Jump to content
Бронеход
Sign in to follow this  
Saveliy

Рыцарь или Самурай?

Recommended Posts

Вот все думал вчера и вот то что я накопал и свои мысли тоже туда вписал....

 

Время от времени бывает интересно поразмышлять о результате столкновения двух из наиболее грозных и высококвалифицированных воинов в истории: средневекового европейского рыцаря и феодального японского самурая. Интригует сама мысль: “кто бы победил” в фактической схватке между этими военными экспертами таких несходных методов. Кто явился бы победителем, или кто исторически был лучшим бойцом – в действительности спорный вопрос. При сравнении рыцаря и самурая, каждый воин использовал доспехи, оружие, и методы, ориентированные на специфических противников их дней и эпохи, поэтому, никто из них не может рассматриваться как универсально наиболее эффективным при всех условиях и против всех методов противника. Это подобно выяснению, кто лучше – солдат, партизан или лыжный отряд. Все зависит от ситуации и окружающей среды. Но все же было бы интересно порассуждать над этим вопросом. Имея некоторый небольшой опыт в методах и вооружении каждого из них, так же, как и возможностей перекрестного тренинга, я предлагаю свои скромные мысли.

 

Прежде всего, если мы предполагаем столкновение между двумя “типичными воинами”, мы должны уточнить, что будет рассматриваться типичным? Самураи 13 века и рыцари 12 века были приблизительно равны в снаряжении. Но те же самые сравниваемые воины, например, в течение 15 века были весьма не равнозначны. Каждый из двух исторических воинов боролся с эквивалентными технологиями, в довольно схожем климате и территориях, и по сходным причинам. Но сложно думать в терминах “общего” средневекового рыцаря или “стандартного” самурайского воина. Со всем уважением к европейскому рыцарю, нелегко выбрать – воин какой национальности, какого типа и из какой части всего средневековья должен быть взят. А вот с самураем мы имеем дело с единственной, однородной культурой, в которой исторические боевые традиции остались практически неизменными. Таким образом, и спустя столетия мы имеем намного лучшие представления относительно средней самурайской подготовки и способностей. Также у нас есть очень много активных современных сторонников, которые могут служить примером.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Предполагаем ли мы, что рыцарь будет норманн, облаченный в кольчугу, с мечом и миндалевидным щитом примерно 1200 года? Английский или французский рыцарь 1350 г. в частично пластинчатом доспехе с мечом? Или это будет рыцарь-тевтонец приблизительно 1400 года в полном с-головы-до-ног шарнирном пластинчатом доспехе с мечом-бастардом? Будет ли самурай носить старую коробчатую броню периода Муромати и вооружен мечом тати? Или он будет одет в полностью подогнанный поздний доспех до-мару эпохи Камакура и использовать более известную катану? Это и есть те существенные аспекты, отображающие сердцевину проблемы, почему такой вопрос – кто победил бы или кто “лучший” боец – в действительности не имеет ответа. Конечно, ради привлекательной беседы можно поразмыслить гипотетически, что случилось бы, если эти два сопоставимых индивидуума, каждый из которых великолепно натренирован в соответствующих навыках боя их эпохи, встретятся на поле битвы в бою до смерти(!).

 

В качестве забавного исторического развлечения мы можем по крайней мере сделать обоснованное предположение о том, что было бы возможно в качестве ключевых, решающих элементов такого столкновения.

 

Мы можем резонно предположить, что личные качества типа индивидуальной силы, скорости, выносливости и храбрости являются довольно схожими между этими профессиональными воинами. Приняв данное предположение, мы можем сравнивать бойцов с некоторым равенством. Реалистично будет в целом предположить, что ни один из них не был существенно более сильным или быстрым (или значительно более крупным) чем другой. Однако следует предупредить, что мы больше знаем об обучении и навыках самурая, чем их европейских коллег.

 

Так как условия могут сыграть существенную роль, можно предположить, что такое воображаемое столкновение было бы лучше всего провести на ровной, открытой площадке без покрытия, с большим пространством для маневра. Интересно, что более или менее правильным будет принять одинаковые климатические и погодные условия для каждого. Также предположим, что бой ведется в пешем порядке и без использования метательного оружия. Способность каждого к оценке противника и возможной угрозы также может быть важным пунктом. Проинформированы ли оба о характеристиках их противника и его вооружения, или будет столкновение вслепую, в котором ни один из них не знает что-либо о противнике? Мы хотели бы только предположить, что каждый из наших идеальных противников был кратко проинформирован о другом, и таким образом мысленно подготовлен.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мифическим является утверждение, что каждый отдельно взятый японский самурай был высококлассным фехтовальщиком (не более истинным, чем каждый ковбой с Дикого Запада был великолепным стрелком). Но в этом случае, в целях обсуждения, давайте допустим, что так оно и есть. Для самурая меч был одним из трех главных видов оружия, наряду с луком и яри (копьем). В большинстве сражений мечом типично управляли двумя руками и использовали доспехи. Лучшая японская броня была построена из перекрывающихся лакированных металлических пластинок, связанных вместе шелковыми шнурами – специально, чтобы противостоять рассекающим ударам катаны. Она была предназначена прежде всего для использования против подобно экипированных фехтовальщиков и была хорошо разработана, чтобы поглощать и уменьшать огромную секущую способность японских мечей. Она просуществовала долго, была эффективна и предоставляла вполне достаточную свободу движений.

 

Средневековая европейская броня была более предназначена для отклонения и поглощения ударов. Рыцарские доспехи различались от простой кольчуги, которая могла поглощать режуще-скользящие удары, до пластинчатых коат-оф-плэйт, которые были разработаны для достаточной защиты от ударного оружия. Полные пластинчатые латы было сложно или даже невозможно пробить насквозь. Они были просто неуязвимы для ударов меча – можно предположить, даже и для исключительной катаны. Чтобы эффективно пробить или повредить пластинчатую броню, требовалось другое различное оружие. Пластинчатая броня была также хорошо сконструирована для боя в ней, и далека от громоздкого, неуклюжего клише, созданного Голливудом. Говорят, что в то время как европейцы совершенствовали доспехи, чтобы нанести поражение мечам, японцы совершенствовали мечи, чтобы нанести поражение броне. Некоторая доля правды в этом есть, но это упрощенное представление.

