Jump to content
Бронеход
Sign in to follow this  
Saveliy

Средневековые танцы

Recommended Posts

Для эпохи Средневековья было характерно острое чувство страха смерти; изображение смерти, как и дьявола, постоянно встречается в средневековой символике. Образ танцующей смерти возник уже в глубокой древности; фигура смерти появляется также в танцах многих первобытных обществ – например, до сегодняшнего дня она играет большую роль в магических обрядах водуистов. Но именно в эпоху Средневековья образ смерти превращается в символ потрясающей силы. «Танец смерти» (danse macabre), особенно широко распространился в Европе в XIV в., в периоды эпидемии чумы. В социальном смысле этот танец, как и сама смерть, уравнивал представителей разных сословий. В годы чумы «танец смерти» часто перерастал в истерическое веселье. Обычно он начинался быстрой пляской; затем один из танцоров внезапно падал на землю, изображая мертвого, а остальные продолжали танцевать вокруг него, представляя в пародийном виде оплакивание покойника. Если мертвеца изображал мужчина, его возвращали к жизни поцелуи девушек; если девушка – ее целовали мужчины. После «воскрешения» следовал общий хороводный пляс.

 

От Средневековья дошло множество историй о маниакальной одержимости танцем. Во время христианских праздников народ внезапно начинал петь и танцевать у храмов, мешая проходившей в них церковной службе. Эти безумные танцы наблюдались во всех странах. В Германии они получили название «пляска св. Витта», а в Италии – «тарантелла».

 

Танец был не только необходимым средством разрядки, но и главным развлечением. Наибольшей популярностью пользовалась карола, первоначально представлявшая собой танец-шествие. Возникнув в Провансе как песня-танец, исполнявшийся только в мае, карола быстро распространилась по Европе благодаря странствующим менестрелям и в конце концов стала обязательным атрибутом всех праздников.

Средневековый танец оставался еще во многом импровизированным действом. Народ любил хороводы, но устойчивых правил танца не существовало. Танец был принятой формой ухаживания; их исполнители сопровождали танец пением; движения были самыми простыми.

Share this post


Link to post
Share on other sites

В XII в. культ романтической любви и рыцарства в значительной мере преобразил танец, приглушив его откровенно эротические черты. Танец входил в число обычных для рыцаря занятий и выступал как своего рода домашняя параллель к турнирам на открытом воздухе. Обычно танец возглавляла одна пара, к ней присоединялись другие, медленно двигаясь по кругу; тип этого танца во многом напоминал полонез.

 

В эпоху позднего Средневековья проявляется различие между придворным парным танцем и деревенским групповым танцем. В социальном плане жесткого водораздела тогда еще не существовало. Селяне могли подражать придворному танцу, а рыцари любили иной раз присоединиться к сельскому хороводу. Крестьяне отдавались танцу с ничем не сдерживаемой непосредственностью, рыцари танцевали более строго, следуя придворному этикету. Народный танец по-прежнему был импровизацией, в то время как придворный танец становился все более манерным. Главной формой дворцового искусства был фигурный танец, где группа танцующих последовательно образовывала танцевальные построения.

 

Большое значение в развитии придворного танца сыграло появление профессиональных учителей танца, которые не только обучали знать, но и являлись арбитрами в области этикета и манер и оказывали обычно большое влияние на атмосферу при дворе.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Роль эпохи средневековья в развитии танца и танцевальной музыки довольно неоднозначна. С одной стороны, в Европе и на Руси христианская мораль не признавала танца — христианство видело в них форму выражения низменных сторон человеческой натуры, «бесовское наваждение». Средневековая идеология исходила из представлений о бренности жизни, о тщете помыслов и дел человека. Господство церкви означало запрет светских забав и зрелищ, в их числе пляски.

 

Проповедь презрения к земным радостям, среди которых человек не должен забывать о потусторонней жизни, отразилась в теме плясок смерти. Поэзия, живопись и театр средневековья обращались к этой теме, выдавая страх перед концом, говоря, что все люди равны перед лицом смерти. Идею смерти, заставляющей плясать и знатных, и простолюдинов, превращение танца в символ бренности человеческого бытия, начиная с XIII века, отразили стихи, гравюры, фрески в соборах и на кладбищах.

