Перейти к публикации
Бронеход
Lazydog

«Корни и лики террора»

Рекомендованные сообщения

«Корни и лики террора» (Историко-публицистический детектив). Изд.ЛКИ, 2007.

 

terror.jpg

 

Аннотация

Терроризм — извечная болезнь человечества, рожденная борьбой за власть в религиозных, национальных, революционных, криминальных и всех других организациях, с претензиями на материальные и духовные ценности, вплоть до мирового господства. Рассматривая историю и современную географию терроризма, его методы, оружие, финансовые и психологические корни — разнообразные лики и движущие пружины, автор пытается разглядеть возможные сценарии развития человеческой истории в связи с появлением новых видов оружия, способов насилия и управления обществом. Уроки наиболее жестоких террористов — Нерона, Ивана Грозного, Сталина, Гитлера, Мао Цзэдуна, Ким Ир Сена, Пол Пота и других — не должны быть забыты.

 

Предисловие. Было ли начало и будет ли конец терроризма?

 

Глава 1. История человечества замешана на крови

1.1. «Не убий!»

1.2. Плата за жизнь

1.3. Плата за страх

 

Глава 2. У последней черты

2.1. Смертельная ненависть

2.2. На миру и смерть красна

2.3. Женщины и смерть

 

Глава 3. Введениевисториютерроризма

 

Глава 4. География современного терроризма

4.1 Среднеазиатский регион

4.2. Ближний Восток

4.3. Россия (Северный Кавказ и Закавказье)

4.4. Европа

4.5. Тихоокеанский регион

4.6. Южноазиатский регион

4.7. Северная и Южная Америка

 

Глава 5. Обыкновенный терроризм

5.1. Точечные убийства

Спецоперации КГБ

Кровавая месть

Загадки демократического терроризма

Короли и президенты, будьте бдительны

Бандитский террор

Антитеррористический терроризм

Демократия отдыхает

5.2. Диверсии бессмысленные и беспощадные

Ближний Восток. Хроника террора

Европа

Южноазиатский регион

На морях и в океанах

Россия

 

Глава 6. Торговля чужими жизнями

6.1. Похищения

6.2. Хайджекинг

6.3. Твой дом — твоя ли крепость?

6.4. Избранные страницы хроники захвата заложников

Ближний Восток

Армения

Южноазиатский регион

Северная и Южная Америка

Россия

Чеченская террористическая война

Школа Беслана

 

Глава 7. Лицензия на убийства

7.1. Геноцид

Варфоломеевская ночь

Геноцид армян в Турции

7.2. Холокост

Германия

«Окончательное решение» еврейского вопроса в Европе

Освенцим (Аушвиц–Биркенау) — пропасть в ад

Холокост на территории СССР

Бабий Яр

Попытки сопротивления

Подвиг Рауля Валленберга

Нюрнбергский процесс над военными преступниками

Суд над Адольфом Эйхманом

О психологических причинах нацистского геноцида

Эхо Холокоста в современном мире

 

Глава 8. Жажда власти

8.1. Роль мании величия в истории

8.2. Феномен толпы

8.3. Дворцовые интриги в борьбе за власть

8.4. Коммунистический терроризм

Террор как фундамент Октябрьской революции

8.5. Восточно-коммунистический терроризм

Китай

Северная Корея

Кампучия

8.6. Беспредел безнаказанности

Нерон — жестокий безумец

Прощеный террор Ивана Грозного

Живые тираны

 

Глава 9. Умом Россию не понять

9.1. Русский народный мазохизм

9.2. Террористический идеализм

9.3. Террористический ленинизм

 

Глава 10. Сталинизм как высшая стадия терроризма

10.1. Император зла

10.2. ЦК цыкает, а ЧК чикает

10.3. Террористическая коллективизация

10.4. Революция пожирает своих вождей

За что боролись, на то и напоролись

Игра в поддавки — ставка больше, чем жизнь

Ежовщина

10.5. Сталинский разгром Красной Армии

Скелет в кремлевском шкафу

Бей своих, чтобы чужие боялись

10.6. Террор бессмысленный и беспощадный

«Добрый» палач

10.7. Завтра была война

Расплата за страх

10.8. ГУЛАГ, как модель социализма

 

Глава 11. Цель оправдывает смерти

11.1. Национализм — последнее прибежище неудачника

11.2. Националистический терроризм — нацизм

11.3. Эхо Катыни

11.4. Чеченский синдром

11.5. «Трудно быть Богом» (Курды и шииты в Ираке)

11.6. Сербско-албанское противостояние в Косово

 

Глава 12. Евреи и антисемиты

12.1. Откуда вышли и куда идут евреи

12.2. Антисемитский террор

12.3. Еврейский терроризм

12.4. Израиль и Палестина — граница на крючке

12.5. Настоящее прошлое

 

Глава 13. Религия — опиум для террориста

13.1. Инквизиция

13.2. Панисламизм

13.3. Ислам в России

13.4. Террористический ислам

 

Глава 14. Свобода или смерть

14.1. Чеченский синдром

14.2. Венгерская рапсодия Андропова

14.3. Сигхи

14.4. Канадский мирный сепаратизм

 

Глава 15. Война и террор

15.1. Террор — повивальная бабка Первой мировой войны

15.2. Террор как оружие победы в войне

Все для фронта, всех для победы

15.3. Четвертая мировая антитеррористическая война

 

Глава 16. Благими намереньями вымощена дорога к террору

16.1. Террор, рожденный революцией

16.2. За счастье народа и всего человечества

16.3. Великий революционер Че Гевара

16.4. Вендетта

16.5. Забыть Герострата

 

Глава 17. Криминальный террор

17.1. Серийные убийцы

История серийных убийств

«Безотходное производство» Джона Хейга

«Рочестерский душитель» Артур Шоукросс

Способный на все Эдмунд Кемпер

Вашингтонский снайпер

Российский маньяк Андрей Чикатило

Психология криминального убийцы

17.2. Мафия бессмертна

17.3. Бессмертная российская мафия

Кремлевская мафия

Экспорт русской мафии

 

Глава 18. Организация террора

18.1. Структура организаций

18.2. Основные террористические организации

«Черный» список» (США)

Террористы мира

18.3. Финансовое обрезание терроризма

18.4. Кибертерроризм

 

Глава 19. Экономика терроризма

19.1. Спонсирование терроризма

19.2. Криминальные промыслы террористических организаций

Наркоторговля в России

19.3. Финансовое обрезание терроризма

19.4. Кибертерроризм

 

Глава 20. Оружие Четвертой мировой (террористической) войны

20.1. Старое оружие не ржавеет

20.2. Ядерное оружие в руках террористов

20.3. Химический терроризм

20.4. Биологический терроризм

Примеры бактериологическое оружия

 

Глава 21. Средства массовой информации террористов

21.1. «На миру и смерть красна»

21.2. СМИ — охотники за террористами

21.3. Нас усмиряющий обман

 

Глава 22. Психологический портрет террориста

22.1. Преступление и оправдание

Логика террориста

22.2. Психология смертника

22.3. Генезис тирана-террориста

 

Глава 23. Борьба с терроризмом

23.1. Все на борьбу с терроризмом

Израиль

США

Европа

Россия

23.2. Пределы координации

ООН

23.3. Спецслужбы в логове террористов

23.4. Террористы в логове спецслужб

23.5. Иллюзии побед

Глава 24. Конец терроризму или человечеству?

24.1. Это уже война, или будет еще хуже?

24.2. Национально-религиозный терроризм

Зигзаги демографии

Консерватизм наций

24.3. Террор диктатуры

24.4. Экологический террор

24.5. Террор наркомафии

 

Заключение. Будь, что будет

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Предисловие. Было ли начало и будет ли конец терроризма?

 

Из всех живых существ, населяющих Землю, только людям свойственна способность беспощадного, безжалостного уничтожения себе подобных. В чем причина возникновения и последовательного роста масштабов убийств? Заложен ли этот комплекс в генетической природе Homo sapience, или он является следствием непомерного распространения человеческой популяции на Земле? Может быть это связано со сложившейся иерархией человеческих сообществ, в которых власть приобретает наиболее беспринципный индивид, способный на безоглядное убийство соперников? Как утвердилось право казнить? убивать из мести? наконец, ради справедливости — понятия, имеющего так много значений и оправданий: национальных, религиозных, морально-этических, социальных, материальных?

Даже зная ответы на все эти вопросы, ничего нельзя доказать ни убийце, ни взрастившему его обществу. Даже инстинктом самосохранения не может быть преодолена страсть к убийству, движимая жаждой власти, денег и надеждой на успешное сохранение и выживание потомства. Не препятствуют убийствам любого масштаба ни проповеди всех религий, ни заповедь «не убий!», ни принципы гуманизма, ни провозглашение человека и человеческой жизни величайшей ценностью Природы.

Уникальная способность людей убивать себе подобных в последние полвека привела к созданию оружия массового уничтожения: ядерного, биологического, химического, электроиндукционного, поставившего на грань истребления не только человеческую популяцию, но и все живое на Земле. Продолжают создаваться все более эффективные системы вооружений, включая принципиально новые — магнитные поля, способные подавить сопротивление целых континентов, а также «средства доставки» и т.п.

Научно‑технический прогресс, благодаря военным заказам, дает блестящие результаты. Конница и слоны Александра Македонского способны были уничтожить многотысячное войско противника, сегодня возможно ядерное уничтожение целых континентов и миллионов людей в считанные минуты. В 1945 г. атомная бомба уничтожила в Хиросиме 100 000 человек. Если Трумэн не остановился перед ее применением, Сталин или Гитлер, имей они такое оружие, наверняка бы его использовали; и не приходится успокаиваться мыслью, что новый подобный претендент на мировое господство не воспользуется достижениями человечества для завоевания власти. По-видимому, любое государство применит ядерное оружие, если само существование этого государства будет поставлено под угрозу. Нет большой надежды на благоразумное разрешение конфликта Индии с Пакистаном, Израиля с палестинцами и так далее. А религиозный экстремизм радикально настроенных мусульман готов отправить в рай и ад соответственно все население Земли. Исламский терроризм, Осама бен‑Ладен, Саддам Хусейн наглядно демонстрируют это.

Психология каждого человека подвержена столь значительным изменениям, что нельзя исключить вероятность и нового Герострата, достаточно вооруженного не только для поджога храма Артемиды, но и для уничтожения человечества, например, с помощью разрабатываемых в секретных военных ведомствах бактерий.

На примере трагедии 11 сентября 2001 года стало очевидным, что никакие фильмы катастроф и детективные сюжеты не могут сравниться с реальной действительностью, изобилующей такими крутыми и жестокими поворотами, что самая необузданная фантазия меркнет перед ними. К несчастью, уроки истории ничему не учат ни человечество в целом, ни отдельные народы. Все они упорно наступают на одни и те же грабли, набивая себе шишки в разных местах.

Существует удивительный феномен масштабного перехода в человеческом понимании. Банкир, присвоивший миллион, вызывает всеобщее восхищение, а жулик, укравший булку на базаре, подлежит беспощадному избиению. Бандит, убивший одного человека, достоин смерти, в то время как правитель, убивший миллионы людей, признается великим, хотя и тот и другой больны полным пренебрежением к морали и принципам человечности. Но заметим, ответственность за террор всегда лежит не только на том человеке, который добивается своей цели путем лжи, нагнетания страха и использования низменных инстинктов людей. Наиболее жестокий урок преподал Иосиф Сталин, организовав геноцид интеллекта, уничтожив миллионы своих граждан и задержав на десятки лет прогресс и нормальное материальное и демократическое развитие страны. Надо отдать должное его таланту организатора, доведшего до совершенства технологию узурпации власти, обмана, насилия и террора. И мы должны с горечью признать, что вина не только на Сталине, но и на всех, благополучных и наказанных, кто беззаветно верил в необходимость крови в борьбе за светлое будущее всего человечества, своего народа, своей семьи, детей или себя лично. Конечно, были и такие, кто шел на все ради карьеры, денег и материальных благ, но главной движущей силой являлся страх — за жизнь вообще и жизнь по эту сторону колючей проволоки, страх перед пытками и всеобщем осуждением. Сталин сумел использовать все человеческие слабости и пороки в полной мере, затмив Макиавелли, Ивана Грозного, Петра Великого, Наполеона и Гитлера.

Пошаговая стратегия завоевания власти, начатая в небольшой революционной партии, разрослась до диктатуры во всей России, затем в союзе стран («социалистическом лагере») и почти не дошла до мирового господства. Феномен создания культа этой личности, поначалу серой и малообразованной, больной физически и психически, поражает тем, что Сталину удалось прежде преодолеть сопротивление множества морально здоровых, умных, интеллектуальных людей, а потом заставить этих людей служить ему, беззаветно верить в него, поощрять его безумия. Почему такое могло случиться в просвещенном ХХ веке? Как они нашли друг друга и совпали по времени и характерам — амбициозный тиран и пассивный народ‑идеалист, приученный своей историей к рабству и покорности?

Сегодняшние проблемы, безусловно, имеют исторические корни. Зло, сотворенное людьми, которых уже давно нет, дает неожиданные буйные ростки в будущем. Какую страстную возню творят народы у единственной стены Иерусалимского храма, разрушенного две тысячи лет назад! Каково наследие инквизиции в Европе? Как отозвалась работорговля на современной Америке? Какой след оставили холокост и атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки?

Концентрация власти, представляющая собой главную угрозу существованию человечества, достигла в ХХ веке невиданных успехов. Сегодня очевидно, что психологический настрой людей, собранных в толпу, социальное или религиозное сообщество, не только не препятствует концентрации власти у отдельно взятого параноика, но всячески способствует, как физическому, так и духовному закабалению многомиллионного и даже миллиардного человеческого конгломерата. Завоевание власти с помощью террора, какими бы названиями он не прикрывался, — альтернативный путь, позволяющий обойти демократию и растоптать права каждого человека. Борьба за свободу и независимость, месть, всеобщее благополучие, закон и порядок, справедливое распределение благ, божественное предначертание — любое из этих намерений, «вымостивших дорогу в ад», не должно служить лживым прикрытием вхождения во власть. Терроризм есть прежде всего оппозиция демократии, а террор есть устрашение толпы с целью завоевания власти.

Современным людям иногда кажется, что именно они переживают невиданный всплеск терроризма. На самом деле это не так. Терроризм существовал всегда, просто теперь увеличились его возможности, масштабы и относительная «цена». Появились весьма разнообразные формы террора, опаснее стали последствия: количество достигло той неуловимой грани, когда оно переходит в новое качество, при котором террор поставил человечество на грань выживания. Станет ли терроризм смертельной болезнью или род человеческий сумеет избежать такого конца? Попробуем разобраться.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Заключение Будь, что будет

 

Твой Новый год по темно-синей

волне средь шума городского

плывет в тоске необъяснимой,

как будто жизнь начнется снова,

как будто будут свет и слава,

удачный день и вдоволь хлеба,

как будто жизнь качнется вправо,

качнувшись влево.