 

Как меч, японская катана непревзойденна в своей остроте и ударной силе. Кроме того, она достаточно хороша для разрубания металла. Однако, средневековая пластинчатая броня известна своей стойкостью к ударам, а рубить перемещающуюся цель, скрытую щитом – не так-то легко. В то время как лезвие катаны очень прочное по острой кромке, по форме оно – толстый клин, и должно продолжать движение вдоль поверхности, которую оно рубит. Хотя это действие разрушительно сказывается разваливающими ударами на плоть и кости, оно гораздо менее эффективно против доспехов. Понимая это, некоторые стили японского фехтования изобрели определенные техники, сочетающие уколы и тычки в броню с атаками в щели и сочленения. Владение катаной также строится в быстрой плавной манере, используя вращение рукояти и движения бедер. Возвратное движение лезвия в этом случае становиться режущим.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Средневековые щиты изготавливались из довольно толстой древесины, обтянутой кожей, и обычно укреплялись металлом. Не только это, но и их высокая маневренность делала сложной задачей нанесение мощных сокрушающих ударов. Более вероятно, лезвие на мгновение бы застряло в случае слишком сильного удара. В отличие от того, что показывают в кино, удар в край щита может привести к тому, что клинок на мгновение застрянет в нем, и таким образом будет невозможно сразу же вернуть его исходное положение или возобновить атаку (а также откроет руку для контратаки). По этой причине часто использовались именно щиты без металлической оковки.

 

Хотя средневековая комбинация меча и щита была довольно типична, более длинные клинки, пригодные к использованию двумя руками, вошли в использование приблизительно с 1250 до 1525. Когда мы говорим о средневековых европейских длинных мечах (long-swords) или военных мечах (war-swords) (или даже больших мечах (great-swords)), мы не имеем дело с отдельным единообразным стилем. Были широкие, плоские клинки с параллельными гранями, хорошо подходящими для мощных рубящих ударов. Более поздние мечи, специально созданные для боя против более тяжелой брони, имели более узкие, гораздо более твердые ромбовидные или шестиугольные в профиле лезвия, сужающиеся к острию. Они использовались, чтобы бить и колотить по доспехам перед ударами и уколами в сочленения и щели. Они были все еще способны к поражению противников в более легкой броне.

 

Различия между этими двумя формами лезвия существенно, и еще раз подчеркивает различия между манерой использования катаны и средневекового меча. Сужающаяся форма лезвия имеет другой центр баланса и зачастую более легкое лезвие. Точка его удара расположена дальше по лезвию, и его острие способно к нанесению быстрых, точных, и сильных уколов. Более ранняя форма дает несколько большее разнообразие ударов и позволяет наносить более эффективные рубящие удары. Но поздняя более маневрена и легка для защиты и парирования. Рукоять меча можно также легко использовать для зацепов, ловушек и нанесении ударов. Надлежащая техника и стиль работы таким мечом редко показывается с какой-либо точностью в кино и постановочных боях. Практически никогда не показывается надлежащее, исторически достоверное его использование с работой на более близкой дистанции, с разнообразными толчками и уколами, с боем рукоятью.

 

Тем, кто незнаком с характеристиками средневекового длинного меча, может оказаться сложным понять его настоящую манеру использования, так как и широкая публика, и военные художники азиатских стилей гораздо более знакомы со стилем катаны. Так, если мы сопоставляем рыцаря с длинным мечом самураю с катаной – могут быть обнаружены существенные различия. Но мы не должны впадать в ошибочность оценки средневекового длинного меча терминами того, что мы знаем о классическом японском кэндзюцу. Будет ошибкой думать, что прямой, обоюдоострый средневековый меч с крестообразной рукояткой используется наподобие изогнутой катане. В то время как существует конечно схожесть общих принципов между двумя стилями фехтования (вроде позиций и ударов), есть также существенные и фундаментальные различия. В отличие от разрезающе-секущих ударов изогнутой, односторонне-заточенной японской катаны, средневековые мечи были сделаны для проламывающих, рубящих ударов, наносимых от локтя и плеча. Точка его [длинного меча] удара расположена в основном на первых 6-8 дюймах лезвия. Он имеет обоюдоострое лезвие, и может бить “задним краем” или восходящим движением вверх. Если же мы возьмем меч-бастард с составной рукояткой и полухватом, использующим пальцевый способ удержания – это также может быть существенным фактором, т.к. такие рукоятки позволяют работать одной или двумя руками по выбору, и дают превосходный контроль для уколов.

Share this post


Link to post
Share on other sites

В то время как известно, что средний самурай имел большой арсенал приемов безоружного боя в своем распоряжении, частично они вряд ли будут играть роль против воина, вооруженного щитом или одетого в полный латный доспех. Без необходимого оружия, предназначенного специально для поражения пластинчатой брони, любой боец, вооруженный одним мечом – как катаной, так и другим клинком – будет испытывать затруднения. Действительно, полный пластинчатый доспех с кольчугой может очень хорошо повредить острое лезвие, особенно на прекрасной катане. Поэтому, если мы предположим, что доспехи должны быть более уравненными, скажем, кольчужно-пластинчатый доспех для рыцаря, используемый приблизительно ок.1250 года, предмет исследования был бы более интересным. Однако, самурай часто держал при себе прочный кинжал для пробивания брони, который был бы весьма полезен. Некоторые могут предположить, что самурай просто был лучшим фехтовальщиком и более стойким воином, и вероятно победит своего европейского противника. Другие могут сказать “ни коим образом”, поскольку опытный рыцарь в доспехах, использующий комбинацию меча и щита, был бы неуязвимым и мог жестоко подавить противника. Третьи могут доказывать, что такие обобщенные утверждения – недоказуемое предположение. Есть так много элементов для рассмотрения, что у практиков, опытных в использовании одного искусства боя на мечах и не знакомых с другим, возникает тенденция превозносить то, с чем они знакомы. Редко можно найти специалистов с глубоким знанием каждого метода и оружия.