 

С другой стороны, танец, несмотря на запреты, продолжал жить как в народе, так и в аристократических кругах; он бытовал повсюду в формах национального фольклора, проникал и в саму церковь. Гонения не достигали цели, поэтому, учитывая любовь народа к зрелищам, средневековая церковь с XI века начала вводить в молебствия картинные процессии, даже церемониальные танцы, исполняемые церковным хором.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Раннее Средневековье

 

Христианская религия вначале признавала и допускала священные пляски – ведь первоначально христиане изображали мистерии в храмах, плясали в честь бога подобно тому, как это делали иудеи. Постепенно большинство религиозных плясок исчезает, хотя некоторые из них сохраняются до наших дней.

 

Священные пляски дольше всего сохранились в строго-католической Испании. Для испанской религиозной культуры того времени характерны не только священные пляски – в храмах и монастырях представлялись также «священные и набожные фарсы» - религиозные рассказы, перемешанные очень двусмысленным интермеццо и не особо благопристойными танцами. Во многих испанских провинциях в священные праздники устраивались процессии, которые можно было назвать странствующими или передвижными балетами.

 

XII-XIII века

 

XIII век видел начало записи инструментальной музыки и светской музыки.

 

Кароль, популярный сначала во Франции, а затем в Англии, был танцем-песней, возможно, происходящим от греческого дифирамба.

 

Музыка, танцы и поэзия были очень взаимосвязаны в XIII веке – об этом свидельствуют различные исторические источники того времени.

 

Создание танца Danse macabre или totentanz было связано с ужасным числом смертей, обусловленных чумой. Танец, изображавший скелетов (Смерть), танцующих и играющих на музыкальных инструментах - был больше чем литературным или иконографическим символом. Решения церковного синода, запрещающие эти танцы на кладбищах и других святых местах, устанавливают его реальное существование. Традиционные религиозные пляски в церкви и на кладбище присутствовали как в ранней христианской культуре, так и в иудейской; Магомет же, согласно мистическим традициям, установил секту танцоров-дервишей.

 

В самом конце XIII века центром европейской культуры становится Южная Франция. Здесь начинают формироваться те танцы, которые впоследствии станут наиболее распространенными среди европейцев. Новые танцы ничего не имитируют. Их цель – выразить различными способами бесконечное преклонение перед дамой сердца. Культ Прекрасной Дамы – такой характер несло искусство конца XIII века – начала XIV века. Но эта совершенно новая для истории культуры идея тесно связана все с той же христианской идеологией – любовь к Прекрасной Даме имеет в своей основе благоговейное отношение к Богоматери (центральная фигура католичества). Литературные герои произведений эпохи Возрождения, как правило, любят не столько реальную женщину, сколько ее образ, наделенный божественными добродетелями.

 

Но поскольку на женщину переносились свойства Богоматери, то и в танце начинают появляться движения, связанные с поклонением божеству, то наряду с преклонением колена в танце появился поклон.

 

Таким образом, была заложена основа для популяризации парных танцев, в которых уже был готов сюжет – дама является символом поклонения, а кавалер своими движениями демонстрирует это поклонение.

Share this post


Link to post
Share on other sites

XIV век

 

Похожие танцы XIV века включают в себя istanpitta и saltarello, оба инструментальные танцы из Италии.

 

Обнаруженные в начале XV века, эти танцы, вероятно, являются предшественниками самых ранних известных композиций.

 

Использование танцев в итальянском обществе XIV века описано в "Декамероне" Боккаччо.

 

Упоминания танцев находят и среди миниатюр эпохи средневековой Франции. В этих миниатюрах веселые фигуры, в животных масках и без них, скачут друг с другом.

 

Классические английские Кентерберийские истории Джефри Чосера наполнены упоминаниями местных танцев в общественном и метафорическом контекстах, начиная с пролога, где молодой человек признан социально и сексуально превосходным, так как он мог "песни исполнять и танцы".

