым полотняным крестом спереди.

 

По новому уставу Орден был разделен на три класса: рыцарей, капелланов и оруженосцев. Для посвящения в класс рыцарей необходимо было представить доказательства дворянского происхождения, которые впоследствии в разных странах были неодинаковыми; особенно строгими требования были в Германии, где рыцарь должен был доказать дворянское происхождение своего рода в 16 поколениях. Это постепенно превратило Орден иоаннитов в самый аристократический в Европе. Под знаком восьмиконечного креста собирались младшие сыновья знатных фамилий, которые не могли рассчитывать на наследство по прямой линии. Рыцарь обязывался быть монахом и принимал обет безбрачия (за весьма немногими исключениями, когда папа своей буллой освобождал его от такого обета). Однако госпитальеры не были монахами в строгом смысле слова. Они не были обязаны удаляться от мира, не носили одежды, отличной от одежды мирян, за исключением креста на левой стороне груди. Для принятия в два других класса Ордена доказательств дворянства не требовалось.

 

Раймон Дюпюи разделил Орден по национальностям на так называемые "языки", или "ланги". Их сначала насчитывалось семь: провансальский, овернский, французский, итальянский, арагонский, германский и английский. Впоследствии к ним был добавлен кастильский; английский язык, уничтоженный Генрихом VIII по настоянию англиканской церкви 24 апреля 1540 г., был восстановлен в 1782 году в Баварии под названием англобаварского; к этому языку были впоследствии отнесены и два русских великих приорства.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Пробежался галопом по теме.

 

Лейзи ты не шутил когда говорил, что имеешь историческое образование?! :lol:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Средневековый Европейский Рыцарь

против

Феодального Японского Самурая

 

Джон Клеменц

Перевод с английского. С оригиналом можно ознакомиться здесь:

http://www.thehaca.com/essays/knightvs.htm

 

 

 

Время от времени бывает интересно поразмышлять о результате столкновения двух из наиболее грозных и высококвалифицированных воинов в истории: средневекового европейского рыцаря и феодального японского самурая. Интригует сама мысль: “кто бы победил” в фактической схватке между этими военными экспертами таких несходных методов. Кто явился бы победителем, или кто исторически был лучшим бойцом – в действительности спорный вопрос. При сравнении рыцаря и самурая, каждый воин использовал доспехи, оружие, и методы, ориентированные на специфических противников их дней и эпохи, поэтому, никто из них не может рассматриваться как универсально наиболее эффективным при всех условиях и против всех методов противника. Это подобно выяснению, кто лучше – солдат, партизан или лыжный отряд. Все зависит от ситуации и окружающей среды. Но все же было бы интересно порассуждать над этим вопросом. Имея некоторый небольшой опыт в методах и вооружении каждого из них, так же, как и возможностей перекрестного тренинга, я предлагаю свои скромные мысли.

Прежде всего, если мы предполагаем столкновение между двумя “типичными воинами”, мы должны уточнить, что будет рассматриваться типичным? Самураи 13 века и рыцари 12 века были приблизительно равны в снаряжении. Но те же самые сравниваемые воины, например, в течение 15 века были весьма не равнозначны. Каждый из двух исторических воинов боролся с эквивалентными технологиями, в довольно схожем климате и территориях, и по сходным причинам. Но сложно думать в терминах “общего” средневекового рыцаря или “стандартного” самурайского воина. Со всем уважением к европейскому рыцарю, нелегко выбрать – воин какой национальности, какого типа и из какой части всего средневековья должен быть взят. А вот с самураем мы имеем дело с единственной, однородной культурой, в которой исторические боевые традиции остались практически неизменными. Таким образом, и спустя столетия мы имеем намного лучшие представления относительно средней самурайской подготовки и способностей. Также у нас есть очень много активных современных сторонников, которые могут служить примером.

Предполагаем ли мы, что рыцарь будет норманн, облаченный в кольчугу, с мечом и миндалевидным щитом примерно 1200 года? Английский или французский рыцарь 1350 г. в частично пластинчатом доспехе с мечом? Или это будет рыцарь-тевтонец приблизительно 1400 года в полном с-головы-до-ног шарнирном пластинчатом доспехе с мечом-бастардом? Будет ли самурай носить старую коробчатую броню периода Муромати и вооружен мечом тати? Или он будет одет в полностью подогнанный поздний доспех до-мару эпохи Камакура и использовать более известную катану? Это и есть те существенные аспекты, отображающие сердцевину проблемы, почему такой вопрос – кто победил бы или кто “лучший” боец – в действительности не имеет ответа. Конечно, ради привлекательной беседы можно поразмыслить гипотетически, что случилось бы, если эти два сопоставимых индивидуума, каждый из которых великолепно натренирован в соответствующих навыках боя их эпохи, встретятся на поле битвы в бою до смерти(!).