 

В то время как сегодня существует активное продвижение подкультуры и сохранение историчного японского будзюцу (боевых искусств) или практикование современного будо, благодаря чему многое становится понятным в их использовании, того же самого нельзя сказать насчет “утерянных” средневековых европейских боевых искусств. Средневековый европейский мечевой бой часто рассматривается как полностью субъективное дело, зависящее от простой грубой силы и свирепости, и к тому же неподдающееся причинному анализу и раскладке по принципам. Обе точки зрения одинаково неверны. Печально, когда ведущие маэстро фехтования (искушенные лишь в работе с легкой рапирой, шпагой и саблей) изрекают наивные, ненаучные заявления о том, что “средневековые мечи весили 10 фунтов” (ок. 4,5 кг.) или могли использоваться только для “неуклюжего избиения и раскалывания”. Есть определенное предубеждение, что современное чистое спортивное фехтование “превосходит” прежние, более зверские методы. Не впадая в военную историю, нужно заявить, что представление о совершенно грубом, тяжелом и нисколько не искусном бое в средневековой Европе – это миф. Может быть верным лишь то, что только в культурном контексте он не может сравниваться с крепкими традициями феодального японского искусства меча. Однако, есть достаточно сохранившихся свидетельств, которые с подкреплением современными исследованиями дали нам намного лучшее понимание функции и использования средневековых европейских оружия и доспехов, чтобы убедиться, что они были высокоэффективными и динамическими техниками.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Те, кто думают, что средневековый меч и щит использовались только для боя в стиле “бум-бах”, “удар-удар” – очень заблуждаются. Те, кто думают о простоте использования средневекового европейского длинного меча, состоящей из жестокой рубки – также в огромном заблуждении. Это вопрос, почему такая вера сохраняется независимо от тех, кто сегодня усердно тренируется и учится этому искусству как истинному боевому искусству, и тратит годы на тренировку с реальным оружием. Возможно, это невежество вызвано просмотром слишком большого числа фильмов или влияния историко-фэнтезийных обществ с их костюмированными ролевыми играми.

 

Что касается множества материалов, описывающих современный опыт восстановления средневековых европейских навыков боя, то противопоставление их с практикой азиатских боевых искусств – доступная область для спекуляций. Если бы у нас была машина времени, и для развращенного исследования мы захотели бы вернуться назад, прихватить сотню разных европейских рыцарей и равное число самураев и стравили бы их друг с другом – мы получили бы некоторые статистические ответы (а также и некоторые серьезные этические проблемы). В любом случае мы говорим об очень различных подходах к вооруженному столкновению в этом сравнении. Но затем снова мы возвращаемся к тем же проблемам столкновения двух бронированных бойцов, бьющихся друг с другом антагонистическими методами боя.

 

Как может быть замечено, существует слишком большое число переменных и неизвестных величин для справедливого решения такого гипотетического вопроса, как кто кого сразит. Схватка не может быть уравнена до любых обобщенных утверждений о том, что кто-то имел полное историческое преимущество в навыках или кто-то владел множеством превосходящего оружия и доспехами. Это – интересное сопоставление, чтобы обдумать объективно. Все, что мы можем сделать – высказать мнение сомнительной ценности. Учитывая, что живые демонстрации говорят громче любых слов, надеюсь, эта статья рассеяла часть предубеждений сторонников кэндзюцу и европейской медиевалистики. Я лично даю только ограниченную возможность к кросс-спаррингу современных сторонников каждой соответствующей техники, поскольку они редко могут надолго встречаться при взаимно благоприятных или одинаково выгодных условиях. В то время как я лично восхищаюсь методами и принципами кэндзюцу как в целом высокоэффективными (но определенно не его современными методами тренировки), я не могу игнорировать доказанную эффективность меча и щита в комбинации с превосходными европейскими доспехами. А также я не могу игнорировать трудности, которые они создадут работе против них одним мечом. Но и хорошая катана может быть по-настоящему страшным мечом. Однако, качество и практичность европейских клинков типично и ошибочно уничижается и отвергается. Также, мое собственное понимание германских и итальянских методов боя длинным мечом и большим мечом вызывает значительное сомнение, что рыцарь столкнулся бы с чем-нибудь слишком незнакомым. В конце-концов, на вопрос, кто именно победил бы у меня самого ответа нет …, но это был бы устрашающий эксперимент. Признание великим воином – вопрос индивидуальной способности и технических факторов, которые не одинаковы для любой культуры или периода времени. Лучший боец выиграет бой, и, кто бы ни победил, будет поэтому считаться лучшим бойцом или, по крайней мере, наиболее удачливым.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Савелий, тема интересная, но мысли твои, изложенные на основании статьи из интернета, на столько далеки от истиныы, что я даже и не знаю, где начать. Наверное стоит начать с того, что сама идея сравнения средневековых рыцарей европы и японских самураев, на мой взгляд, еретична. Нельзя сравнивать не сравнимое. Разница была во всем, начиная от духовного мира и кончая способами ведения боя. Рыцарские доспехи изначально делались для защиты от от колющих ударов, использовавших вес и инерцию воина, в то время как самураи, которые, во преки твоему мнению, были мастерами фехтования, поражали своих противников в основном рубящими ударами. Само оружие сильно различалось, и если рыцарский мечь был чем то, на что рыцарь полагался очень маргинально, ибо мечь часто ломался, и именно потому у рыцаря выли с собой булава или топор, то японское оружие всегда было образцом искусства.