 

В различных культурных памятниках XIV века часто прослеживается религиозность танцев.

 

XV век

 

Первый танцевальный трактат в западной культуре появился в первой половине XV века. Найденные только в Италии, эти источники дают описания шагов и хореографию для некоторых танцев.

 

Гульельмо да Пезаро (местность на берегу Адриатического моря, в которой он родился), получивший прозвище «Эбрео» (ит. - «еврей»), был танцмейстером при дворах Л. Медичи и Изабеллы д’Эсте. Гульельмо Эбрео после 1475 г. обратился в Христианство и взял имя Джованни Амброзио – именно он написал самый ранний из известных танцевальных учебников (включает описания шагов, хореографии и танцевальные мелодии для общественных танцев).

 

Память об известнейшем учителе танцев Гульельмо Эбрео (да Пезаро) дошла и сохранилась и в наше время – в Италии ежегодно проводится конкурс и вручается премия Гульельмо да Пезаро за достижения в области хореографии.

 

В конце XV века Франция увидела создание своего первого танцевального учебника. Изящно украшенный манускрипт, известный как Брюссельский, принадлежащий Маргарите Австрийской, содержит несколько хореографий.

 

Хотя в хореографических источниках существует мало материала для реального представления о самых ранних типах исторического танца, то, что он действительно существовал, подтверждается иконографическими источниками. Гравюры, рисунки, скульптуры несут визуальную (графическую) информацию о танце.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Огромное воздействие на эволюцию танцевальной музыки оказало искусство трубадуров, труверов, менестрелей, скоморохов и пр. Одни сами исполняли свои сочинения, другие предоставляли это бродячим труппам менестрелей и жонглеров. Эти средневековые бродячие актеры, будучи универсальными профессионалами своего времени, играли большую роль в распространении танцев, странствуя от поместья к поместью, от деревни к деревне. Они разыгрывали диалоги, пели, играли на различных инструментах, а также танцевали, выделывали фокусы и акробатические трюки перед своими знатными покровителями или простолюдинами.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Средневековый танец у стен собора

Средневековые праздники. Фото рыцаря. Заславль. Заславский замок.

Рыцарский турнир. Город мастеров. Фестиваль средневековой культуры

zas17.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

СРЕДНЕВЕКОВЫЕ ТАНЦЫ

 

Любимейшим развлечением в средние века были танцы, хотя на них смотрели не всегда благосклонно как духовные лица, так и городские советы. Когда прошло время такой неблагосклонности, городские правители стали давать разрешение на устройство особых танцевальных помещений. Иногда танцы устраивались и в зале городской ратуши, далеко, впрочем, не во всех городах. Танцы разделялись на несколько видов, но все они могут быть сведены к двум:

- один вид соединялся с прыганьем, отличался, так сказать, большей ширью, удалью;

- другой заключался в движениях спокойных, сводился к медленному и плавному круговращению.

Собственно танцем назывался второй вид. Танцевали под музыку, но иногда и без нее. В таком случае прибегали к пению, причем пел кто-нибудь один или все присутствующие хором. Постепенно распространился обычай соединять танцы с играми. Если танцы происходили на свободе летом, по окончании их играли в мяч. Отсюда некоторые исследователи производят слово бал (der Ball, la balle - мяч).

С самых ранних дней цивилизации танец был формой общественного выражения во всем мире, служа различным культурным назначениям. Среди этих назначений были поклонение, празднование особых событий, церемонии, торжественные приемы, физическая подготовленность и военные учения. Танец был регулярной частью религиозных практик в большинстве главных религий, и был общепринят в Христианстве до XIII века. Он считался дополнением к музыкальному прославлению, вокальному или инструментальному. Общественные события и светские праздники, которые часто были связаны с религиозными торжествами, также разнообразились танцами, как и официальные церемонии, такие как королевские визиты и коронации. Но это физическое проявление радости и восхваления не было ограничено особыми поводами. Танец был также частью повседневной жизни. Существует множество сообщений о послеобеденных танцах и использовании танцев для создания здорового тела. Это связывало танцы с военными упражнениями, большинство из которых делалось на ногах и требовало не только физической выносливости, но также резвости и быстрой работы ног.