Иосиф Бродский

 

Историческое обозрение роли, методов и стимулов террора в различных странах позволяет выявить некоторые общие черты этого явления и оценить перспективы террора в будущей жизни или смерти человечества. Конечно, есть несопоставимые разновидности этого явления, главным образом, в динамике его развития от понимания «справедливости» убийств в прошлом и в настоящем. Даже оценка результатов террористической деятельности потомками меняется, вплоть до противоположной: удачно завершившиеся террористические операции называются революциями, а проваленные — бунтами и преступлениями. Но схема действия всегда разительно однозначна.

 

1. Образуется группа (банда, мафия, партия, клан) во главе с лидером (вождем, паханом, крестным отцом, царем, пророком), стремящаяся к переделу или увеличению своей власти и материальной собственности.

2. Действуя легальным или насильственным методом, эта группа во главе с вождем (иногда сменив его в процессе борьбы) захватывает власть, обещая большинству населения решение его проблем, материальные выгоды и участие во властных структурах.

3. Захватив власть, группа устраивает террор — казни и изъятие материальных ценностей у назначенного ею меньшинства при поддержке большинства, соблазненного обещаниями, частично удовлетворяя эти обещания за счет меньшинства.

4. Группа укрепляет свою власть введением диктатуры, устраивает жестокий террор меньшинства при поддержке и участии большинства, «повязав его кровью», раздачей экспроприированной собственности, льгот и т.п.

 

В эту общую схему с незначительными отклонениями вписываются все террористические катаклизмы, как названные впоследствии революционными преобразованиями, так и преступными бунтами, и все «возмутители спокойствия» — вожди, фюреры, главари бунтовщиков, мафиози и т.п. Вся история, как обычно, ничему не научившая людей, описывается этой схемой:

— Иван Грозный — террор бояр, опричина, захват имущества бояр и территорий.

— Петр Великий — террор бояр и крестьян, казни стрельцов, расширение России.

— Великая Французская революция — экспроприация ценностей правящей верхушки, террор, укрепление власти.

— Турецкий геноцид армян, изгнание и захват их собствености, проект создания пантюркистской империи.

— Ленин — захват власти большевиками, экспроприация дворянских, церковных ценностей, террор имущих классов.

— Сталин — экспроприация, террор «кулачества, как класса», террор «врагов народа», изъятие всех ценностей народа, создание ГУЛАГа с организацией рабского труда, захват абсолютной власти.

— Гитлер — Холокост, изъятие ценностей у евреев, антисемитский террор при поддержке немцев и завоеванных народов.

***

Даже перечисление исторических эпох разных веков и народов доказывает, что нация, страна, партия, группа, пошедшая по пути террора для достижения своих целей — любых, даже самых благородных, неизменно гибнет от террора.

Современные реалии панисламизма в точности соответствуют той же схеме. Возникла группа исламских деятелей, включающая Усаму бен-Ладена, провозгласившая мусульманскую религию единственно верной идеологией, трансформировав мирные заповеди Корана в религиозную нетерпимость, призывающую к террору «неверных». Захватив религиозную и светскую власть в мусульманских странах, эта группа пытается терроризировать «богатые» страны: в первую очередь США, Израиль, Европу. Их «большинство» только в пределах мусульманского Востока, но постепенное проникновение мусульман во все страны уже идет. «Большинство» их пока сомнительно, но ведь и возможности другие: атомное, биологическое и химическое оружие, кибертеррор, отряды смертников.

Завершая рассмотрение всех мыслимых аспектов, истоков и разновидностей терроризма, мы должны сделать несколько неутешительных выводов.

Все процессы, развивающиеся во времени, последовательно переживают этапы: рождение — постепенное развитие — бурный рост — снова медленное развитие — насыщение — угасание — смерть. Иногда какие-то этапы повторяются, но смерть, в конце концов, неизбежна. Это свойственно всем: социализму, капитализму, театру, человеку, как отдельной личности, так и человечеству в целом.

Трепещущее от страха человечество вполне готово к своему концу. Апокалипсис — конец света, жесточайшее наказание — за грехи, которых предостаточно, много раз предсказывался. Откровения Иоанна Богослова стало основой многих последующих прогнозов конца света. Спасшись от всемирного потопа на корабле Ноя, люди ожидали еще более полного, окончательного уничтожения в 1000 г., затем в 1666 г., включившем «число дьявола» — 666. Монтанисты ждали Судного дня четыре века подряд, начиная с конца II века нашей эры. Крестовые походы (1096–1270) были организованны для спасения христиан от Страшного суда. Христофор Колумб в своих «Пророчествах» предрекал конец света в 1656 г. Как водится для круглых, сакраментальных дат, в 1900 г. также был назначен конец света. Проповедники секты «Братья и сестры красной смерти» в Каргопольском уезде России установили дату 13 ноября; свыше 100 сектантов погибли, добровольно подвергнув себя самосожжению.

Терроризм — наиболее актуальный способ самоубийства человечества. В человеке генетически заложена способность к террору, которая проявляется по-разному: у одних — это страсть к борьбе, к власти и господству; у других — готовность подчиниться этой власти и господству. Обыватель — существо адаптивное, под воздействием обстоятельств или страха он способен на любую мимикрию, принимая самые ужасные, антигуманные, немыслимые правила игры, навязанные ему властью: каннибализм, коммунизм, Холокост, панисламизм. То есть человечество генетически готово к самоуничтожению

Есть надежда, что и сегодняшних террористов ждет тот же конец. Весь вопрос в том, во что это обойдется человечеству. Борьба продолжается, и пока неясно, чем закончится: победой исламской революции или подавлением преступного бунта. Искоренение терроризма — задача столь же метафизическая, как искоренение пороков в человеческом обществе — насилия, преступности, воровства или коррупции. Бороться с терроризмом можно и нужно. Но уничтожить его смогут только тогда, когда люди и страны перестанут враждовать, сильные — бесцеремонно обходиться со слабыми, правительства — строить друг другу козни, религии — считать себя единственно угодными Богу. Когда мы перестанем лгать и лицемерить, изобретать, создавать, производить и хранить самые ужасные инструменты уничтожения людей и их культуры. Когда мир перестанет быть таким удручающе несовершенным.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Самое для меня неожиданное во всей книге, спорной во многих местах, стала фраза в заключении:

 

Даже перечисление исторических эпох разных веков и народов доказывает, что нация, страна, партия, группа, пошедшая по пути террора для достижения своих целей — любых, даже самых благородных, неизменно гибнет от террора.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Нарвался на совершенно интересный обзор истории терроризма. Написанно коротко, сжато, ну совершенно понятно, интересно и пунктуально.

 

Терроризм: история и современность

 

О. В. Будницкий

Доктор исторических наук,

старший научный сотрудник

Института российской истории РАН.

RSEP 1994-1995

 

События 11 сентября 2001 года заставляют еще раз заглянуть в то универсальное зеркало, которым является история. Они, конечно, не изменили прошлое - они изменили нас. Для историка существует опасность модернизировать события прошлого и привнести в свой анализ оценки, свойственные времени, в котором он живет и пишет; иными словами, пойти на уступки политической конъюнктуре. Сразу заметим, что при определенной типологической схожести революционного терроризма XIX - начала ХХ веков с терроризмом наших дней у них, по нашему мнению, больше отличного, нежели общего. И актуальность изучения истории терроризма, как нам представляется, определяется, прежде всего, научными, нежели политическими причинами. В то же время, современные события неизбежно изменяют историческую перспективу и заставляют историка скорректировать некоторые оценки.

 

Терроризм, оказавший столь глубокое воздействие на политическое развитие и, если угодно, на психологию русского общества, оставался до недавнего времени практически не исследованным как специфическое явление. Объясняется это преимущественно вненаучными причинами. Тема терроризма была длительное время табу для советских историков. В отечественной литературе можно найти десятки работ, посвященных терроризму на Западе, однако вплоть до последнего времени не существовало ни одной работы, специально посвященной феномену терроризма в России.

 

Между тем, значение терроризма в истории России трудно переоценить. Его воздействие на развитие страны отлично понимали современники. А.И. Гучков в речи по поводу убийства П.А. Столыпина, произнесенной им в Третьей Думе, говорил:

 

"Поколение, к которому я принадлежу, родилось под выстрелы Каракозова; в 70-80-х годах кровавая и грозная волна террора прокатилась по России, унося за собою того монарха, которого мы. . . славословили как Царя - Освободителя. Какую тризну отпраздновал террор над нашей бедной родиной в дни ее несчастья и позора! Это у нас у всех в памяти. Террор тогда затормозил и тормозит с тех пор поступательный ход реформы. Террор дал оружие в руки реакционерам. Террор своим кровавым туманом окутал зарю русской свободы" [1].

 

Разумеется, речь Гучкова отражала позицию определенной (октябристской) политической группы; с точки зрения, скажем, эсеровских лидеров террор как раз принес "зарю русской свободы". Нас в данном случае интересует то, что вряд ли кто-либо из современников сомневался в роковой роли терроризма в жизни России; терроризм стал повседневностью для сотен тысяч жителей страны; с поразительной регулярностью он возрождался, унося каждый раз все больше человеческих жизней. Задачей историка и является выяснить причины этого феномена, имеющего незначительное число аналогов в мировой истории, а также степень и характер воздействия терроризма на развитие страны.

 

Лежит ТУТ.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

ТЕРРОРИЗМ (Terrorism) – один из вариантов тактики политической борьбы, связанный с применением идеологически мотивированного насилия.

Суть терроризма – насилие с целью устрашения. Субъект террористического насилия – отдельные лица или неправительственные организации. Объект насилия – власть в лице отдельных государственных служащих или общество в лице отдельных граждан (в том числе иностранцев, или госслужащих иных государств). Кроме того – частное и государственное имущество, инфраструктуры, системы жизнеобеспечения. Цель насилия – добиться желательного для террористов развития событий – революции, дестабилизации общества, развязывания войны с иностранным государством, обретения независимости некоторой территорией, падения престижа власти, политических уступок со стороны власти и т.д.

 

Определение терроризма представляется непростой задачей. Формы и методы террористической деятельности существенно менялись со временем. Это явление имеет устойчивую негативную оценку, что порождает произвольное толкование. С одной стороны, существует тенденция неоправданно расширенной трактовки, когда некоторые политические силы без достаточных оснований называют террористами своих противников. С другой – неоправданного сужения. Сами террористы склонны называть себя солдатами, партизанами, диверсантами в тылу противника и т.д. Отсюда трудности как юридически-правовых дефиниций, так и общетеоретического осмысления терроризма.

 

Законодатели разных стран не пришли к единому определению терроризма. Исследуя и обобщая деяния и признаки составов преступлений террористической направленности, записанных в Уголовных кодексах государств – участников СНГ, В.П.Емельянов конструирует следующее определение терроризма: терроризм – это публично совершаемые общеопасные действия или угрозы таковыми, направленные на устрашение населения или социальных групп, в целях прямого или косвенного воздействия на принятие какого-либо решения или отказ от него в интересах террористов.

 

Терроризм связан с более общим, родовым для него понятием террора. Террор – способ управления обществом посредством превентивного устрашения. К этому способу политического действия могут прибегать как государство, так и организации (или силы) ставящие перед собой политические цели. Многие годы тактика превентивного устрашения, вне зависимости от характера субъекта террористического действия, обозначалась общим понятием террор. В 1970–1980-х сложилось терминологическое различение террора и терроризма. Сегодня «террор» трактуется как нелегитимное насилие со стороны государства по отношению к обществу в целом либо к диссидентам и оппозиции. «Терроризм» – практика нелегитимного насилия, реализуемая противостоящими государству силами и организациями.

 

Террор опирается на насилие и достигает своих целей путем демонстративного физического подавления любых сколько-нибудь активных противников с тем, чтобы запугать и лишить воли к сопротивлению всех потенциальных противников власти. Важно подчеркнуть, террор – политика превентивного насилия и это отличает его от самых жестких репрессий по отношению к нарушителям законов. К террору прибегает власть, стремящаяся радикальным образом изменить существующий порядок вещей. В таких случаях, как иностранное завоевание, или социальная революция, или утверждение авторитаризма в обществе с демократическими традициями – то есть всякий раз, когда политическая реальность изменяется радикально, и эти перемены неизбежно вызывают сопротивление значительной части общества – в арсенале политических стратегий новой власти лежит политика террора.

 

Слова «терроризм», «террорист», «теракт» представляют собой кальки с английского (terrorism, terrorist, act of terrorism). По своему исходному смыслу, все они связаны с террором, как политикой устрашения. Но здесь решающее значение приобретают различия. Прежде всего, субъектом террористической деятельности, то есть террористом, как правило, является не государство, а организации, ставящие перед собой политические цели – приход к власти, дестабилизацию общества, подталкивание его к революции, провоцирование вступления в войну и т.д.

 

Обязательное условие терроризма – резонанс террористической акции в обществе. Терроризм принципиально декларативен. Широкое распространение информации о теракте, превращение его в наиболее обсуждаемое событие представляет собой ключевой элемент тактики терроризма. Оставшийся незамеченным или засекреченный теракт утрачивает всякий смысл.

 

Это отличает террористический акт от таких близких явлений, как диверсия или политическое убийство. Диверсия – силовая акция подрывного характера осуществляемая спецслужбами государства. Диверсия ценна непосредственным уроном противнику, общественный резонанс операции не интересует диверсанта и даже опасен. В идеале диверсия имитирует техногенную катастрофу, несчастный случай или силовую акцию, совершенную другой силой. Такие диверсии, как политические убийства, совершенные спецслужбами, реальные исполнители предпочитают сваливать на ложных виновных.

 

Общественный резонанс на террористический акт необходим террористам для изменения общественных настроений. Теракты воздействуют на массовую психологию. Террористические организации демонстрируют свою силу и готовность идти до конца, жертвуя как собственными жизнями, так и жизнями жертв. Террорист громогласно заявляет, что в этом обществе, в этом мире есть сила, которая ни при каких обстоятельствах не примет существующий порядок вещей и будет бороться с ним до победы, или до своего конца.

 

Террористический акт:

 

1. Демонстрирует обществу бессилие власти. В той точке времени и пространства, где произошел теракт, власть утратила монополию на насилие, были вызывающе нарушены законы и установления власти. В зоне теракта реализовалась альтернативная власть.

 

2. Создает прецеденты активного неповиновения и силового противостояния власти. Идеологи терроризма называют это «пропагандой действием». Теракт содержит в себе призыв к силам, сочувствующим делу террористов, присоединиться к активному противостоянию власти.