 

Давай подробней. Мне лень детально писать длинное объяснение, так что я приведу то, что нашел в интернете, и что на 100% соответствует моему мнению.

Буси периода Токугава унаследовали богатые традиции древнего искусства изготовления и ношения доспехов. Члены кланов могли легко проследить эволюцию этого искусства, изучая древние и относительно современные образцы доспехов, которые являлись частью боевого наследия каждого клана. В соответствии с древним обычаем посвящать божествам предметы роскоши или славы набор доспехов обычно занимал почетное место в резиденции клана или в близлежащем храме. Некогда эти комплекты доспехов хранились в специальных арсеналах, в соответствии с императорским декретом построенных в безлюдных местах, куда свозили на хранение оружие, то есть мечи, луки и доспехи, со всей провинций. Точно неизвестно, когда именно оружие и доспехи стали хранить дома, но это изменение в обычаях привело в итоге к формированию класса профессиональных воинов.

 

Каждый клан, каждый военный дом и каждая семья самураев имели собственных мастеров-изготовителей доспехов (гусоку-си), самые знаменитые из которых за отдельную плату обслуживали и других. Также каждый клан имел собственную теорию и практику ношения доспехов, что в определённом смысле объясняет такое разнообразие японского защитного вооружения феодальных времён.

Вполне естественным для того времени считалось хранить свои методы ношения и изготовления доспехов в секрете. Эти тайны так хорошо охранялись, что в конечном счёте искусство ношения доспехов и их изготовление в периоды длительного мира становились непонятными.

Японские мастера в целом следовали основной модели доспехов, которая по своей структуре и составным компонентам оставалась практически неизменной на протяжении веков. Однако эта модель от военной простоты и высшей степени функциональности, ассоциировавшейся с так называемым «смутным временем», эволюционировала в богато украшенные и громоздкие образцы, характерные для периода Токугава, когда оружие и доспехи рассматривались не как предметы боевой экипировки, а скорее как символы власти и иерархического статуса, то есть ранга.

Эта модель (как и в Европе) состояла из защитного снаряжения для головы, шеи, плеч и рук, груди, нижней части живота, а также бедер и голеней. Таким был полный комплект доспехов буси высшего ранга, который участвовал в битве верхом. Доспехи простых вассалов, сражавшихся в пешем строю, состояли из меньшего количества предметов, чем у буси на лошади. Материалы, использовавшиеся для изготовления доспехов, говорят нам о том, что главной заботой японских мастеров была скорость и функциональность. Это становится особенно заметно, если сравнивать их продукцию с массивными наборами доспехов европейских рыцарей раннего Средневековья. Большинство специалистов по японской истории соглашается в том, что доспехи изготавливались по большей части из кожи, которая всегда оставалась любимым материалом мастеров и использовалась в самых различных целях – для соединения пластин, для изготовления самих пластин.

 

В курганах, датируемых 400 г. н. э., были найдены шлемы и нагрудные панцири, полностью изготовленные из железа, и это свидетельствует о том, что железные доспехи подобного рода были известны японским мастерам еще на раннем периоде их истории. Железо, из которого сделаны сохранившиеся детали этих доспехов, было искусно обработано, чтобы снизить их естественный вес, либо за счет сплющивания там, где оно использовалось в одной составной части (шлемы), либо при помощи склепывания отельных полосок железа — маленьких для шлемов, больших для нагрудных пластин.

 

Первые образцы защитного снаряжения этого древнего периода японской истории (с V по VII век) назывались танко (пластинчатые доспехи), и они являлись непосредственными предшественниками комбинированных доспехов из кожи и железа, известных под названиями коганэ-мадзири-но-ёрои (в девятом веке) и кава-цуцум.

 

К концу эпохи Хэйан японские доспехи, по всей видимости, достигли своей высшей стадии совершенства и представляли собой железные пластины, сшитые вместе шелковыми или кожаными шнурами; шнуры формировал узор, указывающий на стиль доспехов, а сам способ сшивания пластин назывался одоси. Пластины из железа и стали как обшитые кожей, так и нет варьировались по размеру и форме в зависимости от того, какие части тела они должны были защищать. Большие пластины использовались для защиты плеч в содэ или груди в до, для прикрытия бедер в хаидатэ и т. д. Маленькие металлические пластины, соединявшиеся вместе шелковыми шнурами, использовались почти во всех частях набора доспехов, вокруг и внутри основного каркаса, созданного большими пластинами. Фрагменты кольчуги всех форм и размеров сплетались с большими и маленькими пластинами, образуя достаточно свободный и сравнительно легкий защитный комплект, подбитый тканью или кожей.

Если сравнить материалы, использовавшиеся при изготовлении доспехов на Западе и на Востоке, то становится ясно, что европейцы основное внимание уделяли размерам и весу, а японцы – лёгкости и мобильности. Это и понятно – европейские рыцари вкладывали в удар вес и инерцию своего оружия, чтобы пробить доспех противника. На Востоке же оружие было легче и короче, а также изготовлялось из металла более высокого качества. Также не следует забывать о существенных различиях в климате.

 

В целом японцы всегда рассматривали избыточную защиту как помеху высокой стратегической функциональности и признавали, совершенно справедливо, что от попадания стрелы или (после XVI века) пули не сможет защитить ни один вид доспехов, подходящих для реального использования. Со временем был найден некоторый компромисс за счет хитроумного переплетения различных материалов, которые, отражая клинок, стрелу или мушкетную пулю, обеспечивали надежную защиту и в то же время были сравнительно легкими и свободными. Таким образом, потребность в защите была уравновешена пристальным вниманием к другому фактору, имеющему такое большое значение в бою, — подвижности. Впоследствии, когда в шестнадцатом веке в Японии появились европейские доспехи, лишь отдельные их части, такие, как кираса и нагрудный панцирь, получили признание, и то – частичное.