Любое точное понимание танца является помехой для эфемерной природы этого искусства. В отличие от визуальных искусств, которые являются совершенством, будучи созданы однажды, исполнительные искусства постоянно воссоздаются. Для танца это особенное обстоятельство, так как, в отличие от музыки, до XVIII века не существовало никакой реальной нотации, и до первой половины XV века не было никаких учебных руководств, по крайней мере, в западной культуре. Имеется несколько способов, служащих для получения информации о танцах средневекового периода. Упоминания танцев в литературе, религиозных томах и философских трактатах составляют только один круг источников, дающих подобные указания. Другие записи, такие как личные письма и посольские послания, добавляют свой взгляд. Также могут быть найдены иконографические ссылки, не только в произведениях искусства ради искусства, но и в украшениях домашней утвари.

Позднее, теоретические и практические трактаты давали более специфическую информацию, которая теперь может быть в определенных рамках восстановлена. Хотя это исследование, близко связанное с растущим пониманием нами средневековой музыки, делает возможным исполнение, представление танцев до XV века должно оставаться преимущественно гипотетическим.

ТАНЦЫ В ЗАПАДНОЙ КУЛЬТУРЕ

 

В западной культуре танцевальная музыка составляет большую часть репертуара инструментальной музыки средневекового периода. Несмотря на отсутствие хореографии доступной до 1445 года, существуют примеры танцевальной музыки, относящиеся ко времени Древней Греции. Общие описания и иконографические образцы специфических танцев сохраняют некоторые идеи природы этих танцев.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ТАНЦЫ И ХРИСТИАНСТВО - РАННЕЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

 

Большинство сохранившихся упоминаний танцев этого периода исходят из религиозных источников, изначально заимствованных христианами из иудейской традиции. До XIII века санкционированные церковью танцы были признанной частью христианского культа. В IV веке Св. Григорий советовал Императору Юлиану, последнему императору, принять официальную позицию в отношении христианства, сообщающая ему, что танцы прекрасны, если исполнены во славу Господа, но не когда они передразнивают распутные движения язычников.

Вопреки мнению Григория о танцах, Амброз, Епископ Милана, среди других, убеждал, что связи между физическими движениями танцев и духовными материями усиливаются. Он беспокоился, что физическая природа танцев обязательно омрачит духовный аспект поклонения, потенциально ведя к греховному поведению.

Как Древние Греки, Св. Августин использовал танец в метафорическом выражении, а также в философском. В его ранних записях он заклинает своего читателя: "прими мои слова, потому как я могу изливать их без потери. Но если я пою, в то время как ты предпочитаешь танцевать под другую мелодию, даже так я не сожалею о моих усилиях дать совет". Это отчетливо повторяет библейское выражение: "Мы играли для вас на свирели /piped/, но вы не танцевали" (Матвей 11:17). Здесь снова ясно, что Августин, возможно как следствие его африканских корней, признавал танец как нормальную часть жизни, сравнивая слова его совета для мелодии, которую можно выбрать для танца или нет.

Св. Изадору, Архиепископу Севильи в VI веке, было, фактически, предписано Консулом Толедо, создавать хореографии для определенных церковных событий. Некоторые ученые полагали, что вторжение и последующее влияние мавров, несущих в себе мощные танцевальные традиции Африки, привело к тому, что испанцы дольше сохраняли практику религиозных танцев, чем у другие европейцы. /Mozarabic/ месса веками включала танцы, даже переживая одиннадцати вековые попытки отменить такую практику.