В качестве забавного исторического развлечения мы можем по крайней мере сделать обоснованное предположение о том, что было бы возможно в качестве ключевых, решающих элементов такого столкновения.

Мы можем резонно предположить, что личные качества типа индивидуальной силы, скорости, выносливости и храбрости являются довольно схожими между этими профессиональными воинами. Приняв данное предположение, мы можем сравнивать бойцов с некоторым равенством. Реалистично будет в целом предположить, что ни один из них не был существенно более сильным или быстрым (или значительно более крупным) чем другой. Однако следует предупредить, что мы больше знаем об обучении и навыках самурая, чем их европейских коллег.

Так как условия могут сыграть существенную роль, можно предположить, что такое воображаемое столкновение было бы лучше всего провести на ровной, открытой площадке без покрытия, с большим пространством для маневра. Интересно, что более или менее правильным будет принять одинаковые климатические и погодные условия для каждого. Также предположим, что бой ведется в пешем порядке и без использования метательного оружия. Способность каждого к оценке противника и возможной угрозы также может быть важным пунктом. Проинформированы ли оба о характеристиках их противника и его вооружения, или будет столкновение вслепую, в котором ни один из них не знает что-либо о противнике? Мы хотели бы только предположить, что каждый из наших идеальных противников был кратко проинформирован о другом, и таким образом мысленно подготовлен.

Мы не можем упускать и ту роль, которую культура могла бы сыграть в этом соревновании. Мы должны рассмотреть, к какому эффекту могла привести степень фатализма самурая в соответствии с кодексом бусидо, или довольно решительная готовность к смерти, которая мотивировала наиболее неистовых самураев. Но тогда мы не можем упускать и качество благочестия и веры, которые могли мотивировать рыцаря в стремлении к большим подвигам, или идеалы рыцарского духа, которых он мог бы придерживаться и соблюдать до самой смерти. Возможно, что средневековый европейский рыцарь выказывал бы некоторое презрение (пренебрежение) к своему иностранному, “языческому” противнику, как европейцы поступали по отношению к арабам в течение Крестовых походов. Конечно, известное отношение японского воина к непобедимости и готовности умереть могло одинаково сделать его уязвимым для незнакомого врага. Презрение к жизни и презрение к опасному, неизвестному противнику может быть бедственной комбинацией. Конечно, сам по себе боевой дух недостаточен. Он неуловим и неосязаем, и не может быть измерен с какой бы то ни было достоверностью. Эти и другие неизмеримые, психологические факторы, мы оставим вместе с оружием, броней и обучением.

Мифическим является утверждение, что каждый отдельно взятый японский самурай был высококлассным фехтовальщиком (не более истинным, чем каждый ковбой с Дикого Запада был великолепным стрелком). Но в этом случае, в целях обсуждения, давайте допустим, что так оно и есть. Для самурая меч был одним из трех главных видов оружия, наряду с луком и яри (копьем). В большинстве сражений мечом типично управляли двумя руками и использовали доспехи. Лучшая японская броня была построена из перекрывающихся лакированных металлических пластинок, связанных вместе шелковыми шнурами – специально, чтобы противостоять рассекающим ударам катаны. Она была предназначена прежде всего для использования против подобно экипированных фехтовальщиков и была хорошо разработана, чтобы поглощать и уменьшать огромную секущую способность японских мечей. Она просуществовала долго, была эффективна и предоставляла вполне достаточную свободу движений.

Средневековая европейская броня была более предназначена для отклонения и поглощения ударов. Рыцарские доспехи различались от простой кольчуги, которая могла поглощать режуще-скользящие удары, до пластинчатых коат-оф-плэйт, которые были разработаны для достаточной защиты от ударного оружия. Полные пластинчатые латы было сложно или даже невозможно пробить насквозь. Они были просто неуязвимы для ударов меча – можно предположить, даже и для исключительной катаны. Чтобы эффективно пробить или повредить пластинчатую броню, требовалось другое различное оружие. Пластинчатая броня была также хорошо сконструирована для боя в ней, и далека от громоздкого, неуклюжего клише, созданного Голливудом. Говорят, что в то время как европейцы совершенствовали доспехи, чтобы нанести поражение мечам, японцы совершенствовали мечи, чтобы нанести поражение броне. Некоторая доля правды в этом есть, но это упрощенное представление.