 

Система соединения в единое целое больших и маленьких пластин и обрамления их фрагментами кольчуги, подбитой тканью, шелком, кожей и т.д., превратилась в самостоятельное искусство (одоси-гэи). По подбору цветов или характеру переплетения шнуровки буси могли отличить один стиль доспехов от другого и даже узнавать членов различных кланов по цветам шнуров и декоративным украшениям на их доспехах. Так, например, панцирь императрицы Дзингу был «скреплен ярко-алым шнуром» и поэтому назывался «Красная шнуровка» (хи-одоси). Появление этого обычая можно связать с введением средств идентификации при правлении императора Сэйва (858-876), когда знатные семейства выбрали себе различные цвета для одосиТайра — пурпурный, Фудзивара — светло-зеленый, Татибана — желтый и т.д.. Различные оттенки одного цвета получили разные названия, такие, как ханаиро-одоси для бледно-голубой шнуровки и кон-одоси для шнуровки цвета морской волны. Белый — цвет траура в Японии — часто использовался преднамеренно, чтобы указать на то, что владелец доспехов, скрепленных шнурами этого цвета, вступает в битву, из которой он не собирается выйти живым.

 

Материал, из которого были изготовлены шнуры, также определял принадлежность доспехов к тому или иному стилю — например, кожаный шнур являлся отличительной особенностью кава-одоси, а китайский шелк использовался в кара-я-одоси. Сама шнуровка также была средством идентификации ранга и положения хозяина доспехов. Так, например, для доспехов буси, снимавших самые высокие ступени в клановой иерархии, была характерна плотная шнуровка со сложным рисунком. редкая шнуровка (о-арамэ, сугакэ), Редкая шнуровка в XIV-XV вв. предназначалась для пехотинцев, разновидности шнуровки с широкими промежутками, такие, как кэбики-до-мару и сугакэ-до-мару, пользовались большой популярностью, потому что скрепленные таким образом доспехи были очень эластичными, и, кроме того, в жару воину было в них прохладнее, а в холод теплее, чем в сплошных металлических доспехах. Переплетающиеся шнуры часто формировали самые разнообразные и весьма изощренные узоры, которые со временем легли в основу названий доспехов, в которых они использовались. Например, отодака представлял собой тип доспехов, скрепленных и украшенных по образцу треугольного узора на листьях водяного растения с тем же названием, а ко-дзакура одоси называлось переплетение голубых кожаных шнуров, украшенных цветками сакуры.

 

Многие из японских специалистов и исследователей были против шнурованных доспехов, мотивируя это тем, что при намокании шнуровка становилась тяжёлой и долго сохла, в длительных рейдах в ней заводились муравьи и вши, а также такие доспехи могли задержать наконечник стрелы или копья вместо того, чтобы отразить его.

 

Японские доспехи можно подразделить на два основных класса: «старые» доспехи, изготовленные до XVI века (ёрои, харамаки, до-мару), а также новые, изготовленные после этого периода (гусоку). Оба типа доспехов восходят к упоминавшейся выше классической модели, компоненты которой назывались общим словом хэи (цувамоно)-но-рокугу, или просто рокугу. Точнее, эти компоненты представляли собой шесть предметов доспехов: нагрудный панцирь (ёрои), шлем (кабуто), защитная маска (хо-атэ), рукавицы с нарукавниками (котэ), наголенник (сунэ-атэ) и защитный фартук (коси-атэ). Однако в более поздний период термин гусоку стал означать «полный комплект доспехов», хотя он также использовался сочетании с другими названиями, указывающими на конкретное боевое снаряжение, как, например, снаряжение лучника (итэ-гусоку), лук и сопутствующую экипировку (юми-гусоку), седло и его оснащение (кура-гусоку).

 

В целом буси высокого ранга, который вел в битву свои войска верхом на коне, обычно был облачен в полный комплект доспехов, состоящий из богато украшенного шлема с металлической маской для защиты лица, больших пластин, закрывающих его руки и плечи, прочного панциря со свисающим под ним защитным фартуком, наголенников и меховых ботинок. Его лейтенанты, следовавшие за ним в пешем строю, носили примерно такие же доспехи, но облегченной конструкции и изготовленные из более простых материалов. Самураи низших рангов носили шлем, защитные нарукавники, панцирь с короткими кисточками и наголенники — все это из еще более легких материалов (обычно из кожи с железными заклепками). Таким образом, история японских доспехов почти полностью построена вокруг той модели, которую носили буси высших рангов (генерал или феодальный правитель). Их название — ёрои — первоначально относилось только к центральной части любого комплекта доспехов (то есть панциря или кирасы, защищающих грудь и живот воина), но затем оно стало обозначать весь защитный комплект, от шлема до меховых ботинок. Короче говоря, ёрои включали все элементы защитного снаряжения, использовавшегося в то или иное время, по отдельности или в различных сочетаниях, воинами всех классов.

Целые комплекты доспехов, принадлежавшие знаменитым лидерам кланов, хранились на протяжении веков как объекты религиозного поклонения в храмах или выставленные на почетном месте в домах буси. Некоторые из этих знаменитых комплектов (в соответствии с заметными анимистическими тенденциями японской культуры) со временем получили собственные имена (обычай, существовавший также и в средневековой Европе, хотя там он был чаще связан с конкретными образцами оружия, чем с наборами доспехов).

 

Традиции, связанные с ношением и использованием доспехов, были унаследованы буси от их предков. Хитроумные способы надевания доспехов без помощи слуг подробно описываются в классических руководствах по данному предмету. Некоторые методы были основаны на использовании веревок, к которым подвешивалась центральная часть доспехов — панцирь или до — так, чтобы буси мог проскользнуть внутрь снизу. Порою сами доспехи имели откидную створку, чтобы буси мог забраться внутрь сзади (если это был панцирь в стиле харамаки-до) или сбоку (если это был стиль до-мару). Существовали подробные инструкции, описывающие, как правильно садиться в доспехах, и изобретались различные способы вставать. В зависимости от изменения боевой ситуации буси могли снимать отдельные элементы доспехов. Например, при штурме укреплений железная маска снималась, а меч размещался вертикально, либо сбоку, либо за спиной. Сражение в воде и длительный тяжелый бой заставляли воинов освобождаться от всех второстепенных предметов снаряжения, в результате чего от комплекта доспехов оставались только нагрудный панцирь и шлем.