 

3. Как правило, активизирует любые силы и настроения, оппозиционные власти, в том числе и дистанцирующиеся от тактики терроризма. Теракт трактуется как бесспорный признак острого кризиса в обществе. Все это подталкивает общество, а за ним и власть, к уступкам политическим силам, использующим тактику терроризма.

 

4. Ударяет по экономике, снижает инвестиционную привлекательность страны, ухудшает ее имидж, снижает поток международных туристов и т.д.

 

5. Подталкивает страну к радикализации политического курса, к авторитарным формам правления. Часто такая эволюция соответствует целям террористов.

 

Терроризм представляет собой наиболее опасный (по критерию вложенные ресурсы / полученный результат) способ политической дестабилизации общества. Такие способы дестабилизации как военная интервенция, восстание, развязывание гражданской войны, массовые беспорядки, всеобщая забастовка и др. требуют значительных ресурсов и предполагают широкую массовую поддержку тех сил, которые заинтересованы в дестабилизации. Для разворачивания кампании террористических актов достаточно поддержки дела террористов сравнительно узким слоем общества, небольшой группой согласных на все крайних радикалов и скромных организационно-технических ресурсов. Терроризм подрывает власть и разрушает политическую систему государства. Юристы относят террористические действия к категории «преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства».

 

Согласно общему мнению правоведов, терроризм в любых своих формах является наиболее общественно опасным из всех преступлений, описываемых уголовным законодательством (в санкциях статей, предусматривающих уголовную ответственность за преступление террористического характера, должно быть самое суровое наказание, из всех видов наказаний предусмотренных уголовным законом).

 

Условия возникновения терроризма. Терроризм не относится к повсеместным явлениям. Использование этой тактики предполагает набор социокультурных и политических характеристик общества. Если эти характеристики отсутствуют, тактика терроризма реализована быть не может.

 

Теракт требует общенациональной, а в идеале глобальной аудитории. Из этого следует первое условие возникновения терроризма – формирование информационного общества. В своих современных формах терроризм возникает в 19 в. в Европе. То есть там, где возникает общество, регулярно читающее газеты. И далее, чем мощнее становятся средства массовой информации, чем более пронизывают собой общество, чем выше их роль в формировании общественных настроений – тем шире волна терроризма. По мере того, как привычка читать газеты и журналы дополняется привычкой слушать радио, смотреть телевизор, «сидеть» в интернете, растет поле потенциального воздействия терроризма на общество, ширятся его возможности. Здесь значимы как технологические, так и политические предпосылки. Тоталитарные режимы, располагающие технологическими аспектами информационного общества (фашистская Германия, СССР, Северная Корея), но при этом блокирующие свободный обмен информацией полицейскими методами, не так уязвимы для терроризма.

 

Второе условие возникновения терроризма связано с природой технологии и законами развития технологической среды человеческого существования. Суть дела в том, что по мере разворачивания научного и технического прогресса, техногенная среда становится все более сложной и уязвимой. Развитие техники дает человеку возможность точечно разрушать социальную, технологическую и природную среду.

 

Для разрушения какого-либо материального объекта необходима энергия, равная или соотносимая с энергией, необходимой для создания этого объекта. В древности разрушение плотины или пирамиды потребовало бы значительного числа людей и достаточно длительного времени, а такое действие не осталось бы незамеченным. Развитие технологии позволило аккумулировать энергию и точечно использовать ее для разрушения предметной или природной среды. Кинжал и арбалет уступают место динамиту, винтовке с оптическим прицелом, гранатомету, компактной ракете класса «земля-воздух» и т.д.

 

Технологическая среда становится все более плотной и более уязвимой. Возможности государства блокировать деятельность террористов в каждой точке социального пространства в любой произвольный момент оказываются ниже возможностей злоумышленников нанести удар. В современном мире техногенные катастрофы происходят и безо всякого вмешательства террористов.

 

Третье существенное условие возникновения терроризма связано с размыванием традиционного общества и формированием общества модернизированного, ориентированного на либеральные ценности. Терроризм возникает тогда, когда на смену традиционной культуре приходит общество, знакомое с концепцией общественного договора. Либеральные ценности и идеи общественного договора дают представление о гарантированности человеческой жизни и ответственности власти перед гражданами.

 

Теракты громогласно возвещают о том, что власть не способна гарантировать жизнь, здоровье и спокойствие граждан; следовательно, власть ответственна за это. Здесь – суть механизма политического шантажа, который используют террористы. Если же общество никак не реагирует на акции террористов, или объединяется вокруг власти предержащей, то терроризм утрачивает всякий эффект.

 

Четвертое условие терроризма – реальные проблемы, возникающие в ходе исторического развития. Они могут иметь самое разное измерение – политическое, культурное, социальное. В благополучной стране возможны одиночные акты психически неуравновешенных маргиналов, но терроризм как явление слабо выражен. Самые частые основания терроризма – сепаратизм и национально освободительные движения, а также религиозные, этнические, идеологические конфликты. Терроризм – явление, присущее кризисным этапам модернизационного перехода. Характерно, что завершение модернизационных преобразований снимает основания для терроризма.

 

Терроризм возникает на границах культур и эпох исторического развития. Самый яркий пример этого – ситуация в Израиле и Палестинской автономии, где исламский мир сталкивается с выдвинутым вглубь Азии форпостом европейской цивилизации, и глубоко традиционное палестинское общество соприкасается с модернизированным обществом Израиля. Культурно и стадиально однородные общества (Голландия, Швейцария) более защищены от терроризма.

 

Терроризма нет, и не может быть в тоталитарных и авторитарных обществах. Здесь нет условий его возникновения, а любые проявления антигосударственной деятельности чреваты террором против целых регионов, народов, конфессий или социальных категорий. В равной степени, терроризм не эффективен в распадающихся странах, где власть рассыпалась и не контролирует общество – таких как Сомали или Афганистан.

 

Терроризм возможен при условии сочувствия делу террористов хотя бы части общества. В отличие от диверсантов – специально подготовленных профессионалов, которые могут работать во враждебном окружении – террористы, так же как и партизаны, нуждаются в поддержке среди населения. Утрата этой поддержки ведет к угасанию террористической деятельности.

 

Терроризм является индикатором кризисных процессов. Это – аварийный канал обратной связи между обществом и властью, между отдельной частью общества и обществом в целом. Он свидетельствует об остром неблагополучии в некоторой зоне социального пространства. В этом отношении, терроризм не имеет чисто силового, полицейского решения. Локализация и подавление террористов – лишь часть борьбы с этим злом. Другая часть предполагает политические, социальные и культурные преобразования, которые снимают основания для радикализации общества и обращения к терроризму.

 

Типология и классификация. Учитывая бесконечное многообразие, смыкание и переплетение различных форм терроризма, его классификация является непростой задачей.

 

По характеру субъекта террористической деятельности, терроризм делится на:

 

1. Неорганизованный или индивидуальный.

 

В этом случае теракт (реже, ряд терактов) совершает один-два человека, за которыми не стоит какая-либо организация. Индивидуальный терроризм наиболее редкое явление в современном мире. Примером может служить выстрел Веры Засулич в петербургского градоначальника Трепова (январь 1878);

 

2. Организованный, коллективный – террористическая деятельность планируется и реализуется специальной организацией. Организованный терроризм – самый распространенный современном мире.

 

По своим целям терроризм делится на:

 

1. Националистический – преследует сепаратистские или национально освободительные цели;

 

2. Религиозный – связан либо с борьбой приверженцев одной религии с приверженцами другой, либо преследует цель подорвать светскую власть и утвердить власть религиозную.

 

3. Идеологически заданный, социальный – преследует цель коренного или частичного изменения экономической или политической системы страны. Иногда это вид терроризма называют революционным. Примером идеологически заданного терроризма служат – анархистский, эсеровский, фашистский, европейский «левый» терроризм и др.

 

Однако преследуемые цели могут переплетаться. Так, использующая методы терроризма «Курдская рабочая партия» преследует цели создания национального государства и одновременно – социального преобразования общества в духе марксизма (см. КУРДЫ И КУРДСКИЙ ВОПРОС).

 

Помимо этого, существуют движения, не укладывающиеся в предложенные классификации. К примеру, террористическая группировка «Мы, кто строили Швецию», протестовавшая против проведения в Швеции Олимпийских игр, провела ряд взрывов на спортивных объектах в 1997.

 

Другим примером служит колумбийская организация «Экстрадитаблес» («Подлежащие выдаче»). Ядро организации составляют преступники-наркоторговцы, подлежащие выдаче в США. «Экстрадитаблес» совершают нападения на чиновников, полицейских, известных политических и общественных деятелей, всех активно выступающих против наркоторговли. Поводом для террористических акций может послужить полицейская операция против наркомафии или выдача американскому правосудию очередного мафиозного босса.

 

Перечень террористических организаций. Составить реестр террористических организаций, даже ограничив себя последними десятилетиями, крайне сложно. Составление списка террористических организаций, охватывающего всю историю терроризма задача еще более сложная и вряд ли осуществимая.

 

Одна и та же организация часто фигурирует под разными названиями. Террористические организации переживают расколы; из материнской организации выделяются новые. Существуют организации – фальшивки, организации – однодневки. Кроме того, террористические организации разномасштабны. Рядом с действенными, большими существовали и существуют крошечные. Все это порождает проблемы с верификацией и классификацией существующих данных.

 

Исследователи выделяют наиболее опасные организации, способные развернуть массовый террор. Среди них – шиитская «Хезболла» (Партия Аллаха) со штаб квартирой в Ливане, палестинские «ХАМАС» (Исламское движение сопротивления) и «Исламский Джихад», тамильские «Тигры освобождения Тамил Элама» в Шри Ланке, «Аль Кайда» Осамы бен Ладена, «Курдская рабочая партия» Абдуллы Оджалана, египетские «Аль Джихад» («Священная война») и «Вооруженная исламская группа».

 

Формы и методы терроризма. Анализируя методы террористической деятельности, исследователи выделяют:

 

1. Взрывы государственных, промышленных, транспортных, военных объектов, редакций газет и журналов, различных офисов, партийных комитетов, жилых домов, вокзалов, магазинов, театров, ресторанов и т.д.

 

2. Индивидуальный террор или политические убийства – чиновников, общественных деятелей, банкиров, сотрудников правоприменяющих органов и т.д.

 

3. Политические похищения. Как правило, похищают крупных государственных деятелей, промышленников, журналистов, военных, иностранных дипломатов и т.д. Цель похищения – политический шантаж (требования выполнения определенных политических условий, освобождения из тюрьмы сообщников, выкуп и т.д.)

 

4. Захват учреждений, зданий, банков, посольств и т.д., сопровождающийся захватом заложников. Чаще всего за этим следуют переговоры с представителями властей, но история знает и примеры уничтожения заложников. Обладание заложниками позволяет террористам вести переговоры «с позиции силы». Сегодня это одна из наиболее распространенных форм терроризма.

 

5. Захват самолетов, кораблей или других транспортных средств, сопровождающийся захватом заложников. Эта форма террористической деятельности получила широкое распространение в 1980-х.

 

6. Ограбление банков, ювелирных магазинов, частных лиц, взятие заложников с целью получения выкупа. Грабежи – вспомогательная форма террористической деятельности, обеспечивающая террористов финансовыми ресурсами.

 

7. Несмертельные ранения, избиения, издевательства. Эти формы террористического нападения преследуют цели психологического давления на жертву и одновременно являются формой так называемой «пропаганды действием».

 

8. Биологический терроризм. Например, рассылка писем со спорами сибирской язвы.

 

9. Использование отравляющих веществ и радиоактивных изотопов.

 

Арсенал методов и форм терроризма постоянно расширяется. Сейчас уже говорят о компьютерном терроризме. В принципе, любые инфраструктуры общества, любые промышленные объекты, технологические структуры, хранилища отходов, повреждение которых чревато экологическими катастрофами, могут стать объектом атаки террористов.

 

Предыстория терроризма. Обращаясь к истории, авторы, как правило, углубляются в прошлое, описывая случаи и явления, не относящиеся прямо к терроризму, но сходные, совпадающие с терроризмом по некоторым признакам.

 

Еще в I в. н.э. на территориях ныне занимаемых государством Израиль действовала организация сикариев, боровшаяся против римлян за автономию провинции Фессалоник. Сикарии убивали римлян и представителей еврейской знати, сотрудничавших с Римом. Убийство совершалось коротким мечом «сикой», в соответствии с определенными ритуалами.

 

В 11–13 вв. мусульманская шиитская секта исмаилитов, более известная под именем ассасинов практиковала физическое уничтожение представителей власти в Сирии, т.е. халифов-инородцев. Послушники-фидаи по приказу своего повелителя, некоего Старца горы, убивали любого обреченного на смерть, несмотря на любые меры предосторожности. Ассасины просуществовали до 1256, когда оплот секты – крепость Аламут – пал под ударами монголов.

 

В 12–13 вв., на фоне борьбы Рима с королевскими династиями Европы, религиозные авторитеты католической церкви обосновали правомочность убийства монархов поданными – монархомахии. К 16 в. идеи монархомахии становятся необычайно актуальными. Были убиты противники воинствующего католицизма Вильгельм Оранский (1584), Генрих III (1589) и Генрих IV (1610).

 

Историки терроризма обязательно упоминают так называемый «пороховой заговор» Гая Фокса (1605). Капитан английской армии Гай Фокс возглавил заговор против парламента и короля Якова I. Предполагалось взорвать здание парламента, в котором должен был присутствовать король. Заговор преследовал цель реставрации католицизма.

 

В июле 1793 французская аристократка Шарлотта де Корде заколола кинжалом члена Конвента, председателя Якобинского клуба Жана Поля Марата. Причиной послужил кровавый террор, развязанный якобинцами после падения жирондистов.

 

История терроризма. Великая Французская революция и наполеоновские войны разделяют предысторию и собственно историю терроризма. Ставший классическим массовый террор эпохи Французской революции продемонстрировал модель управления страхом и запустил механизм вызревания тактики терроризма.

 

В 1820-х в Италии возникают заговорщические организации, преследовавшие цель создания национального государства. На Сицилии зарождается мафия, преследовавшая цели борьбы с монархией Бурбонов. В Неаполе в 1820 возникла «Коммора». Цели организации – подкуп и устрашение тюремщиков. Одновременно, на юге страны возникает братство карбонариев, раскинувшее свою сеть по всей Италии. Изначально целями братства была защита крестьян и сельхозрабочих от произвола помещиков-землевладельцев. Карбонарии сперва предупреждали, а затем убивали наиболее жестоких притеснителей. Впоследствии организация карбонариев приобретает политический характер и ставит задачи борьбы с австрийским владычеством и продажными монархическими режимами. Все три организации использовали террористические методы, устрашая тюремщиков, помещиков, офицеров полиции и государственных чиновников. Отметим, что терроризм был лишь одной из тактик, используемых заговорщическими организациями. Они вели пропаганду, готовили и осуществляли побеги из тюрем, вооруженные выступления.