Как меч, японская катана непревзойденна в своей остроте и ударной силе. Кроме того, она достаточно хороша для разрубания металла. Однако, средневековая пластинчатая броня известна своей стойкостью к ударам, а рубить перемещающуюся цель, скрытую щитом – не так-то легко. В то время как лезвие катаны очень прочное по острой кромке, по форме оно – толстый клин, и должно продолжать движение вдоль поверхности, которую оно рубит. Хотя это действие разрушительно сказывается разваливающими ударами на плоть и кости, оно гораздо менее эффективно против доспехов. Понимая это, некоторые стили японского фехтования изобрели определенные техники, сочетающие уколы и тычки в броню с атаками в щели и сочленения. Владение катаной также строится в быстрой плавной манере, используя вращение рукояти и движения бедер. Возвратное движение лезвия в этом случае становиться режущим.

Также мы должны рассмотреть, будет ли рыцарь экипирован в обычном стиле щит-и-меч или будет использовать только один длинный меч (longsword). Рыцарские мечи типично были одноручным оружием, предназначенными специально для использования со щитом. Их лезвия широки и довольно тонки, с долотоподобным лезвием, специально приспособленным для проникновения сквозь кольчатую броню глубоко в плоть и кость быстрым сильным ударом. Они были легки, подвижны и жестки, но все же очень упруги. Они также меняются со временем от более широкого, плоского вида до твердого, сужающегося, и с остро заточенным острием, хорошо приспособленным как для пластинчатой, так и ламинарной брони. Средневековый стиль боя мечом и щитом отчетливо отличается от двуручного хвата и быстрых хлестких ударов в кэндзюцу. Средневековыми мечами должным образом управляют с большим замахом руки и скруткой бедер при движении шагами вперед или назад. В целом есть много контактов клинок-в-клинок, а рукоять используется для большого числа атакующих и защитных приемов. Меч и щит – имеют большое преимущество по сравнению с одним отдельным мечом. Бой мечом и щитом предлагает хорошо развитую и сильную защиту, которая легко допускает широкий диапазон прямых и комбинационных атак. Далее, если вооружаться щитом, будет ли рыцарь использовать щит с хватом за центральную рукоятку с умбоном, или с ременным хватом? Будет ли щит иметь высоко эффективную миндалевидную форму (“kite”) с ее превосходной защитой или будет одним из небольших, более маневренных, выпуклых треугольных щитов (“heater”)?

Кэндзюцу (японское искусство фехтования на мечах), хотя состоит из очень эффективных контратакующих приемов, также не может ничего реально противопоставить щиту. Хотя квалифицированный воин может, конечно, импровизировать, это незнание большой эффективности и многосторонности комбинаций меча и щита вызовет у него затруднения. Это не будет бой в типичной манере театрализованного боя SCA. Бой против средневекового щита не просто вопрос маневрирования вокруг него или нанесение ударов в другом месте. Катана – мощные мечи, используемые в жесткой технике. Но предположение, что они могли просто раскалывать насквозь крепкий средневековый щит – абсурдно. Даже катаной щит не может быть просто расколот на куски.

Средневековые щиты изготавливались из довольно толстой древесины, обтянутой кожей, и обычно укреплялись металлом. Не только это, но и их высокая маневренность делала сложной задачей нанесение мощных сокрушающих ударов. Более вероятно, лезвие на мгновение бы застряло в случае слишком сильного удара. В отличие от того, что показывают в кино, удар в край щита может привести к тому, что клинок на мгновение застрянет в нем, и таким образом будет невозможно сразу же вернуть его исходное положение или возобновить атаку (а также откроет руку для контратаки). По этой причине часто использовались именно щиты без металлической оковки.