 

Однако, после того как Токугава возглавили японскую нацию, эпоха частых крупномасштабных столкновений на поле боя подошла к концу. Вместе с этим уменьшилось и прежнее тактическое значение традиционных доспехов, хотя их роль в качестве символов власти, класса и ранга значительно возросла. Результатом стало появление целой серии роскошных парадных доспехов, в которые облачались даймё в ходе придворных церемоний и регент короны, иначе известный как сёгун.

 

Разница в стилях, истории, мирровозрении привела к тому, что рыцари и самураи это совершенно не сравнимые вещи, где единственное, что связывает их (если так можно выразиться), так это то, что и те и другие были довольно замнкнутыми сословиями профессиональных воинов. Доспехи в Японии были малоэффективны в рукопашной схватке из за качества оружия и утонченной техники бойцов, требовавшей мобильности. Доспехи запада отлично справлялись с защитой рыцаря. И так далее.

Share this post


Link to post
Share on other sites

А что лучше:размерам и вес, или лёгкость и мобильнось.

Share this post


Link to post
Share on other sites
А что лучше:размерам и вес, или лёгкость и мобильнось.

Это зависит от поставленных задач.

Share this post


Link to post
Share on other sites
А что лучше:размерам и вес, или лёгкость и мобильнось.

 

 

Тиберий прав, сложно сказать. Однако если заняться анализом надуманной картины битвы японской армии и , скажем, боевого строя тевтонского ордена, то, боюсь, исход для самураев будет весьма печален. Япинские армии всегда были армиями стрелков, ибо облегченные доспехи, как я уже писал, не обеспечивали защиты от стрел, а исскуство лучников в соединении с дальнобойностью луков было смертельно для наступающих. Однако массовости обстрела, необходимой для подавления конной атаки тяжелой конницы ордена, у японцев не было, масштабы не те. Кроме того, у японцев не было никакого противодействия ни длинным копьям тяжелой конницы, ни собственной копейной конницы для преодоления копейщиков оборонной фаланги кнехтов. Система боя не та, соответственно, ножно предположить, чтоп большая часть самурайской конницы была бы уничтожена копейной атакой рыцарского строя в первом столкновении. Количество оставшихся в живых самураев, которые могли бы составить конкуренцию рыцарям в мечевом конном бое, просто было бы не достаточно для успеха. Однако всё это фантазии :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Против тяжелого рыцарского клина японцам трудно что было противопоставить. Конечно при отличной координации могли победить, японцы, вполне. История Запада знает одну громкую битву когда армия с основой на лучниках разбила рыцарскую каваллерию. Это знаменитая битва при Кресси, когда англичане Эдварда Плантагенета разбила хваленное французкое рыцарство. Но там много факторов благоприятствовало Эдварду(или он как талантливый полководец учел их :)), прежде всего французкое рыцарство этого времени было уж очень «рыцарским»- т.е. почти никакой дисциплины и слабой взаимоподдержкой, у англичан все наоборот, дисциплина и взаимоподдержка родов войск была существенна.

 

Далее «Черный Принц» расположил выгодно армию на холме, перед строем лучников создал инженерную полосу ослабившую удар французких рыцарей, и для большей огневой мощи лучников с ними расположил примитивную артиллерию, для большей устойчивости строя, с лучниками Эдвард спешил своих рыцарей. В итоге более прогрессивная тактика, дисциплина и взаимоподдержка разгромили лучших рыцарей Европы-французов.

 

Но я отвлекся. Итак касательно мифичного сражения с японцами. Я этот пример с Эвардом привлек, как в принципе могли самураи разбить рыцарей. Тут можно сказать так, самураи могли победить рыцарей если сравнивать не одновременные эпохи развития, а разные, т.к. у японцев сильная пехотная поддержка самураев появилась относительно поздно, в XVI веках, когда в Европе вовсю маршировала мощная строевая пикинерско-аркебузная наемная пехота-от сильных швейцарцев до грозных испанцев. И армии Европы XVI века серьезно превосходили самурайские. Например маленькие испанские гарнизоны Филлипин без особых проблем и с тяжелыми потерями для японцев отражали их десанты.

 

Поэтому, допустим, самурайское войско XVI века Одно Набунаги, когда кроме самурайской каваллерии существовала и организованная и боеспособная пехота(типа кнехтов) - асигару, то такое войско могло разбить французких рыцарей Филиппа VI, как это сделал Эдвард «Черный Принц».

А могли и проиграть. Тут зависит от талантов полководцев :035:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Но как я помню с литературы и видео что самураи имели менее доспех чем рыцари....это в свою очередь делает их более маневренными, но в тоже время рыцари могли брать силой и массой так сказать :035::)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Это все очень условно. Например если говорить о рыцарях крестовых походов, то там практически не было тяжелых доспехов, в основном были кольчуги, более ни менее легкое зашитное вооружение, и сами рыцари по большей части были именно фехтовальщиками. Подвижность, выносливость, реакция и работа ног спасали жизнь.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Это все очень условно. Например если говорить о рыцарях крестовых походов, то там практически не было тяжелых доспехов, в основном были кольчуги, более ни менее легкое зашитное вооружение, и сами рыцари по большей части были именно фехтовальщиками. Подвижность, выносливость, реакция и работа ног спасали жизнь.