 

После Италии терроризм получил распространение во Франции, Австрии, Германии. На короля Франции Луи-Филиппа было совершено семь покушений. В одном из них (1835) было убито 18 и ранено 22 человека. Середина 19 века была отмечена рядом удачных и неудачных покушений – на императора Фридриха-Вильгельма IV, на Франца-Иосифа Австрийского. В 1858 итальянец Феличе Орсини совершил покушение на Наполеона III. Был убит герцог Пармский (1854), совершены покушения на Фердинанда III Неаполитанского и испанскую королеву Изабеллу (1856).

 

В 1868 был убит сербский князь Михаил Обренович III. По два покушения пережили прусский король Вильгельм I и канцлер Отто Бисмарк. Расширяется палитра политических движений, прибегающих к тактике терроризма. Теперь это не только национальные движения, но и республиканцы, анархисты. Формируется идеология терроризма. Во второй половине 19 века терроризм приходит в Российскую империю.

 

С 1880–1890-х Европа и США переживают расцвет анархо-терроризма. В 1894 был убит президент Французской республики Сади Карно. В 1881 был смертельно ранен президент США Дж. Гартфельд. В 1901 – убит президент США Мак-Кинли. На фоне пиковых событий происходили и менее громкие акты – взрывы бомб в театрах и ресторанах, убийства крупных и средних чиновников и т.д. Анархистский терроризм пошел на спад лишь с 1910–1920-х.

 

Итоги 19 в. состояли в том, что терроризм превратился в значимый фактор политической жизни. Двадцатый век характеризуется резким всплеском и качественным преобразованием терроризма. К этой тактике прибегают все новые и новые политические силы. Терроризм пошел вширь, охватил Латинскую Америку и Азию. Сложились международные связи террористов. Кроме того, терроризм превратился в фактор межгосударственного противостояния. Террористические движения стали получать поддержку от стран, выступающих как противник государства – объекта атак терроризма.

 

Терроризм дробится на глобально и локально ориентированный. В 20 в. складываются политические движения, имеющие глобальные интересы и претензии, которые активно используют тактику терроризма. В порядке возникновения это – международные коммунистическое, фашистское и исламско-радикальное движения. Эти движения состоят из лидирующих государств-спонсоров и организаторов терроризма и широкого пояса террористических организаций в различных странах – объектах политической экспансии.

 

В 20 в. вчерашние террористы превращались в легитимных политических лидеров. Политики, использовавшие тактику терроризма, становились иногда главами государств. В начале 20 в. к тактике терроризма активно прибегают национально-освободительные и революционные движения. Они действуют на территориях Российской, Османской, Британской империй. Новым элементом была поддержка террористов на государственном уровне. Так, во время Первой мировой войны, Германия поддерживала ирландских сепаратистов, которые вели борьбу с британской армией в Ирландии методами террора (взрывы на военных объектах, бомбы в ресторанах, где обедали английские офицеры и т.д.). Россия поддерживала боевые организации армянской партии «Дашнакцутюн» («Единство»), действовавшие на территории Турции. Власти Османской империи в ответ организовывали контрабандную переправку динамита для российских террористов. Перед Первой мировой войной действовавшие на территории России террористические структуры (партии эсеров, польские и грузинские националисты) получали крупные суммы денег из Японии и Австрии. Нет ясности с убийством эрцгерцога Фердинанда в Сараево (июль 1914), ставшего поводом к началу Первой мировой войны. Теракт произошел на территории Боснии, входившей в то время в Австро-Венгрию. Осуществила его сербская террористическая организация «Черная рука». Не вызывает сомнений связь этой организации со спецслужбами Сербии.

 

Мировая война задала новый импульс к дальнейшему развитию терроризма. Была наглядно продемонстрирована успешность подобной тактики. Война началась с выстрела террориста. А в результате войны распались три империи и разрешился целый ряд национальных проблем.

 

Межвоенная эпоха характеризовалась изменением географии и качества терроризма. Терроризм все более увязывался с внешней поддержкой. За спиной террористических группировок отчетливо видны спецслужбы заинтересованных в этом государств. Государственная поддержка терроризма становится уделом агрессивных тоталитарных режимов, активно противостоящих либеральным ценностям. Расширяется география терроризма. Послевоенная Европа не освободилась от прежних национальных проблем. Кроме того, возникли новые (к примеру, на территории Югославского королевства). Возникают очаги терроризма и на Востоке.

 

В межвоенный период приходят к власти и укрепляются коммунистические и фашистские режимы. На этапе борьбы за власть их объединяет сочетание легальных и нелегальных форм работы. Наряду с парламентскими партиями эти движения располагали кадрами подпольщиков и боевиками. И коммунисты, и фашисты использовали тактику терроризма на пути к власти. Далее, тактика терроризма используется некоторое время и после формального прихода к власти, пока тоталитарные партии не создали эффективный аппарат государственного насилия. На этом этапе и коммунисты, и фашисты используют боевиков для расправы с противниками нового режима. В России эту тактику иллюстрирует убийство в больнице депутатов Учредительного собрания Шингарева и Кокошкина после разгона Собрания. А также, расстрел по приказу РСДРП народной демонстрации, состоявшейся в Петрограде в знак протеста против разгона Учредительного собрания. В Италии – убийство депутата-социалиста Джакомо Маттеотти (1924). В Германии – террор штурмовиков Рема с момента прихода Гитлера к власти до «ночи длинных ножей», когда штурмовики были уничтожены (1933–1934). Закрепившись у власти и «оседлав» систему карательных органов, коммунисты и фашисты переходят к планомерному государственному террору. В результате, тактика терроризма выносится вовне, превращаясь в один из инструментов решения задачи политической экспансии.

 

Политика «экспорта революции» неизбежно сопряжена с использованием тактики терроризма. В 1920-х при Коминтерне создавались школы для западноевропейских и американских коммунистов, где проходили обучение методам терроризма и гражданской войны. СССР снабжает оружием и деньгами боевиков на Балканах. В апреле 1925 во время панихиды по депутату парламента в кафедральном соборе Софии были взорваны две «адские машины». Ответственность за теракт взяла на себя компартия Болгарии. За ее спиной стояли спецслужбы СССР. Характерно, что перед нами не изолированный теракт, но неудавшаяся попытка совершить государственный переворот.

 

Фашистские режимы, решая задачи политической экспансии, также спонсировали терроризм. В 1934 в ходе неудавшейся попытки фашистского переворота в Австрии, сторонники аншлюса совершили убийство канцлера Энгельберта Дольфуса. В 1934 усташи (хорватские националисты) совершили убийство югославского короля Александра I Карагеоргиевича и французского министра иностранных дел Луи Барту. Боровшиеся за независимость Хорватии усташи работали в контакте со спецслужбами фашистской Германии. Этот теракт подорвал один из инструментов, обеспечивавших стабильность в межвоенной Европе – военно-политический союз Чехословакии, Румынии и Югославии под общим названием «Малая Антанта», созданного под патронажем Франции. Руками усташей, руководство фашистской Германии решало свои проблемы.

 

Помимо Италии и Германии, фашистский терроризм проявил себя в лице румынской организации «Железная гвардия» (осуществившей в 1934 убийство премьер-министра Румынии Иона Дуки). Фашистские организации Венгрии и Франции также использовали тактику терроризма. См. также ФАШИЗМ.

 

В США на межвоенный период приходится некоторая активизация Ку-Клукс-Клана. Клан совершает теракты против религиозных и расовых меньшинств.

 

Вторая мировая война знаменовала собой еще один этап в развитии терроризма. В послевоенный период терроризм разрастается практически по всему миру и переживает очередное качественное превращение. До войны преимущественно объектами терроризма были агенты власти, военные, лица сотрудничающие с режимом. Мирное население, не связанное с властью, не было преимущественным объектом террористов. Но Мировая война, опыт Холокоста и Хиросимы изменил отношение к цене человеческой жизни в глобальных масштабах. После войны складывается практика современного терроризма. Теперь субъект терроризма – мощная профессиональная организация, опирающаяся на поддержку государства-спонсора терроризма. Прямые объекты террористического насилия – граждане, иностранцы, дипломаты. Теракт оказывается механизмом давления на власть через общественное мнение и международное сообщество. Суть шантажа террористов состоит в том, что либеральному обществу присущ естественный пацифизм, страх крови, как своей, так и чужой. Противостояние террориста и либерального государства – это противостояние двух культур, кардинально различающихся ценой человеческой жизни.

 

После войны узел национальных проблем окончательно смещается на Восток. Исчезает круг фашистских государств-спонсоров терроризма, но существенно расширяется круг спонсоров коммунистических. В 1960-х складывается арабский (или исламский) круг государств-спонсоров терроризма. Во главе этих государств стоят как светские панарабские националисты фашистского толка, так и исламские фундаменталисты.

 

В Европе после войны действует ряд сепаратистских движений. Крупнейшие из них – ИРА и ЭТА. ИРА – «Ирландская республиканская армия» – старейшая террористическая структура, возникшая в 1914. После обретения Ирландией независимости, она борется за присоединение к республике Ольстера (см. СЕВЕРНАЯ ИРЛАНДИЯ). Активность ИРА особенно выросла с 1970-х. ЭТА – (Euskadi ta Ascatasuna – «Страна басков и свобода») возникла в 1959 в Испании. Борется за полную независимость Басконии. Со временем лидеры ЭТА пришли к сочетанию национализма и марксизма. Пик активности ЭТА падает на 1960–1980-е. Одна из наиболее известных акций – убийство премьер министра Испании Карьеро Бланко (1973). В настоящее время активность ЭТА снижена, организация пережила серию разгромов и арестов, ее популярность и поддержка среди масс падает. Помимо этого, можно назвать бретонских и корсиканских сепаратистов во Франции, валлонских в Бельгии.

 

Ярким явлением истории послевоенного Запада стал «левый» терроризм. Он охватил Испанию, Португалию, Францию, Италию, ФРГ, Японию, США. Самый мощный натиск леворадикального терроризма пережили Испания, Италия и ФРГ.

 

В Испании в середине 1960-х была создана маоистская «Коммунистическая партия Испании» (марксистско-ленинская). В качестве боевой организации партии в середине 1970-х выступали «Революционный патриотический и народный фронт» (ФРАП) и «Группа патриотического антифашистского сопротивления первого октября») (ГРАПО). Пик активности этих структур падает на вторую половину 1970-х. Не менее двух десятилетий терроризм в Испании был серьезной политической проблемой.

 

В 1970 в Италии возникает организация марксистского толка «Красные бригады». Пик ее активности приходится на вторую половину 1970-х -начало 1980-х. Наиболее громкая акция – похищение и последующее убийство лидера христианских демократов Альдо Моро (1978). Другая видная организация анархистского толка «Рабочая автономия» тяготела к стихийным, массовым акциям и стремились разворачивать городскую герилью (пикеты, захват предприятий, порча оборудования, пролетарские экспроприации). С начала 1980-х итальянские террористы переживают кризис.

 

Левый терроризм в ФРГ восходит к студенческим бунтам 1968. Лидер – организация «Фракция Красной армии» (РАФ) получившая по фамилиям лидеров наименование «Группа Баадер-Майнхоф». Цель движения – развязывание в стране пролетарской, коммунистической революции посредством городской герильи. Лидеры – Ульрика Майнхоф, Хорст Малер – часто выступали как теоретики и пропагандисты движения. Группа была исключительно активна в 1970–1972. За этим последовал разгром и спад активности. Позднее в ФРГ возникло «Движение 2 июля», взявшее своей эмблемой красную звезду и пулемет. Максимум активности Движения падает на 1975. Террористы захватывали в заложники крупных политиков, убили президента Верховного суда Гюнтера фон Дренкмана (1974). Самая известная акция западногерманских террористов – похищение председателя «Союза германских промышленников» Ганса Шляйера (1977). В ответ на этот теракт, правительство страны создало спецподразделения по борьбе с терроризмом. В 1981–1982 полиция разгромила террористические организации. Большинство их членов было арестовано. Уцелевшие эмигрировали и затаились.

 

Леворадикальный терроризм в других странах получил гораздо меньшее развитие. В Португалии после революции 1974 возник ряд левоэкстремистских группировок. Самая известная – «Народные силы 25 апреля» в первой половине 1980-х совершила серию терактов. В начале 1960-х Франция пережила террор ОАС (Organisation armee secrete – «секретная вооруженная организация»). Это конспиративная организация, ставившая своей целью не допустить уход Франции из Алжира. Осуществила неудавшиеся покушения на президента де Голля, ряд других терактов. В 1979–1980-х во Франции заметную роль играла левотеррористическая организация «Прямое действие», вскоре однако разгромленная. В середины 1980-х во Франции также наблюдалось некоторое оживление левого терроризма.

 

В США в конце 1960-х возникает группа «Везермены» («Weatherman» – «метеорологи»). Пик ее активности падает на начало 1970-х, за этим последовал разгром. Другая организация – «Объединенная освободительная армия» заявляет о себе в начале 1970-х. Пик известности связан с похищением Патриции Херст – дочери газетного магната, которая выразила желание вступить в ряды организации. Вслед за этим событием, левый терроризм в США быстро идет на убыль.

 

Достаточно серьезный натиск террористов с конца 1960-х пережила Япония. Самая крупная организация – «Фракция красной армии», позднее – «Красная армия Японии». Японские левые террористы отличались авторитарным стилем, маоистской риторикой, самурайской преданностью делу и презрением к смерти. Они стали известны после побоища в аэропорту Лод (1975), где было убито 25 и ранено 72 человека. Вскоре организация была разгромлена и ушла с территории Японии, перенеся активность по развязыванию мировой революции вначале в Европу, а затем в страны Азии.

 

В 1960-х открывается новый фронт левого терроризма – Латинская Америка. Импульс к разворачиванию партизанских и террористических движений в Латинской Америке задавала Кубинская революция. Придя к власти, сторонники Фиделя Кастро стали энергично налаживать «экспорт революции». В этих целях за короткие сроки на Кубе возникли специальные учебные центры по подготовке партизан.

 

Основы латиноамериканского радикализма: партизанское движение в городах или сельской местности – сельская или городская герилья; лозунг – «континентальная революция»; идея – создание «очагов» сопротивления сельских или городских, икона – Че Гевара. Наиболее крупный теоретик Хуан Маригелла, руководитель террористической группы в Сан-Паулу (Бразилия). Для понимания левого терроризма существенна трактовка целей герильи. По Маригелле, одна из целей – провоцировать репрессии со стороны правительства. Это сделает жизнь масс невыносимой и приблизит час восстания против режима.