Хотя средневековая комбинация меча и щита была довольно типична, более длинные клинки, пригодные к использованию двумя руками, вошли в использование приблизительно с 1250 до 1525. Когда мы говорим о средневековых европейских длинных мечах (long-swords) или военных мечах (war-swords) (или даже больших мечах (great-swords)), мы не имеем дело с отдельным единообразным стилем. Были широкие, плоские клинки с параллельными гранями, хорошо подходящими для мощных рубящих ударов. Более поздние мечи, специально созданные для боя против более тяжелой брони, имели более узкие, гораздо более твердые ромбовидные или шестиугольные в профиле лезвия, сужающиеся к острию. Они использовались, чтобы бить и колотить по доспехам перед ударами и уколами в сочленения и щели. Они были все еще способны к поражению противников в более легкой броне.

Различия между этими двумя формами лезвия существенно, и еще раз подчеркивает различия между манерой использования катаны и средневекового меча. Сужающаяся форма лезвия имеет другой центр баланса и зачастую более легкое лезвие. Точка его удара расположена дальше по лезвию, и его острие способно к нанесению быстрых, точных, и сильных уколов. Более ранняя форма дает несколько большее разнообразие ударов и позволяет наносить более эффективные рубящие удары. Но поздняя более маневрена и легка для защиты и парирования. Рукоять меча можно также легко использовать для зацепов, ловушек и нанесении ударов. Надлежащая техника и стиль работы таким мечом редко показывается с какой-либо точностью в кино и постановочных боях. Практически никогда не показывается надлежащее, исторически достоверное его использование с работой на более близкой дистанции, с разнообразными толчками и уколами, с боем рукоятью.

Тем, кто незнаком с характеристиками средневекового длинного меча, может оказаться сложным понять его настоящую манеру использования, так как и широкая публика, и военные художники азиатских стилей гораздо более знакомы со стилем катаны. Так, если мы сопоставляем рыцаря с длинным мечом самураю с катаной – могут быть обнаружены существенные различия. Но мы не должны впадать в ошибочность оценки средневекового длинного меча терминами того, что мы знаем о классическом японском кэндзюцу. Будет ошибкой думать, что прямой, обоюдоострый средневековый меч с крестообразной рукояткой используется наподобие изогнутой катане. В то время как существует конечно схожесть общих принципов между двумя стилями фехтования (вроде позиций и ударов), есть также существенные и фундаментальные различия. В отличие от разрезающе-секущих ударов изогнутой, односторонне-заточенной японской катаны, средневековые мечи были сделаны для проламывающих, рубящих ударов, наносимых от локтя и плеча. Точка его [длинного меча] удара расположена в основном на первых 6-8 дюймах лезвия. Он имеет обоюдоострое лезвие, и может бить “задним краем” или восходящим движением вверх. Если же мы возьмем меч-бастард с составной рукояткой и полухватом, использующим пальцевый способ удержания – это также может быть существенным фактором, т.к. такие рукоятки позволяют работать одной или двумя руками по выбору, и дают превосходный контроль для уколов.

Даже при том, что японская броня в основном изготавливалась из той же самой качественной стали, что использовалась в вооружении, европейские клинки вероятно не столкнутся с чем-то особенно трудным, с чем они уже не встречались. Сами средневековые клинки могли быть превосходными мечами. Европейские клинки часто незаслуженно обзываются простыми грубыми кусками железа, в то время как самурайские мечи уважаются и возвеличиваются иногда по сути до абсурда коллекционерами и любителями (а сами японцы немногое делают, чтобы остановить это заблуждение). Плохие фильмы и плохо обученные художники боевых искусств только укрепляют этот миф.

Таким образом, в случае проведения нашего гипотетического боя, могло бы произойти что угодно. В ходе нанесения удара друг по другу, случайный удар любой стороны мог возможно закончить бой. Катана может сделать смертельный или выводящий из строя удар, а может и не сделать (кое-что сложно противопоставить пластинчатой броне, уже не говоря о щите). Но рыцарь, незнакомый с движениями кэндзюцу, может не обратить внимания на удар, который сделает его уязвимым к своевременной контратаке. Конечно, самурай может также недооценить силу рубящих ударов средневекового меча по своей собственной броне. Длинный меч имеет большую дистанцию поражения и удобную рукоять, но катана более быстрое оружие. Однако, несмотря на дальность его действия, существует множество методов защиты длинным мечом в бою. Катана же очень хороша в подрезках и протягивающих ударах, которые прямое лезвие не может эффективно и хорошо сделать. Конечно, против хороших доспехов такие приемы могут быть несущественны.