В принципе да но самураи были были более сильны как мне кажется в технике ведения боя в виде боевых искусств и тд :)

Share this post


Link to post
Share on other sites
В принципе да но самураи были были более сильны как мне кажется в технике ведения боя в виде боевых искусств и тд :)

Это в больших сражениях как раз минус. Тут победы одерживают не лучшие индивидуальные бойцы, а лучшие и стойкие строи, формации войск. Приведу бородатую историю. Вегеций Ренат отвечая на вопрос в чем секрет побед римлян, писал, что римляне уступали галлам в силе, в военном искусстве грекам, ярости германцам, хитрости карфагенянам и прочим прочим. Но чем же они победили? Дисциплиной и военной муштрой(Вегеций более романтично это описывал). Римляне делали упор не на высоку индивидуальную подготовку, а на среднуюю массовую и слаженность формаций войск в бою. То есть, то что делали и делают знакомые нам индустриальные армии XX века .

 

Великий Наполеон, любитель античности и фанат Цезаря, несомненно читал Вегеция и эту идею применительно к своей армии, емко и остроумно выразил так: «Два мамлюка безусловно превосходили трех французов ; 100 мамлюков были равны по силе 100 французам ; 300 французов обычно одерживали верх над 300 мамлюками , а 1000 французов всегда побивали 1500 мамлюков »

 

И ежу понятно, не правда ли? :035:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Да добавлю. В разделы Я Ысторик, я выкладывал статью «блеск и нищетя нинзя и самураев», там есть цитаты высказыаний царских офицеров об азиатской подготовки со всеми этими восточными индивидуальными прибамбасами, ничего кроме презрения в этих высказываниях не было. Ученики европейской скупой, но действенной строевой школы, они уверенно считали, что любое европейское подразделение в строевом бою вынесет этих ниньз на рас. Что собственно и происходило. Пока японцы не переняли европейскую военную систему. :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Собственно всё верно. Даже те самые римские легионеры не были какими-то супер фехтовальщиками, хотя работать мечем умели. Тем ни менее это не помешало им покорить пол мира. Во всём есть плюсы и минусы, и как я и говорил ранее, нельзя сравнивать не сравнимое.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Собственно всё верно. Даже те самые римские легионеры не были какими-то супер фехтовальщиками, хотя работать мечем умели. Тем ни менее это не помешало им покорить пол мира. Во всём есть плюсы и минусы, и как я и говорил ранее, нельзя сравнивать не сравнимое.

у легионеров ко всему прочему и своя тактика ведения боя была если я не ошибаюся :)

Share this post


Link to post
Share on other sites
Собственно всё верно. Даже те самые римские легионеры не были какими-то супер фехтовальщиками, хотя работать мечем умели. Тем ни менее это не помешало им покорить пол мира. Во всём есть плюсы и минусы, и как я и говорил ранее, нельзя сравнивать не сравнимое.

вот по тому что мечем умели владеть по этому и покорили...

Share this post


Link to post
Share on other sites
у легионеров ко всему прочему и своя тактика ведения боя была если я не ошибаюся :)

У легионеров не было особой тактике боя, их именно учили и учили хорошо, задрачивая, строевому бою в рамках подразделений легиона, который уже благодаря превосходству своей строевой тактике громил всех. Как индивидуальный боец легионер многим уступал. Само его вооружение было заточено на бой в команде, в строю. С коротким мечом, тяжелым панцирем и шлемом, большим тяжелым щитом, без взаимоподдержки боевых товарищей в строю, особо не по фехтуешь. Конечно легионер мог вести бой в не рамок строя, о чем в частности говорит сильный назатыльник шлема, для защиты от ударов сзади, но мог в команде, низшими подразделениями-центуриями, контуберниями, опять же видная сильная организация. Но скорее редкость, для этого существовали вспомогательные войска, имевшие более легкое вооружение.

 

Тут опять упомяну Флагивя Вегеция Рената. Он писал, что легионеров во время учебы умышленно не учили рубящим ударами(характерных для варваров), а только колющим и еще раз колющим. Потому, что в сражении строем колющий в тесноте боя намного эффективней размащистого удара варвара. Не правда ли похоже на последующий акцент строевых армией Нового Времени именно на штыковой бой в рукопашной, при том что солдат имел и саблю?

Share this post


Link to post
Share on other sites
У легионеров не было особой тактике боя, их именно учили и учили хорошо, задрачивая, строевому бою в рамках подразделений легиона, который уже благодаря превосходству своей строевой тактике громил всех. Как индивидуальный боец легионер многим уступал. Само его вооружение было заточено на бой в команде, в строю. С коротким мечом, тяжелым панцирем и шлемом, большим тяжелым щитом, без взаимоподдержки боевых товарищей в строю, особо не по фехтуешь. Конечно легионер мог вести бой в не рамок строя, о чем в частности говорит сильный назатыльник шлема, для защиты от ударов сзади, но мог в команде, низшими подразделениями-центуриями, контуберниями, опять же видная сильная организация. Но скорее редкость, для этого существовали вспомогательные войска, имевшие более легкое вооружение.

 

Тут опять упомяну Флагивя Вегеция Рената. Он писал, что легионеров во время учебы умышленно не учили рубящим ударами(характерных для варваров), а только колющим и еще раз колющим. Потому, что в сражении строем колющий в тесноте боя намного эффективней размащистого удара варвара. Не правда ли похоже на последующий акцент строевых армией Нового Времени именно на штыковой бой в рукопашной, при том что солдат имел и саблю?

Если не секрет откуда у тебя такие познания истории, ты и Лейзи можете легко преподавать историю в университетах!

Share this post


Link to post
Share on other sites
Если не секрет откуда у тебя такие познания истории, ты и Лейзи можете легко преподавать историю в университетах!

 

Я не могу, я все забыл, а для Тиберия вобще то история это его специальность.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Я не могу, я все забыл, а для Тиберия вобще то история это его специальность.