 

В конце 1960-х возникает самая известная в Европе уругвайская организация «Тупамарос». Тупамарос проводили уравнительную раздачу денег беднякам из средств, полученных в результате экспроприаций. Широко практиковали похищение известных политических деятелей и иностранцев. Старались избегать лишней крови. Разгромлены в 1972. В Бразилии действовали несколько самостоятельных террористических организаций. Террористы совершали покушения, нападения на склады оружия, банки, иностранные фирмы, вооруженные атаки на чинов полиции и армии. Систематически похищали иностранных дипломатов с выдвижением политических требований. Разгромлены в начале 1970-х. В это же время городская герилья разворачивается в Аргентине. В середине 1970-х террористическое движение было разгромлено военным режимом.

 

Аналогичные группы возникали в ряде других стран Южной Америки – Боливии, Колумбии, Чили, Перу.

 

Особого упоминания заслуживает перуанская организация «Сандеро луминосо» («Светлый путь»), возникшая в 1978. Ее лидеры рассматривают движение как «марксистско-ленинскую организацию нового типа». Ядро организации – индейцы, студенты и преподаватели университета в беднейшем районе Перу. Конечная цель – разрушение городов, ставка на натуральное хозяйство, разрушение техники и зданий. Очевидна мировоззренческая связь сандеристов с полпотовской Кампучией. Неспособные вписаться в современное общество, эти архаики с оружием в руках отстаивают свое право жить вне истории и цивилизации. В середине 1980-х организация пережила разгром, но существует по сей день.

 

Специфическая ситуация сложилась в Турции, на границе Европы и Азии. Наряду с курдским сепаратистами, здесь действовали как «правые», так и «левые» террористические организации. В 1970-х страна переживала острый модернизационый кризис, выражавшийся, в том числе и в противостоянии правого и левого экстремизма. Правые организации фашистского толка и левые – маоистского, интенсивно боролись с правительством и друг с другом. Здесь широко практиковался безадресный террор: взрывы на объектах массового посещения. Пик активности – конец 1970-х. Затем правительству удалось локализовать (но не уничтожить) собственно турецких террористов. Активность сепаратистов из «Курдской рабочей партии» Абдуллы Оджалана удалось снизить лишь в последнее время, чему способствовал арест Оджалана.

 

Последний ареал послевоенного терроризма – восточный. Сложившись в 1960-х, он разрастается вплоть до начала 21 в. Контуры этого ареала совпадают с границами исламской идентичности. Исторически терроризм на Востоке вырос из палестинской проблемы. Террористическая организация ФАТХ (Al-FAT"H – одно из названий Движения национального освобождения Палестины) преследует своей целью борьбу с Израилем до его уничтожения и создания палестинского государства. Она возникает в 1950-х в Египте. Египет обеспечивал движение оружием, инструкторами, учебными лагерями. В конце 1950-х ячейки ФАТХ появляются в Алжире, Тунисе, Ливии, Ливане, Иордании. В середине 1960-х ФАТХ получает помощь оружием от КНР. В 1968 формируется «Организации Освобождения Палестины» (ООП), председателем которой в 1969 становится лидер ФАТХ Ясир Арафат. В конце 1960-х – первой половине 1970-х ООП получало помощь от СССР. Палестинские боевики проходили обучение в спеццентре в Балашихе и туркменском городе Мары. Лидера движения Арафата финансировали Египет, Китай, СССР. Румыния помогала ООП оружием. ООП вел долгую и упорную борьбу, которая включала в себя и терроризм, во имя обретения палестинской государственности. Создание Палестинской автономии (1993) стало возможно на основании политического компромисса, который состоял в отказе ООП от задачи ликвидации израильской государственности и отказе от методов терроризма. Данный компромисс был признан далеко не всеми боевиками.

 

Палестинцы продолжают бороться за создание полностью суверенного государства и обретение приемлемых для себя границ. Для этих целей используется старый принцип – сочетания легальных и нелегальных форм политической деятельности. Формально ООП и Палестинское руководство не используют террористических методов. Однако, на территории Автономии под крылом ООП действуют террористические структуры («Хамаз», «Исламский Джихад» и другие). И несмотря на то, что отдельных боевиков сажают иногда в палестинские тюрьмы, тактика ООП и террористов эффективно координируется.

 

Среди особенностей палестинского терроризма: широкое использование безадресного террора; подготовка и использование террористов-смертников в массовом порядке; планирование и реализация громких акций ориентированных на мировое общественное мнение (угоны самолетов и др.); гибкое использование террористических актов как элемента политики.

 

Таким образом, более четырех десятилетий идет практически непрерывная война, которая давно уже вышла за рамки противостояния израильтян и палестинцев. Разрастание терроризма на Востоке фиксирует двуединый процесс – активизации исламского экстремизма и рост противостояния его западному миру. Поддержка Израиля Западом и арабская солидарность с народом Палестины втягивала арабский мир в это противостояние. Но причины лежат значительно глубже. Включение стран исламского мира в процессы модернизации дестабилизирует традиционные общества и мобилизует их на противостояние источнику модернизационных процессов. Такие факторы как крах колониальной системы, гигантские доходы от экспорта нефти, связанная с процессами «исламского возрождения» растущая солидарность стран исламского мира способствовали формирование и разрастание целостного террористического комплекса.

 

На Ближнем Востоке одна за другой шли гражданские войны, происходили интервенции, распадались страны, захватывались территории соседних государств, постоянно росли лагеря беженцев. В такой ситуации опора на силовые решения превращалась в универсальный политический механизм, а война становилась обыденным фоном человеческой жизни. Ряд территорий Ливана превратился в базу терроризма. В настоящее время юг долины Бекаа контролирует Хамаз. Здесь созданы базы боевиков и учебные центры. Инфраструктура арабского терроризма получает финансовую поддержку из Ирана, Ирака и Сирии. В Судане правящий фундаменталистский режим создал лагеря на юге страны. Длительное время террористов поддерживала Ливия.

 

В 1970-х западный мир переживал пик террористического наступления. В это время формируется система международного терроризма. Тактические цели самых разных игроков совпадали в одном: и террористические организации и государства-спонсоры взаимодействовали во имя общей цели – дестабилизации Запада. К примеру, знаменитый террорист, венесуэлец Ильич Рамирес Санчес (Карлос Шакал) проходил подготовку в советском и кубинском учебных лагерях, а работал как на группировки отколовшиеся от ООП, так и на лидера Ливии Муамара Каддафи.

 

К концу 1970-х в западных странах формируются спецподразделения для борьбы с терроризмом. Эти подразделения достаточно быстро накопили необходимый опыт и превратились в эффективный инструмент борьбы с террором. Структурам международного терроризма все более эффективно противостоит сотрудничество антитеррористических служб.

 

Союз спонсоров терроризма из соцлагеря и светских режимов арабского мира характеризовал первый этап роста терроризма на Востоке. В конце 1970-х в исламском мире начинается поворот от светских ориентиров к исламских ценностям. Иранская революция (1978) знаменовала эпоху наступления религиозного фундаментализма. Фундаменталистский радикализм отличается предельным накалом страстей и глобальными устремлениями. На место локальной по своей природе «помощи нашим арабским братьям» в 1980-х – 1990-х приходит не знающая границ, священная «война с неверными» – Джихад.

 

Особого упоминания заслуживает ситуация в Индии. Полиэтничное и поликонфессиональное, индийское общество развивается весьма болезненно. Межэтнические стычки и межконфессиональные беспорядки происходят регулярно. Террор стал устойчивым элементом индийской реальности. Среди наиболее громких актов убийство индуистами-фундаменталистами премьер-министра Индиры Ганди (1984). Убийство премьер-министра Раджива Ганди (1991) осуществила базирующаяся в Шри-Ланке организация «Тигры освобождения Тамил-элама» (Liberation Tigers of Tamil Eelam). Помимо этого, один из устойчивых центров терроризма – территории штата Джамму и Кашмир, примыкающие к Пакистану и населенные преимущественно мусульманами.

 

Разгром и увядание левого терроризма непосредственно предшествовали краху мирового коммунизма. Распад коммунистического лагеря, отход Китая от идей Мао задали мироощущение, в котором леворадикальная идеология не работает. Исчезли большие коммунистические спонсоры терроризма. Зато (за счет переходных стран бывшего коммунистического лагеря) расширилось поле для терроризма. Сохраняется и растет арабо-мусульманский очаг терроризма. Кроме того, сохраняется традиционный сепаратистский терроризм в Европе, Индии, Шри-Ланке и других странах.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В последние годы сложилась так называемая «дуга нестабильности», тянущаяся от Индонезии и Филиппин до Боснии и Албании. Одна из примет этой дуги – терроризм, направленный против носителей неисламской (европейской, христианской, иудаистской, индуистской) идентичности или носителей светских, секуляристских ценностей в традиционно исламских странах. Это позволяет таким крупным теоретикам международных отношений как Самуэл Хантингтон говорить о межцивилизационном противостоянии переживающего кризис модернизации исламского мира и динамичной цивилизации Запада.

 

В 1990-х на территории распавшейся Югославии возник новый очаг терроризма. К его методам прибегали разные этнически и конфессионально маркированные силы. Это были албанцы, боснийцы, сербы, хорваты. В последнее время, по мере стабилизации политической ситуации, здесь наблюдается спад террористической активности. Однако, югославский терроризм жив. Политическое убийство премьер министра Сербии Зорана Джинжича (2003) потрясло всю страну.

 

В 1990-х возник очаг терроризма на территории Алжира. В 1992 правящий светский режим отменил результаты выборов, на которых одержала победу фундаменталистская политическая организация – Исламский Фронт Спасения. Следствием этого стало развязывание волны терроризма. Власть ответила жесточайшими репрессиями. Практически в стране развернулась гражданская война. Террор власти и терроризм религиозных фанатиков привели к чудовищным по масштабам жертвам. Погибли десятки тысяч людей. Алжирский терроризм отличало широкое применение массового безадресного террора. Ситуация нормализовалась лишь к концу десятилетия.

 

В Израиле напор терроризма нарастал в течение всех 1990-х. Здесь терроризм – очевидный инструмент политического давления на Израиль. Теракты происходят практически ежедневно. Сложилась патовая ситуация: Израиль не может уничтожить инфраструктуру и базу терроризма, а единый фронт антиизраильских сил (ООП, арабский терроризм, государства-спонсоры терроризма) не может уничтожить Израиль.

 

Примета десятилетия – нескончаемая война в Афганистане. А также, войны в Чечне, Югославии. На этих площадках вызревают террористические организации, происходит профессионализация террористов, складывается интернациональное сообщество воинов Джихада. В Афганской войне вызрела организация Усамы бен Ладена «Аль Кайда». Это интернациональная организация исламских фундаменталистов, осуществляющая боевые операции по всему миру. Ударной силой Аль Кайды являются ветераны войны в Афганистане. Основная цель – ниспровержение светских режимов в исламских государствах и установление исламского порядка, основанного на шариате. Главный противник – США. В 1998 Бен Ладен объявил о создании международной организации «Исламский мировой фронт для джихада против евреев и крестоносцев», в который, наряду с Аль Кайдой, вошли алжирские, пакистанские, афганские, кашмирские и др. террористические организации. Координируя свои действия, эти организации оперируют практически на всем пространстве исламского мира (в Афганистане, Алжире, Чечне, Эритрее, Косово, Пакистане, Сомали, Таджикистане, Йемене).

 

Взрыв торгового центра в Нью-Йорке 11 сентября 2001 стал еще одной вехой в истории терроризма. Приметы наступившего этапа – создание международной антитеррористической коалиции под руководством США, объявление терроризма ведущей опасностью для мировой цивилизации и возведение задачи изживания терроризма в ранг первоочередных проблем мирового сообщества. РФ, испытавшая на себе заметные удары терроризма, вошла в антитеррористическую коалицию. Крушение режима талибов в Афганистане и изгнание из страны Аль Кайды не остановило террористической активности. Борьба продолжается. См. также ТАЛИБАН. ДЖИХАД; ФУНДАМЕНТАЛИЗМ В ИСЛАМЕ.

 

Терроризм в России. В 1850-х в эмиграции начал формироваться круг теоретиков революционного насилия – Бакунин, Лавров, Ткачев, Степняк-Кравчинский. Осмысливая опыт Великой французской революции, европейских революций 1848, Парижской коммуны, опыт конспиративной организации «Молодая Италия», вдохновляясь подвигами Гарибальди, теоретики будущей революции нащупывают эффективные организационные и тактические формы насильственного изменения общественного строя в России.

 

За словами последовали действия. Член группы Ишутина Д.Каракозов в 1866 совершает неудавшееся покушение на Александра II. В 1887 в Париже на жизнь царя покушается польский эмигрант А.Березовский. В 1878 был убит жандармский генерал Мезенцев. В 1879 – харьковский губернатор Кропоткин (двоюродный брат знаменитого анархиста). В 1879 в России возникла террористическая организация «Народная воля». В 1879 народовольцы вынесли «смертный приговор» Александру II. Было сделано восемь покушений. Последнее – 1 марта 1881 завершилось убийством царя. За этим последовал ультиматум наследнику с требованиями глубоких политических преобразований. Однако «народные массы» не оправдали надежд террористов: вместо долгожданной революции начались еврейские погромы. Вскоре организация была разгромлена.

 

Отличительной особенностью дореволюционного российского терроризма было благожелательное отношение к террористам образованного общества. Крестьянство было далеко от этой темы или относилось к бомбистам негативно. Люди, отрицавшие тактику террора по моральным или политическим соображениям, находились в абсолютном меньшинстве. Аргументы для оправдания революционного террора черпались в сокрушительных оценках российской реальности. В террористах видели подвижников идеи, жертвующих своей жизнью во имя высоких целей.

 

Самым ярким проявлением этих общественных настроений был оправдательный вердикт суда присяжных по делу Веры Засулич, совершившей покушение на жизнь петербургского градоначальника Ф.Трепова. Взволнованная сообщением о совершенном по приказу Трепова несправедливом наказании политического заключенного Боголюбова, Засулич стреляла в градоначальника. Речь защитника завершалась словами «Да, она может выйти отсюда осужденной, но не выйдет опозоренной…». Значительная часть образованного общества восхищалась террористами. См. также НАРОДНИЧЕСТВО.

 

Эпоха контрреформ Александра III не благоприятствовала революционному терроризму. Впрочем, неудачная попытка убийства царя была предпринята в 1887. Историческая ситуация изменилась к середине 1890-х. В начале царствования Николая II произошла консолидация революционных сил самых разных ориентаций. Исторически наследовавшая народовольцам партия социалистов-революционеров (образована в 1901) восприняла тактику терроризма. В конце 1901 создается Боевая организация партии эсеров (распавшаяся в начале 1907).