Можно аргументировано порассуждать, что самурай по характеру может иметь тактическое преимущество в социальных установках и силе духа как результат психологических элементов его тренировочных и боевых приемов. Известно использование им в своем арсенале техники безоружного боя, так же как и наличие острого чутья силы и слабостей противника. Однако, многое из всего этого неосязаемо и субъективно. Кроме того, хотя и не будучи широко известно, но из средневековых итальянских и германских учебников борьбы хорошо видно, что европейские рыцари и бойцы с оружием (men-at-arms) включали бросковые, борцовские и обезоруживающие техники в свои приемы. Нет никаких доказательств мифа, что средневековая военная культура была хоть насколько-то менее или более развитой, чем ее азиатские аналоги, просто ее традиции вышли из употребления в связи с социальными и технологическими изменениями, вызванными огнестрельным оружием и пушками.

В то время как известно, что средний самурай имел большой арсенал приемов безоружного боя в своем распоряжении, частично они вряд ли будут играть роль против воина, вооруженного щитом или одетого в полный латный доспех. Без необходимого оружия, предназначенного специально для поражения пластинчатой брони, любой боец, вооруженный одним мечом – как катаной, так и другим клинком – будет испытывать затруднения. Действительно, полный пластинчатый доспех с кольчугой может очень хорошо повредить острое лезвие, особенно на прекрасной катане. Поэтому, если мы предположим, что доспехи должны быть более уравненными, скажем, кольчужно-пластинчатый доспех для рыцаря, используемый приблизительно ок.1250 года, предмет исследования был бы более интересным. Однако, самурай часто держал при себе прочный кинжал для пробивания брони, который был бы весьма полезен. Некоторые могут предположить, что самурай просто был лучшим фехтовальщиком и более стойким воином, и вероятно победит своего европейского противника. Другие могут сказать “ни коим образом”, поскольку опытный рыцарь в доспехах, использующий комбинацию меча и щита, был бы неуязвимым и мог жестоко подавить противника. Третьи могут доказывать, что такие обобщенные утверждения – недоказуемое предположение. Есть так много элементов для рассмотрения, что у практиков, опытных в использовании одного искусства боя на мечах и не знакомых с другим, возникает тенденция превозносить то, с чем они знакомы. Редко можно найти специалистов с глубоким знанием каждого метода и оружия.

В то время как сегодня существует активное продвижение подкультуры и сохранение историчного японского будзюцу (боевых искусств) или практикование современного будо, благодаря чему многое становится понятным в их использовании, того же самого нельзя сказать насчет “утерянных” средневековых европейских боевых искусств. Средневековый европейский мечевой бой часто рассматривается как полностью субъективное дело, зависящее от простой грубой силы и свирепости, и к тому же неподдающееся причинному анализу и раскладке по принципам. Обе точки зрения одинаково неверны. Печально, когда ведущие маэстро фехтования (искушенные лишь в работе с легкой рапирой, шпагой и саблей) изрекают наивные, ненаучные заявления о том, что “средневековые мечи весили 10 фунтов” (ок. 4,5 кг.) или могли использоваться только для “неуклюжего избиения и раскалывания”. Есть определенное предубеждение, что современное чистое спортивное фехтование “превосходит” прежние, более зверские методы. Не впадая в военную историю, нужно заявить, что представление о совершенно грубом, тяжелом и нисколько не искусном бое в средневековой Европе – это миф. Может быть верным лишь то, что только в культурном контексте он не может сравниваться с крепкими традициями феодального японского искусства меча. Однако, есть достаточно сохранившихся свидетельств, которые с подкреплением современными исследованиями дали нам намного лучшее понимание функции и использования средневековых европейских оружия и доспехов, чтобы убедиться, что они были высокоэффективными и динамическими техниками.

Те, кто думают, что средневековый меч и щит использовались только для боя в стиле “бум-бах”, “удар-удар” – очень заблуждаются. Те, кто думают о простоте использования средневекового европейского длинного меча, состоящей из жестокой рубки – также в огромном заблуждении. Это вопрос, почему такая вера сохраняется независимо от тех, кто сегодня усердно тренируется и учится этому искусству как истинному боевому искусству, и тратит годы на тренировку с реальным оружием. Возможно, это невежество вызвано просмотром слишком большого числа фильмов или влияния историко-фэнтезийных обществ с их костюмированными ролевыми играми.