Тогда понятно откуда такие познания, респект вам ребята :)

Share this post


Link to post
Share on other sites
Отношение к женщинам

 

С распространением христианства в Европу пришло поднятие статуса женщины в обществе. Христианство «указало человеку его настоящее достоинство и превратило жену из рабы в подругу». Особый взгляд на женщинсформировался у людей германских народов: они видели в ней «существо, наделенное даром пророчества и нравственной силой, создание высшее, чем мужчина». Поэтому неудивительно, что женщина у рыцарей стала объектом не только обожания, но и поклонения. Животная страсть к противоположному полу сменилась великодушной любовью и верностью под влиянием христианского вероучения. Обычно происходило так: рыцарь избирал для себя «даму сердца», которою в будущем он хотел видеть как свою подругу, и старался заслужить ее благосклонное внимание с помощью подвигов и доблестей.

 

Желание получить восхищение и поощрение в глазах своего объекта любви побуждало рыцаря находиться в поисках новых подвигов и являлось тем мотивом, который удваивал его храбрость и заставлял отбрасывать все страхи перед трудностями и опасностями. Однако помимо верности к даме своего сердца (la damme de ses pensees), рыцарь также был обязан защищать и других представительниц слабого пола. В то время женщины довольно часто были угнетаемы, и они были не в силах защитить не только себя, но и свое имущество. Поэтому столь важно было для них покровительство этих мужественных защитников слабых и бедных. Одной из статей рыцарского кодекса чести было правило «не злословить женщинам и не дозволять этого никому в своем присутствии».

 

Что касается самурайского общества, то женщина там не имела такого статуса, как в европейском феодальном обществе. Она была обязана подчиняться мужу, как только входила в его дом. Брак обычно заключался при согласии двух семей. У женщины не спрашивали согласия, поэтому в японском обществе женщина находилась в подчинении у мужа. Однако, согласно Бусидо, самурай должен уважительно относиться к своей жене. Если он был недоволен каким-то ее поступком, то должен был разумными аргументами ее переубедить. Если доводы не помогали, и жена продолжала и дальше плохо поступать, то самурай мог развестись с ней и отослать жену обратно к ее

родителям.

 

Истинному самураю не полагалось опускаться до бесполезных споров с женой, он должен был проявлять по отношению к ней великодушие и снисходительность. Истинному самураю не подобало поносить свою жену «оскорбительными выражениями, хвататься за меч или грозить ей кулаком», так как это считалось проявлением трусости, самого презираемого в японском обществе качества. «Храбрый самурай никогда не угрожает тому, кто слабее его», так говорится в самурайской этике Бусидо. Однако в феодальном обществе Японии существовало такая прослойка общества как букэ-он-онна – женщина-самурай, принадлежавшая к сословию самураев и обладающая навыками владения оружием. Конечно, от такой женщины не требовали, чтобы она реально участвовала в боях наравне с мужчинами-самураями. Однако такая женщина должна была уметь в случае необходимости защитить себя и дом, так как на нее возлагалась ответственность за сохранность семейного очага. Ее также обучали основным положениям Бусидо, развивали в ней стойкость, мужество и силу, не говоря уже о мастерстве владения оружием.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Образование

 

Самураи воспитывали детей по правилам самурайской этики. Поскольку самурай управлял тремя сословиями общества: торговцами, ремесленниками и крестьянами, то ему необходимо было получить хорошее образование, чтобы понимать глубинные связи и причины тех или иных явлений и событий. В семь или восемь лет ребенка начинали знакомить с тремя основными книгами мудрости: «Четверокнижием», «Пятиканонием» и «Семикнижием». Также будущий самурай был обязан освоить искусство каллиграфии, чтобы он мог писать и читать. В возрасте пятнадцати-шестнадцати лет молодого воина начинали обучать боевому искусству: стрельбе из лука, верховой езде, фехтованию и другим воинским искусствам. Заметим, что обучение проходило в самой семье самурая без отрыва ребенка от родителей. Проявление чувств у азиатов считалось слабостью, недостатком, проявлением слабоволия. Людей, которые не умели контролировать свои эмоции, считали грубыми и необразованными.

 

Но в случае с рыцарями дело обстояло иначе. Рыцарем мог стать только молодой человек дворянского происхождения. Однако одного происхождения было недостаточно, будущий рыцарь должен был доказать свою пригодность, мужество и доблесть. Поэтому, начиная с юных лет, с помощью подвижных игр и занятий в ребенке развивали воинский дух. Эти игры имитировали войну или турнирные бои. Позже из женских рук дитя переходило в руки мужские, и, по заведенному обычаю, родитель отсылал свое чадо к главным рыцарям, с которым он имел дружеские или родственные связи.

 

На первых порах будущий воин получал должность пажа: «сопровождал патрона и его супругу на охоте, в путешествиях, в гостях, на прогулках, был на посылках и даже служил за столом - почтительно, с поникшим взором, молодой паж, повинуясь, учился подчиняться и повелевать. Также во время пребывания в должности пажа юноша получал уроки религии от хозяйки. Из пажей он переходил в оруженосцы, где получал навыки стойкости, ловкости и мужества, поскольку обязанности оруженосца были непростыми: он помогал своему господину во время турниров: «подавал новое оружие, отражал удары, поднимал его, подводил к нему коня. Если оруженосец мог доказать своим поведением отвагу и мужество, то его могли посвятить в рыцари.

 

Как мы видим, специального теоретического образования в естественных или гуманитарных науках будущие рыцари не получали, главный упор делался на развитие в юноше силовых качеств и умения бороться. Почему же ребенка отдавали в чужие руки? Считается, что европейцы, в отличие от азиатов, были более свободными в проявлении своих чувств: они не считали слабостью проявлять их. Наоборот, это поощрялось, европейцы рассматривали это как признак искренности и чистосердечности. Поэтому «обычай отдавать молодых людей в учение другому рыцарю был основан на справедливом опасении, что любящие родители не решатся подвергать своего сына тяжким испытаниям, которые предстоят ему во время рыцарской службы».

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
Sign in to follow this  

×
×
  • Create New...