 

Первое политическое убийство в 20 в. было совершено в России. Студент Петр Карпович, незадолго до этого исключенный из университета, 4 февраля 1901 убил консервативного министра образования Н.Боголепова. В апреле 1902 – убит министр внутренних дел Сипягин. В июле 1904 его преемник на этом посту – фон Плеве. В феврале 1905 – дядя царя, московский генерал-губернатор великий князь Сергей Александрович. Это были наиболее громкие акты.

 

Помимо эсеров, тактику терроризма использовали и анархисты и националисты с окраин империи, и социал-демократы, но эсеры, делали исключительную ставку на использование тактики терроризма. Боевая организация была профессиональной структурой. Ее члены были свободны от теоретических баталий и внутрипартийных проблем. Внутри организации разделялись функции и сферы ответственности. Так Григорий Гершуни отвечал за организацию и подбор кадров. Дора Бриллиант специализировалась на изготовлении бомб. Помимо центральной Боевой организации существовали т.н. «летучие боевые отряды» и «боевые дружины» на местах.

 

Первая русская революция (1905–1907) знаменовалась мощнейшим всплеском терроризма. Терроризм охватил всю страну и превратился в повсеместное явление. С октября 1905 и до конца 1907 было убито и искалечено 4500 государственных чиновников, убито 2180 и ранено 2530 частных лиц. В 1907 году на счету террористов в среднем 18 ежедневных жертв. С конца 1907 революция отступает, но отступает с боями. С января 1908 по май 1910 зафиксировано 19 957 терактов и революционных грабежей. Убивали полицейских, взрывали дома, экспроприировали (грабили на нужды революции) в домах, поездах и пароходах не профессиональные террористы, но сотни и тысячи тех, кого захватила революционная стихия. Принцип «пропаганды действием» сработал. В России разворачивалась классическая герилья. Сбить волну революционного террора смогла только практика военно-полевых судов, введенная энергичным премьер-министром Столыпиным. В августе 1906 эсеры-максималисты взорвали дачу Столыпина. Погибло 27 человек, пострадали дети премьер-министра. Ситуация стабилизируется лишь в 1910.

 

Особое место в истории русского терроризма занимает дело Азефа. Евно Азеф (1869–1918) – сын еврейского портного, предложил свои услуги Департаменту полиции в 1892, будучи студентом политехнического института в Германии. Вернувшись в 1899 в Россию, установил связи с террористическими группами и вскоре стал заметным деятелем эсеровского движения. По указанию министра внутренних дел Плеве, он проник в руководящие структуры партии, а с 1903 возглавил Боевую организацию эсеров. До середины 1908 сотрудничал с полицией. Летом 1908 Азеф был разоблачен Владимиром Бурцевым. Создатель отечественной традиции журналистского расследования деятельности спецслужб, Бурцев сумел доказать факт работы Азефа на тайную полицию. Партия эсеров провела официальное расследование. В результате ЦК партии социалистов-революционеров был вынужден признать истину и объявить Азефа провокатором. Дело Азефа нанесло непоправимый урон партии эсеров.

 

Параллельно эсеровскому, но менее организованно и в более скромных масштабах, разворачивался террор анархистов. Анархисты были заметны на юге и западе Российской империи. Центры анархистского террора – Белосток, Одесса, Рига, Вильно, Варшава. Анархистский терроризм отличала направленность против имущих классов и широкое использование смертников.

 

Социал-демократы в целом декларировали неприятие систематического террора. Большевики, прежде всего их лидер В.И.Ленин, отвергали терроризм как ошибочную тактику, бесперспективную с точки зрения задачи совершения социальной революции в России. Однако, практичные большевики взяли на вооружение практику экспроприаций и обложения отдельных лиц налогом на нужды революции. Во время революции партией большевиков создавались Боевые отряды. В 1905 Леонид Красин создал Военно-техническую группу при ЦК РСДРП. Помимо экспроприации имущества практиковалось уничтожение осведомителей, террор против сторонников «черной сотни», минирование железных дорог. На счету большевиков убийство грузинского писателя и общественного деятеля Ильи Чавчавадзе (август 1907). Но главным направлением большевистского терроризма были экспроприации. Этим направлением работы руководил Леонид Красин. Наиболее активная деятельность развивалась на Кавказе. Группа под руководством Семена Тер-Петросянца (Камо) провела ряд экспроприаций. Самый громкий акт – «тифлисский экс» 12 июня 1907, когда большевики взорвали две почтовые кареты с деньгами и унесли 250 000 рублей на нужды «большевистского центра» за границей.

 

Терроризм развивался и на окраинах империи. Польская социалистическая партия (ПСП) с конца 19 века периодически уничтожала полицейских осведомителей и лиц, наиболее рьяно сотрудничающих с царской администрацией. В годы революции ПСП создала «Варшавскую Боевую организацию», в которой активно действовал Феликс Дзержинский. Во Львове ПСП создала школу, в которой готовили кадры для борьбы с российским владычеством. На территории Литвы и Белоруссии действовала Литовская социал-демократическая партия. На Кавказе – Армянская социал-демократическая организация (Гнчак). В Грузии – меньшевики. В Латвии латвийская социал-демократическая партия вымогала у населения деньги для «лесных братьев» (партизан-националистов).

 

В 1910-х российское общество стабилизируется. Последнее крупное дело в истории дореволюционного терроризма – убийство Столыпина. В сентябре 1911 скомпрометированный связями с Охранным отделением, анархо-коммунист Дмитрий Богров убил премьер-министра в здании Киевской оперы, на глазах царя и 92 агентов охраны.

 

Февральская революция и большевистский переворот (1917) знаменовали собой новый этап в истории российского терроризма. Устанавливая свою власть, большевики столкнулись с противодействием широкой коалиции политических и социальных сил. Враги Советской власти, естественно, обратились и к тактике терроризма. Они опирались на полувековую традицию, кадры профессионалов, сложившиеся структуры терроризма. Но тут выяснилось, что терроризм эффективен только лишь в обществе, идущем по пути либерализации. Тоталитарный режим противопоставляет разрозненному терроризму антиправительственных сил систематический и сокрушительный государственный террор.

 

Среди терактов эпохи Гражданской войны – убийство посла Германии графа Мирбаха (1918), убийство видных коммунистов Урицкого (1918) и Загорского (1919). В 1918 было осуществлено покушение на Ленина. В 1918–1919 – несколько взрывов в общественных местах. Так, в сентябре 1919 анархисты из «Всероссийского Повстанческого Комитета Революционных Партизан» взорвали здание Московского комитета РКП. В основном, эти теракты осуществляли эсеры. Красный террор уничтожил антисоветское подполье в считанные годы. Террористическое движение лишилось как кадров, так и поддержки в обществе. Критика правительства и сочувствие террористам – роскошь, доступная человеку, живущему в более или менее свободном обществе. Кроме того, коммунистический режим создал мощную и продуманную систему охраны высших должностных лиц государства. Теракты против вождей стали невозможными.

 

После окончания Гражданской войны активисты эмиграции пыталась осуществлять теракты против советских представителей за рубежом. Пример – убийство советского дипкурьера Теодора Нетте в Латвии (1926) и полпреда Петра Войкова в Польше (1927). Советские спецслужбы решили и эту проблему. Антисоветские движения насыщались людьми из Москвы, непримиримые активисты уничтожались. К концу 1930-х значительная часть эмиграции была взята под контроль. Традиция русского терроризма была уничтожена. Громкое дело середины 1930-х, послужившее сигналом к разворачиванию волны репрессий – убийство Кирова (1934) – по одной из версий – псевдотеракт, организованный спецслужбами СССР.

 

После войны возникают два локальных очага терроризма на территориях, аннексированных СССР перед войной – в Прибалтике и Западной Украине. Партизанские движения, оперировавшие в Прибалтике и Западной Украине, осуществляли теракты, как против представителей органов советской власти, так и против советских активистов из местных жителей. К началу 1950-х антисоветские повстанческие движения, использовавшие террористические методы, были разгромлены. Терроризм исчезает из жизни советского общества на десятилетия.

 

Редкие единичные теракты становятся достоянием общественности лишь с конца 1960-х. В 1969 армейский лейтенант, позднее признанный душевнобольным, пытался, стреляя из пистолета по открытой автомашине, убить Леонида Брежнева. В 1977 трое армянских сепаратистов совершили взрыв самодельной бомбы в московском метро. В 1970-х было предпринято несколько попыток угона самолета в Израиль. Несколько терактов произошло во времена Перестройки. Среди них – попытка угона самолета семейством Овечкиных («Семь Симеонов») в 1988.

 

С 1991 разворачивается современный этап отечественной истории. Крах советской системы создал качественно новую реальность. Согласно Конституции, РФ – демократическое правовое государство. Современное российское общество неизмеримо свободнее советского. Иными словами, демократическая Россия (как и любое демократическое общество), стала потенциальным объектом терроризма.

 

Теракты начинаются во второй половине 1990-х. Ослабление государственных институтов, экономический кризис, формирования черного рынка оружия и взрывчатых веществ, взрывной рост криминального насилия (т.н. «разборок», заказных убийств), неконтролируемые потоки миграции, война в Чечне и другие факторы создали предпосылки для возникновения терроризма.

 

Отдельные теракты совершают небольшие группировки радикально-коммунистической направленности. Примеры – взрыв памятника Николаю II под Москвой (1998), ночной взрыв у приемной ФСБ в Москве (1999), минирование памятника Петру I в Москве. Все эти акции прошли без человеческих жертв.

 

Неизмеримо серьезнее серия террористических актов, связанных с войной в Чечне. Это – взрывы домов, взрывы на улицах и рынках, захват общественных зданий и взятие заложников. Теракты происходят в Дагестане, Волгодонске, Москве. Чеченский терроризм отличает организованный характер, хорошее финансовое и организационно-техническое обеспечение.

 

Среди самых громких акций – захват отрядом террористов под руководством Шамиля Басева роддома в городе Буденовске летом 1995. Теракт закончился переговорами и возвращением террористов на территорию, не контролируемую российской армией. Аналогичный захват театрального центра на ул. Дубровка в Москве отрядом под руководством Мовсара Бараева осенью 2002 завершился штурмом, уничтожением террористов и освобождением заложников.

 

Идеология. С разворачиванием терроризма внутри движения появляются свои идеологи и теоретики. Еще в 1840-х близкий немецким анархистам Вильгельм Вейтлинг (создатель одной из первых пролетарских организаций - «Союза справедливости») высказал идею непрерывной партизанской войны. Немецкий радикал, публицист Карл Гейнцен в статье Убийство объявил мораль относительным понятием и доказывал правомочность адресных убийств власть имущих. Французский анархист Брусс ввел для обоснования терроризма ставший популярным термин «пропаганда действием» (отсюда «прямое действие», «немедленное действие»). Анархо-террорист Мост, немец по происхождению, эмигрировавший в США в статье Советы террористам (1884) утверждал, что теракт – лучшее средство пропаганды. Каждый теракт находит подражателей и вызывает следующие теракты. Американская анархистка Эмма Гольдман представляла террористов мучениками подобными Христу, которые за свою веру платят своей кровью.

 

Известен вклад в теорию терроризма русских анархистов и радикалов. Прежде всего, вспоминаются имена Бакунина, Нечаева (например, его Катехизис революционера). Однако, были и другие идеологи террора. К примеру, русский максималист Иван Павлов (брошюра Очистка человечества, 1907) развивал теорию, согласно которой человечество делится на этические расы. Эксплуататоры и угнетатели передают «злобу, жестокость, жадность и ненасытность» по наследству. А потому, для спасения человечества, раса морально разложившихся звероподобных дегенератов должна быть уничтожена.

 

Свой вклад в идеологию терроризма внесли идеологи фашизма – Примо де Ривьера, Адольф Гитлер, Йозеф Геббельс, Отто Штрассер, Бенито Муссолини. В 1960–1970-х получил известность теоретик городской герильи бразилец Хуан Карлос Маригелла, автор классического труда Мини-учебник городской герильи. Над теорией терроризма работали лидеры западно-германской лево-радикальной группы Баадер-Майнхоф (например, Концепция городской герильи и Городская герилья и классовая борьба Ульрики Майнхоф). В конце 1990-е в среде исламских фундаменталистов сложились менее доступные нам идеологические конструкции теоретиков исламского терроризма, отрабатывающие концепцию джихада. В этой системе представлений терроризм осмысливается как элемент священной войны с неверными.

 

Говоря об идейном багаже террористов, надо заметить, что сепаратистские и национально-освободительные движения, прибегающие к тактике терроризма, ставят перед собой локальные цели. Здесь террор – средство достижения результата, которое (как показывают примеры Польши или Израиля), снимается с решением поставленной задачи. По иному видят перспективу террористы, вдохновленные тоталитарными идеологиями и фундаменталистскими прочтениями религиозных доктрин – анархисты, радикалы-коммунисты, фашисты, исламские фундаменталисты. Для них террор выступает как пролог освободительной мировой войны. Терроризм понимается как камень, падение которого стронет с места лавину. Народы поднимутся на борьбу с империалистами, плутократами, неверными и сметут ненавистную власть сил мирового Зла. Здесь отчетливо раскрывается связь идеологического терроризма с манихейским мироощущением.

 

Следует отметить, что исламский религиозный фанатизм далеко не единственный источник современного религиозного терроризма. К методам терроризма прибегают религиозные фанатики индуисты или фанатики иудаисты. К терроризму пришла религиозная секта «Аум синрике», христианский фанатик – американец Тимоти Маквей.

 

Этика терроризма. Проблема этики возникает в террористическом движении с самого начала. Ко времени возникновения терроризма (начало 19 в.) существовал этический кодекс тираноборчества, согласно которому, деспот должен быть поражен кинжалом, а убийца не пытается скрыться с места преступления.

 

Среди основных проблем этики терроризма – проблема оправдания террора и проблема критериев допустимости терактов, как средства политической борьбы. Теоретики и идеологи терроризма исходили из доставшейся им в наследство тираноборческой установки. Они начинали с того, что террор допустим в обществах с тираническим режимом, не дававших своим гражданам возможностей легальными способами (в рамках парламентского процесса и демократических процедур) бороться за утверждение своих идеалов и переустройство общества. Логика исторической эволюции терроризма вела идеологов движения к тому, что все и любые правительства, и авторитарные, и демократические объявлялись сатрапами и кровавыми диктатурами. Утверждается принцип революционной необходимости, согласно которому все средства хороши, если они служит делу свержения «антинародного режима».

 

Не менее существенна проблема случайных жертв терактов. Практика терроризма начиналась со стремления избегать и минимизировать случайные жертвы. Однако логика террористической борьбы двигала боевиков ко все большим жертвам. Соответственно, идеологи терроризма стали развивать тезис о допустимости и оправданности любых, в том числе и случайных жертв. Последние объявляются «буржуями» («неверными», «инородцами») или их «прислужниками». Побеждает идея, что все, кто терпит эту власть, ответственны за нее. Они исправные налогоплательщики, с их согласия и на их деньги существует эта власть, они ее слуги и т.д. Есть и другой ответ – в гибели случайных жертв виновата власть, с которой борются террористы.