Что касается множества материалов, описывающих современный опыт восстановления средневековых европейских навыков боя, то противопоставление их с практикой азиатских боевых искусств – доступная область для спекуляций. Если бы у нас была машина времени, и для развращенного исследования мы захотели бы вернуться назад, прихватить сотню разных европейских рыцарей и равное число самураев и стравили бы их друг с другом – мы получили бы некоторые статистические ответы (а также и некоторые серьезные этические проблемы). В любом случае мы говорим об очень различных подходах к вооруженному столкновению в этом сравнении. Но затем снова мы возвращаемся к тем же проблемам столкновения двух бронированных бойцов, бьющихся друг с другом антагонистическими методами боя.

Как может быть замечено, существует слишком большое число переменных и неизвестных величин для справедливого решения такого гипотетического вопроса, как кто кого сразит. Схватка не может быть уравнена до любых обобщенных утверждений о том, что кто-то имел полное историческое преимущество в навыках или кто-то владел множеством превосходящего оружия и доспехами. Это – интересное сопоставление, чтобы обдумать объективно. Все, что мы можем сделать – высказать мнение сомнительной ценности. Учитывая, что живые демонстрации говорят громче любых слов, надеюсь, эта статья рассеяла часть предубеждений сторонников кэндзюцу и европейской медиевалистики. Я лично даю только ограниченную возможность к кросс-спаррингу современных сторонников каждой соответствующей техники, поскольку они редко могут надолго встречаться при взаимно благоприятных или одинаково выгодных условиях. В то время как я лично восхищаюсь методами и принципами кэндзюцу как в целом высокоэффективными (но определенно не его современными методами тренировки), я не могу игнорировать доказанную эффективность меча и щита в комбинации с превосходными европейскими доспехами. А также я не могу игнорировать трудности, которые они создадут работе против них одним мечом. Но и хорошая катана может быть по-настоящему страшным мечом. Однако, качество и практичность европейских клинков типично и ошибочно уничижается и отвергается. Также, мое собственное понимание германских и итальянских методов боя длинным мечом и большим мечом вызывает значительное сомнение, что рыцарь столкнулся бы с чем-нибудь слишком незнакомым. В конце-концов, на вопрос, кто именно победил бы у меня самого ответа нет …, но это был бы устрашающий эксперимент. Признание великим воином – вопрос индивидуальной способности и технических факторов, которые не одинаковы для любой культуры или периода времени. Лучший боец выиграет бой, и, кто бы ни победил, будет поэтому считаться лучшим бойцом или, по крайней мере, наиболее удачливым.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Лейзи и Капрал.

Дорогие оппоненты Вы бы не копипасты втыкали, а свои мысли, тяжело через них продиратся. Можно ссылки на статьи давать, а не засорять тему.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Пробежался галопом по теме.

 

Лейзи ты не шутил когда говорил, что имеешь историческое образование?! :lol:

 

 

Тиберий, в чем конкретно вопрос?

 

 

Вы бы не копипасты втыкали, а свои мысли

 

 

Видиш ли, я давно перестал спорить с капралом, а просто рассказываю историю рыцарства. Свою память и мысли я как раз использую для поиска материалов, а когда нахожу интересные, то ставлю сюда. Что то писал по памяти.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Кстати, сейчас вспомнил две интересные детали: хорошую книгу, и один интересный, но забытый факт.

 

Факт, это флот крестоносцев. Как то никто никогда не говорит об их флотилиях, а ведь они были довольно занимательны. Вед' надо было как то перевозить лошадей. Для этого существовали "Саламандриум", почто тридцати метровые 2х палубные суда. Лошади были внизу, а верхняя палуба предназначалась для выгулки лошадей во время долгих путешествий.

 

Книга: Ф.И. Успенский ИСТОРИЯ КРЕСТОВЫХ ПОХОДОВ, 1901 год издания. Порылся и нашел ее: http://enoth.narod.ru/Crusades/Crusade_Usp00.htm

Написанно не особо скучно, ибо довольно сжато, но когда то послужило своего рода алгоритмом для подготовки к экзамену, ибо в принципе это просто хронология крестовых походов с жатыми коментариями авотра и фактами. Кому интересно, почитайте, займет не долго.

 

Так же могу порекомендовать Заборова, который о времена с, кажется, 1955 по 1970 понаписал целую тучу работ о крестоносцах. Тиберий, как сегодня относятся отцы науки к трудам послесталинских историков? :lol:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
Sign in to follow this  

×
×
  • Create New...