 

Отношение к терроризму в обществе. Отношение к терроризму зависит от меры консолидации общества вокруг политических целей террористов, от укорененности в этом обществе либеральных и гуманистических ценностей (цены человеческой жизни), от уровня правосознания.

 

Если за терроризмом стоит реальная проблема – социальная, культурная, политическая, то некоторый сегмент общества, чувствительный к этой проблеме, будет сочувствовать если не методам террористов, то целям или идеям, которые они защищают. Внутри этого сегмента терроризм находит поддержку, вербует кадры. Без поддержки хотя бы частью общества террористические движения угасают. Соответственно, разрешение острых проблем снимает раскол в обществе и лишает террористические движения необходимой социальной базы.

 

Общество, столкнувшееся с терроризмом, как правило, переживает эволюцию своего отношения к этому явлению. Возникновение терроризма раскалывает население. Одни отвергают терроризм целиком и полностью, другие допускают в определенных ситуациях, третьи принимают и оправдывают. По мере разворачивания терроризма, общество сталкивается с последствиями актов террора, видит страдания жертв. Эта информация усиливает негативное отношение к терроризму. Группа оправдывающих и допускающих терроризм последовательно сужается. К моменту изживания явления, моральное неприятие терроризма становится абсолютно доминирующим, образ террориста – негативным, круг поддержки – крайне узким.

 

На отношение людей к терроризму в любой стране мира влияет общеисторическая эволюция оценки этого явления. Отношение к терроризму претерпевало изменение и в рамках всемирно-исторического процесса. Терроризм родился в Европе. На первых этапах своей истории образ террориста для значительной части общества срастался с образом борца за свободу, национальную независимость, социальную справедливость. В начале 20 в. государственная поддержка движений, использующих тактику терроризма в странах потенциального или актуального противника рассматривалась многими правительствами как нормальная практика. Затем государства, приверженные либеральным ценностям, отказываются от этой практики. В межвоеный период и, особенно, после Второй мировой войны, спонсирование терроризма становится исключительным достоянием агрессивных режимов, озабоченных задачами идеологической и политической экспансии.

 

В 1960–1970-х формируется система международного терроризма. С этого времени разворачивается процесс осознания терроризма как безусловной опасности, угрожающей основаниям международной стабильности. Соответственно, изменяются общественные настроения. Сегодня в информационной и культурной панораме обществ, принадлежащих евроатлантической цивилизации, оправдание терроризма, героизация образа террориста становится признаком крайнего маргинализма.

 

Ныне центры терроризма сместились на неевропейские пространства. Обществам Востока еще предстоит пройти эволюцию своего отношения к терроризму и осознать его как абсолютно преступную и аморальную практику.

 

Организационно-технологическая сторона терроризма. Современный терроризм – сложная сфера деятельности. Организационно-техническая составляющая этой деятельности постоянно усложняется и совершенствуется. Теракт – лишь вершина айсберга, в основании которого деятельность, обеспечивающая теракты. К этой сфере относятся: планирование, информационное обеспечение, координация с другими политическими факторами, финансовое и техническое обеспечение, подготовка кадров, разведка и контрразведка, политическое и финансовое использование терактов и т.д.

 

Терроризм – сложное и ресурсоемкое предприятие. С другой стороны, терроризм приносит большие дивиденды. Активизация террористов может оказаться значимым фактором в решении вопроса о выборе того или иного маршрута газопровода. Террористы могут перенаправить потоки международных туристов. Там, где экономические интересы исчисляются в миллиардах долларов, легко найти миллионы на финансирование террористов. Кроме этого, терроризм постоянно финансируют по идеологическим и политическим соображениям.

 

По мере превращения терроризма в индустрию, подготовка террористов превращается в сложную сферу деятельности. Она включает в себя отбор, идеологическую и психологическую подготовку, сложное и многостороннее профессиональное обучение. Система подготовки кадров близка к системе подготовки сотрудников спецслужб, агентуры и диверсантов. Особых усилий требует подготовка террористов-смертников. В современном терроризме наблюдается две стратегии. Одна, исходит из установки на массовый терроризм и обрушивает на голову противника массив наскоро обученных боевиков (эта тактика реализуется в Израиле). Вторая ориентируется на подготовку немногих специалистов экстра класса.

 

Игорь Григорьевич Яковенко

 

Финансовые источники терроризма. Терроризм как стабильное явление невозможен без фанатизма, но он зиждется еще и на «хозрасчете». Для организации действий боевиков и на их «раскрутку» в СМИ нужны крупные финансовые затраты. Казалось бы, откуда они могут взяться у заведомых аутсайдеров? На самом же деле у современного терроризма есть три источника и три составные части (см. рис. 1).

 

 

 

Традиционный источник помощи для террористов – это помощь каких-либо стран, использующих террористов в качестве инструментов для достижения своих целей, которые самим террористам могут быть и совершенно чуждыми. Ранее оказанием помощи «идеологически близким» террористам не гнушались и великие державы, но в современном мире это не единственный источник. Как отмечали в 2000 авторы «Доклада Совета национальной безопасности США», часть террористических организаций получают помощь от таких государств как Иран, Ирак, Сирия, Ливия, Судан, Северная Корея и Куба. Что касается Северной Кореи и Кубы, то их спонсорские возможности по отношению к «левым» террористам весьма малы и отнюдь не бесспорны. Все остальные страны-изгои относятся к миру ислама и, соответственно, поддерживают связи лишь с исламскими экстремистами и палестинскими группировками.

 

Более важный источник финансирования террористов – это спонсорство частных лиц через посредничество разного рода землячеств, обществ гуманитарной помощи, религиозных организаций и т.д. Дело в том, что хотя многие в «третьем мире» яростно отвергают ценности западного мира, это не мешает им осваивать «западный» капитализм и наживать капитал. Знаковой фигурой в этом отношении является Усама бен Ладен, миллионер из Саудовской Аравии, начинавший как спонсор афганских моджахедов, а затем и сам вставший в их ряды. Впрочем, арабский миллионер-террорист – это не совсем типичная фигура. Гораздо больше тех, кто щедро жертвует на «дело ислама», но отнюдь не горит желанием лично браться за автомат. В результате возникает парадоксальная картина: Саудовская Аравия – надежный союзник США, но многие ее граждане спонсируют антиамериканский терроризм и лично участвуют в терактах в Америке. Известно также, что ирландские боевики получали активную помощь от ирландских землячеств США (примерно 20% доходов Временной ИРА), хотя официальный Вашингтон всегда категорически осуждал террористов-католиков Ольстера. Этот источник подпитывает религиозные и националистические террористические группировки.

 

В современном мире, однако, терроризм все менее нуждается в финансовой помощи извне и все более переходит на самоснабжение. Речь идет о втягивании террористических организаций в бурно растущие международные криминальные промыслы – наркобизнес, нелегальная миграция, контрабанда ценных ископаемых и т.д. Чтобы «отмывать» криминальные доходы, террористические организации, подобно организованным преступным синдикатам, создают прикрытия в виде вполне легальных бензоколонок, супермаркетов, транспортных и прочих компаний. В результате подобной коммерциализации терроризм приобретает черты мафии, и борьба «за идею» частично вытесняется борьбой за «длинный доллар». С подобным мафиозным терроризмом бороться труднее, чем с мафией или с обычным терроризмом: он более воинственен и кровожаден, чем традиционная мафия, и более богат, чем терроризм традиционного типа. Если с «идейными» террористами можно искать и находить какие-то компромиссы, то с мафиозными террористами они принципиально невозможны. Мафиозизацией сейчас затронуты в той или иной степени практически все разновидности терроризма.

 

Региональные модели экономики терроризма (на примере Колумбии). По аналогии с региональными моделями экономики можно выделить и региональные модели экономики терроризма – латиноамериканскую, африканскую, западноевропейскую, ближневосточную и т.д. Охарактеризуем в качестве примера латиноамериканский терроризм на примере Колумбии.

 

Современная Колумбия стала душевной болью и для «левых», и для «правых»: первым стыдно за то, во что выродились наследники Че Гевары, вторым – за то, какие методы вынуждены применять в борьбе с «геваристами».

 

В Колумбии действуют две основные повстанческие организации: «Революционные вооруженные силы Колумбии» (РВСК) и «Национальная армия освобождения» (НАО). Их ряды насчитывают около 20 тыс. бойцов, что примерно соответствует численности профессионального контингента колумбийской армии. Повстанцы контролируют около трети территории страны (в основном сельские районы). Помимо регулярной армии и партизан в стране действуют частные «эскадроны смерти» и наркокартели. Страна превратилась в арену вялотекущей гражданской войны, где все воюют со всеми. Ежегодно в Колумбии гибнет несколько тысяч человек, причем 2/3 из них – гражданское население.

 

Доходы повстанцев Колумбии достигают 600 млн. долл. в год (около 1,5 млн. в день), что ставит их в один ряд с крупнейшими национальными корпорациями.

 

С начала 1980-х партизаны систематически собирают «дань» с наиболее процветающих сфер экономики Колумбии. Сейчас едва ли не все экономические субъекты выплачивают повстанцам-рэкетирам определенные налоги за безопасность своей деятельности. Отказ платить может закончиться похищением бизнесмена или членов его семьи. Впрочем, похищения, которым подвергаются ежегодно сотни людей, не обязательно связаны с неуплатой налогов, это еще и самостоятельный источник доходов. Кроме этого, повстанцы обогащаются за счет контроля за выращиванием, производством и переправкой наркотиков – кокаина и героина. На «освобожденных» территориях наркоторговцы открыто занимаются своим бизнесом, выплачивая «революционерам» налоги за покровительство.

 

Сегодня на Колумбию приходится около половины всех похищений людей в мире. Число похищений с середины 1990-х устойчиво растет, и в 2000 в Колумбии был отмечен «рекорд» – 3706 официально зарегистрированных случаев (см. рис. 2). Это означает, что ежедневно в среднем похищают 8 человек.

 

 

ДИНАМИКА ПОХИЩЕНИЯ ЛЮДЕЙ в Колумбии, 1980–2000 (Рис. 2)

Если в других странах террористы похищают людей в целях борьбы с государством, то для колумбийских революционеров это самостоятельный источник дохода. Для РВСК похищения людей – третий по значению источник дохода после контроля над наркотиками и вымогательства, а для НАО – второй после вымогательства. От индивидуальных похищений партизаны стали переходить к массовым. Так, 30 мая 1999 партизанами из НАО в одной из церквей Кали было захвачено сразу 150 человек.

 

Колумбийский пример, когда террористические организации образуют «государство в государстве», исключителен, но не так уж уникален. По некоторым данным, ФАТХ имеет годовой бюджет в 7–8 млрд. долл., что вдвое больше, чем ВНП Иордании. Впрочем, большинство других террористических организаций имеют более скромные доходы: так, на конец 1990-х бюджет Временной ИРА оценивали в 3,5 млн. долл. в год, «Тигров освобождения Тамил Элама» – 82 млн.

 

Юрий Латов

 

Международный терроризм. Формирование системы международного терроризма связано с процессами глобализации. Процессы консолидации и объединения переживают любые структуры, оперирующие по всему земному шару. Наряду с базовыми, конструктивными, консолидируются и «теневые» – деструктивные и паразитарные структуры. Организованная преступность охватывает весь мир (функциональная сфера оргпреступности – наркотики, проституция, торговля оружием, заказные убийства, отмывание денег и другие запрещенные законом услуги). Особенность современных теневых структур в глубоко зашедшем срастании их с государством. Преступность проникает в госструкуры через коррупцию и спецслужбы. Коррупция сращивает преступные организации с чиновниками и ставит государство на службу преступности. В таком срастании – сила и опора преступности.

 

Международный терроризм – существенный элемент международного преступного сообщества. Как и преступное сообщество, международный терроризм силен срастанием с государством. Разница состоит в том, что союз террористов и государства обеспечивается не коррупцией, а сознательным политическим выбором правящих режимов государств-спонсоров терроризма.

 

Противостояние государства и отдельной террористической организации развивается по определенному сценарию. Во второй половине 20 в. между возникновением активной террористической организации и ее разгромом в среднем проходит 3–5 лет. Иными словами, террористическая организация сама по себе, всегда проигрывает государству. Если же за спиной этой организации стоит «освобожденный район» неподконтрольный власти и управляемый антиправительственными повстанцами, или другое государство, то террористическая активность может продолжаться практически бесконечно.

 

Обычно новая террористическая организация неизбежно пронизывается агентурой спецслужб. Боевиков арестовывают или уничтожают в ходе спецопераций. Средний срок активной деятельности террориста составляет три года. Далее он либо погибает, либо попадает в тюрьму. Необходимы значительные организационно-технические и финансовые ресурсы для постоянного воспроизводства разрушаемой структуры терроризма. Необходимы базы, инструкторы, оружие и другое оборудование, каналы внедрения, фальшивые документы, данные разведки и т.д. Одним словом, эффективная террористическая деятельность требует сегодня полновесной поддержки государства-спонсора.

 

Заметим, что одно государство не может содержать всю систему международного терроризма. Для воспроизводства системы международного терроризма необходима коалиция нескольких государств (охватывающих разные континенты, представляющих разные расы и цивилизации). Такая коалиция сложилась во второй половине 20 в. Тактический союз спонсоров терроризма из стран социализма и авторитарных режимов арабского мира обеспечил разворачивание глобального наступления терроризма в 1960–1970-х.

 

К настоящему времени палитра государств-спонсоров терроризма уменьшилась в объеме и существенно изменилась. После 11 сентября 2001 возникли реальные предпосылки формирования глобальной антитеррористической коалиции. На наших глазах происходит утверждение нормы международных отношений, согласно которой доказанное спонсорство терроризма оказывается достаточным основанием для силовых акций против страны-спонсора, вплоть до свержения правящего режима. Разрушение связки терроризм-государство призвано решить проблему международного терроризма. Лишенные ресурсов государства и поддержки спецсужб, террористы не смогут продолжать свою деятельность в прежнем объеме. Одиночные теракты, по-видимому, неустранимы. Что же касается организованного терроризма, то без поддержки извне он возможен лишь как одна из форм гражданской войны (герильи), как предвестник разворачивающейся революции. Иными словами, в том случае, когда за террористами стоит значительная часть населения.

 

Можно заметить, что история изживания работорговли разворачивалась аналогичным образом. Вначале, работорговля была запрещена как международная практика. Лидеры мирового сообщества (в данном случае, Великобритания) навязали правителям традиционных обществ Востока запрет на работорговлю. Лишившись поддержки государства и статуса легальной деятельности, работорговля была задушена полицейскими мерами.

 

Терроризм в контексте всеобщей истории. Терроризм – одна из форм проявления социального конфликта. Он возник тогда, когда сложились необходимые для этого предпосылки, и стал существенным фактором истории человечества. В ряду других (как радикалистских, так и нерадикалистских) форм обратной связи общества и власти, имущих и неимущих, доминирующих сил и меньшинств, как яркое средство протеста против нетерпимого положения вещей, терроризм сыграл свою роль в эволюции европейский культуры. Распад традиционных и колониальных империй, становление системы национальных государств, утверждение прав меньшинств, создание эффективного социального государства, формирование демократических механизмов трансформации общества снимало основания для обращения людей к крайним формам протеста против существующего положения вещей. Далее, развитие нравственного сознания, утверждение либеральных ценностей делает невозможным обращение к террору по моральным соображениям. Такова в общих чертах эволюция общества, задающая изживание терроризма в странах европейской культуры.

 

В тех странах Азии или Латинской Америки (и частично на Балканах), где оперируют сегодня террористы, ситуация иная. В этих регионах терроризм не изжит исторически. Здесь внеправовое насилие считается в порядке вещей. Однако терроризм выплескивается и на пространства благополучного Запада

 

Международный терроризм представляет собой механизм воздействия коалиции немодернизированных (вернее, частично модернизированных) традиционных обществ на мир либеральной цивилизации. Являясь источником общемировой динамики, западный мир дестабилизирует развивающиеся страны. В этом нет злого умысла со стороны Запада. Динамичные общества по своей природе эффективнее застойных и разлагают традиционный мир. Однако идеологи Традиции осмысливают эту закономерность мировой истории как заговор, направленный против традиционного мира. Представляют лидеров мировой динамики в образе «Дьявола», говорят о «крестоносцах», о «мировом владычестве масонов» и т.д. Силы, поддерживающие международный терроризм, стремятся дестабилизировать Запад, оторвать от него страны, недавно избравшие либеральный путь, изменить вектор исторического развития.

 

Терроризм сегодня – эффективное средство воздействия, избранное коалицией наиболее радикальных антилиберальных сил. Эта коалиция находит себе союзников, как в самих обществах Запада, так и в постоянно растущей на Западе среде иммигрантов из Азии и Африки. Современный терроризм использует природу либерального общества, спекулируя на сущности либерального государства и ставит своей стратегической целью разрушение этого общества.

 

Глубинный эффект терроризма – трансформация принципов либерализма. Террористы подталкивают объекты террора к отказу от либеральных ценностей, от гражданских прав и свобод. Толкают власть на путь тотального контроля, стремятся разрушить структуры гражданского общества. Терроризм легко победить его же собственным оружием. Государственный террор сметает структуры терроризма. Однако этот путь борьбы с терроризмом закрыт. Задача состоит в том, чтобы разрушить терроризм, не пожертвовав базовыми принципами либеральной цивилизации.

 

Современный международный терроризм – очередной исторический вызов либеральной цивилизации. Все мы – не только свидетели, но и участники этой драмы.

 

Материалы в Интернете: International Crime Threat Assessment -(http://clinton4.nara.gov/WH/EOP/NSC/html/documents/pub45270/pub45270index.html)

 

Игорь Григорьевич Яковенко

 

ЛИТЕРАТУРА

Засулич В.И. Воспоминания. М., 1931

Орсини Ф. Воспоминание. М., 1934

Гейден К. История германского фашизма. М. – Л., 1935

Виктюк В.В., Эсфиров С.Ф. «Левый» терроризм на Западе: история и современность. М., 1987

Бурцев В.Л. В погоне за провокаторами. Репр. изд. М., 1989

Мельгунов С.П. Красный террор в России. М., 1990

Герасимов А.В. На лезвии с террористами. М., 1991

Савинков Б. Воспоминания террориста. М., Слово, 1991

Кошель П.А. История российского терроризма. М., 1995

Будницкий О.В. История терроризма в России. – Изд. 2-ое. Ростов-на Дону, 1996

Проблемы борьбы с терроризмом на современном этапе. Владимир, 1996

Одесский М.Ф. Фельдман Д.М. Поэтика террора. 1997

Анна Гейфман. Революционный террор в России 1894–1917. М., 1997

Татьяна Кравченко. Возлюбленная террора. М., Олимп, 1998

Современный терроризм: состояние и перспективы. М., 2000

Suarez A.R. Parasites and Predators: Guerrillas and the Insurrection Economy of Colombia // Journal of International Affairs. Spring 2000. Vol. 53. № 2

Ольшанский Д.В. Психология террора. – М., Академический проект, 2002

Жухрай В.М. Террор. Гении и жертвы в царской России. М., АСТ – Пресс книга, 2002

Хорос В. «Крона», «корни» и «климат» терроризма. – Мировая экономика и международные отношения. 2002. № 3

Борьба с преступностью за рубежом. М., 2002, № 6

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Букавок много, но вот что удивляет, как заботливо авторы обошли своим вниманием Иргун. :044:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Букавок много, но вот что удивляет, как заботливо авторы обошли своим вниманием Иргун. :037:

 

 

десь общая история и причины...

 

 

если хошь про иргун за пости отдельную тему и мы ее по обсуждаем :044:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

О как.

 

Террористические рецепты для всех и каждого

 

 

 

В 1957 году майор швейцарской армии Ганс фон Дах опубликовал руководство по партизанской войне, которое должно было подготовить его сограждан к возможному вторжению советских войск. Армейское руководство книгой пренебрегло, зато она стала библией террористов по всему миру, пишет Neue Zürcher Zeitung.

 

Книга "Тотальное противостояние: Руководство по партизанской войне для всех" начинается с допущения, что Советский Союз решил "уничтожить демократический нарыв" на теле Европы, и Швейцария стала театром военных действий. Дальше даются "серьезные, подробные и наглядные" советы по борьбе с захватчиками, предназначенные для рядовых обывателей. "Исторические предания о гражданах Швейцарской Конфедерации былых времен здесь переплетаются с выводами из опыта партизанской борьбы во Второй мировой войне". Завершается книга высказыванием: "Лучше умереть стоя, чем жить на коленях".

 

Фон Дах рассматривает такие вопросы, как "создание ячеек сопротивления, подбор вооружения, связь через тайники, уход в подполье после нанесения удара, поведение на допросе и под пыткой". Даются инструкции по изготовлению "самодельных фугасов для поражения живой силы". Автор объясняет, как бесшумно нейтрализовать часового с помощью топора и "как в условиях дикой природы питаться древесной корой, улитками и лягушками".

 

Во второй половине 1950-х, когда фон Дах писал свою книгу, "тема партизанской борьбы витала в воздухе, причем не только в военных кругах", напоминает Neue Zürcher Zeitung. Свой отпечаток наложили война в Корее и венгерское восстание. Сам фон Дах к тому времени служил в учебном департаменте Министерства обороны и был одержим идеей всеобщего военного просвещения, "из-под его пера выходили бесчисленные армейские инструкции и статьи, публиковавшиеся в военных журналах". Кроме того, фон Дах был деятельным участником религиозно-благотворительной организации "Армия спасения".

 

Военное руководство не оценило труд фон Даха: в 1974 году идея использования книги в качестве штатной армейской инструкции была отклонена, пробный тираж пустили под нож. Официальное объяснение позиции Генштаба состояло в том, что изложенные в "Тотальном противостоянии" принципы борьбы гражданского населения с оккупантами "нарушали международное право". Но настоящая причина, как пишет Neue Zürcher Zeitung, была в том, что швейцарские стратеги грезили об "армии великой державы в карманном формате" - с военной авиацией, танками и ядерным оружием, - а не о партизанской оборонительной войне.

 

Несмотря на то, что фон Даху не удалось оказать долгосрочного влияния на доктрину швейцарской армии, а "в Советском Союзе, стране потенциального агрессора, книгу... высмеивали", она стала пользоваться большим успехом у "милитаристов по всему миру", от Анголы до Вьетнама. Появились "бесчисленные пиратские переводы более чем на 50 языках... Анархисты, правые экстремисты и освободительные фронты всех мастей черпали в швейцарской азбуке партизанской борьбы знания для своих разрушительных акций... Заглянув на профильные форумы в интернете, можно убедиться, что в антиправительственных кругах справочник боготворят и сегодня".

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Я всегда считал, что одна из причин того, что побеждённые террористы постоянно обретают второе дыхание заключается в том, что всегда найдётся лицемерное дер;ьмо, которое поступится своими принципами или нарушин свои же обешания, лишь бытолько хоть как-то насрать кому-то. Имеем очередной пример:

Цитата

Талибы* (движение "Талибан" - террористическая организация, запрещена в РФ) не готовы к прямым переговорам с правительством Афганистана, передает "Интерфакс". Они будут вести диалог с Вашингтоном, заявил в пятницу глава делегации талибов* на консультациях в московском "Президент-отеле" Мохаммад Аббас Станакзай.

"Эта конференция не была посвящена прямым переговорам, - сказал Станакзай журналистам по итогам встречи по Афганистану в Москве. - Прежде всего, мы не признаем нынешнее правительство как законное. Поэтому мы не будем вести с ними переговоры. Кабул даже не послал на эту конференцию своего представителя".

С учетом требований талибов* они готовы рассматривать в качестве партнера по переговорам лишь США. "Учитывая, что наше главное требование - вывод иностранных войск, мы будем обсуждать мирное урегулирование с американцами", - заявил Станакзай.

Правительство Афганистана он считает марионеточным. "Это правительство не представляет народ Афганистана, его привели к власти американцы. Именно поэтому мы отказываемся от прямых переговоров с ними до тех пор, пока мы не решим наши проблемы с американцами", - подчеркнул представитель талибов*.

По его словам, те вопросы - которые хотят решить талибы*, в первую очередь - вывод иностранных войск из Афганистана - "находятся вне власти афганского правительства, все зависит от американцев".

Все заявления о том, что талибы* негласно контактируют с официальным Кабулом, не соответствуют действительности, заверил Станакзай.

Вместе с тем, он подчеркнул, что внутренние проблемы Афганистана - такие как будущее правительство, конституция - "можно обсуждать и с афганской стороной". "Но до этого американская сторона должна дать международные гарантии вывода своих войск и обозначить сроки. Тогда можно будет говорить и с афганской стороной, но лишь с теми партиями, которые пользуются реальной поддержкой у народа, а не с нынешним правительством", - заключил представитель "Талибана"*.

Президент РФ Владимир Путин неоднократно заявлял, что Россия никогда не будет вести переговоры с террористами. Однако это не помешало организовать переговоры с террористической группировкой "Талибан" на высоком уровне в Москве. Глава МИД РФ Сергей Лавров, открывая конференцию, приветствовал талибов

"Талибан" - террористическая организация, запрещена в РФ), и тем ни менее они себя очень удобно там чувствуют. Просто поразительно.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Хамас в Кремле гостил.

Хизьалла им братья по оружию. Талибан принимают на высшем уровне.

Скоро Игил перестанет быть запрещенным.

Террористическая организация Кремль короче. :102:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ну Хамаз они хотя бысами не называют запрешённой, но Талибан то запрешён. Лицемерие не ппросто зашкаливает, это уже просто ни в какие ворота не лезет.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Цитата

По данным США, Иран поставляет в Сирию миллионы баррелей нефти, используя в качестве посредников российские компании. Эти поставки Асад оплачивает миллионами долларов США, которые оседают на счетах Корпуса стражей Исламской революции, а в дальнейшем используются для финансирования исламских террористов из группировок "Хамас" и "Хизбаллах".

Одну из главных ролей в этой схеме играет российская компания Global Vision Group, которая принадлежит сирийцу Мохаммеду Амеру Элчвики. Эта фирма сотрудничает с National Iranian Oil Company. Для поставок нефти в Сирию Global Vision Group использует множество судов, которые застрахованы европейскими фирмами. В США предупреждают, что эти страховщики могут попасть под санкции.

С 2014 года суда, задействованные в этой схеме поставок нефти в сирийские порты используют конспирацию, отключая автоматическую идентификационную систему (AIS) на борту, чтобы было труднее отследить их перемещение.

В схеме оплаты нефтяных поставок задействованы Центробанк Ирана и российский "Мир бизнес банк", который недавно попал под антииранские санкции. А посредником между ними является Tadbir Kish Medical and Pharmaceutical Company. Эта компания официально занимается поставками гуманитарных грузов. Из "Мир бизнес банка" плата за нефть отправляется на счета ФГУП "Внешнеэкономическое объединение "Промсырьеимпорт" Минэнерго РФ и в ООО "Глобальные концепции групп".

Ключевую роль в работе этой схемы играют директор международного департамента Центробанка Ирана Расул Саджад и вице-президент ЦБ по международным связям Хусейн Ягуби. В тесном сотрудничестве с Ягуби работал и российский чиновник - замдиректора "Промсырьеимпорта" Андрей Догаев. Минфин США опубликовал фотографию, на которой Догаев обнимается с сирийцем Элчвики.

На другом снимке Элчвики позирует с разложенной перед ним кучей долларов США. Из переписки бизнесмена с чиновниками иранского Центробанка следует, что ему были переданы 63 миллиона долларов.

"Промсырьеимпорт" является уполномоченной правительством РФ организацией по покупке иранской нефти в сделке "нефть в обмен на товары". В 2017 году Иран и министерство энергетики России подписали контракт на поставку иранской нефти на мировые рынки через "Промсырьеимпорт" в объеме до 5 млн тонн. Первый танкер иранской нефти по этому контракту был отправлен в середине ноября 2017 года. Затем поставки были приостановлены. В сентябре 2018 года глава Минэнерго Александр Новак сообщил, что поставки иранской нефти возобновлены.

Санкции США подразумевают заморозку активов попавших в санкционные списки физических и юридических лиц на территории США и ограничивают возможности американских компаний сотрудничать с ними, отмечает "Интерфакс".

По случайному совпадению или нет, но имя чиновника Андрея Догаева ранее фигурировало в криминальной хронике. 24 августа 1995 года по обвинению во взяточничестве, злоупотреблении должностными полномочиями и контрабанде был задержан заместитель министра внешнеэкономических связей РФ Андрей Догаев. По данным следствия, Догаев в период 1992-1994 годов был причастен к незаконной переправке медного лома и других цветных металлов за рубеж. 5 августа 2002 года Мосгорсуд приговорил его к 3 годам лишения свободы и сразу же амнистировал, сообщал ТАСС.

Иран тратит сотни миллионов долларов "на разжигание террора", в то время как собственное население "страдает от коррупции, отсутствия водоснабжения, электричества и нехватки пищи", подчеркивают в американском министерстве финансов.

В документе отмечается, что США будут добиваться "финансовых последствий" для России и Ирана за поддержку режима Асада. Вашингтон также намерен заставить Иран "прекратить финансирование террористических организаций".

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

×