XII и XIII века

 

Первая сохранившаяся средневековая танцевальная музыка датируется этим периодом. Хотя Одон, Епископ Парижа в XII веке, воевал против танцев, из-за чего он, как и Григорий и Амброз, видевшие их потенциальные крайности, он плыл против течения. В "Кантигах Святой Марии" XIII века, собранных испанским королем Альфонсо X (известным как "Мудрый"), танцы являются частью текста книги, также как и изумительные украшения миниатюрами. Некоторые из миниатюр показывают танец как часть религиозного сюжета этих песен; другие изображают его как часть деревенской жизни. Например, на иллюстрациях для Кантиги 120, лирической кантиги восхваления Марии, Мария, Иосиф и младенец Иисус окружены музыкантами, которые играют, в то время как остальные танцуют. Кантига 409 начинается словами: "Может Совершенная Дева, которая есть наша надежда, прославляться нами песнями и танцами". Кантига 62, однако, о порочных людях из города, танцующих, в то время как одна женщина приходит, чтобы спасти своего заложенного сына от ростовщика.

XIII век также видел начало записи инструментальной музыки и светской музыки. Кароль, популярный сначала во Франции, а затем в Англии, был танце-песней, возможно, происходящим от греческого дифирамба. Он мог танцеваться в кругу, в цепочке, или как процессия. Иллюстрации этого танца находят даже во Французской библии этого периода (Библиотека Искусства Бриджмана, номер 68722). Кароль также упомянут по названию в иконографических образцах, найденных в "Le roman de la rose" (листы 49, 50, 54, 58).

Другие французские литературные источники с упоминаниями танцев включают "Le roman de la violette" и "Remede de Fortune". Последний, прославленного поэта-композитора Гульема Машо /Guillaume de Machaut/, показывает близкую связь музыкальной, танцевальной и поэтической форм. Вдобавок, "Remede de Fortune" включает иллюстрации с танцами. Рондо, форма найденная в этой работе, которая обычно используется средневековыми поэтами и композиторами, считается родственной круговому танцу. Вероятность, что этот танец является каролем, была определена случайным использованием слова "певчий" /chanter/ (петь), найденным с каролями в форме рондо.

Три других французских танца, ductia, estampi (также называемая stantipes) и nota, также сохранились только в виде их музыки. Оба танца имеют мелодии, которые повторяются, первая из каждой мелодии имеет открытое окончание, в то время как повтор имеет немного отличающийся закрытый конец. По сравнению с дукцией, эстампи имеет больше мелодий (по крайней мере, 4) и эти мелодии длиннее и мелодически сложнее. Они представляют первые исключительно инструментальные танцы средневекового периода, которые сохранились в музыкальной нотации, все они обсуждаются в "De musica", трактате, написанном в 1300 году Grocheio. Современное исследование Christopher Page и Timothy McGee предполагает, что дукция, упомянутая только в литературных указаниях и в Grocheio, не в музыкальных названиях, может быть тоже самое, что и кароль. Детальное обсуждение этих танцев можно найти в "Medieval Instrumental Dances" McGee. Необычная связанная с танцами практика стала известна в XIII веке. Danse macabre или totentanz найден на многочисленных гравюрах на дереве, миниатюрах и других иллюстрациях с позднего XIII века до XX. Полагают, что создание этого танца было связано с ужасным числом смертей, обусловленных чумой. Танец, обычно изображавший как скелеты (представляющие Смерть), играя на музыкальных инструментах, одновременно танцуют, был больше чем литературным или иконографическим символом. Решения церковного синода, запрещающие эти танцы на кладбищах и других святых местах, устанавливают его реальное существование.

Share this post


Link to post
Share on other sites

XIV век

 

Похожие танцы XIV века включают в себя istanpitta и saltarello, оба инструментальные танцы из Италии. Истанпитта мелодически сходна на эстампи, но формально более замысловата, в то время как сальтарелло описан в текстах и иконографии как оживленный прыгающий танец. Обнаруженные в начале XV века в Кодексе Фаэнца, эти танцы, очевидно, являются предшественниками самых ранних известных композиций, также найденных в начале XV века в Италии.

Использование танцев в итальянском обществе XIV века описано в "Декамероне" Боккаччо. В конце большинства из десяти дней юные рассказчики развлекают себя после обеда музыкой и танцами. Особо упоминается карола, наиболее вероятно, родственная французскому каролю.

Важный французский источник, содержащий литературные, танцевальные, музыкальные и иконографические образцы, "Roman de Fauvel", хорошо известное сатирическое произведение, чье создание было работой многих авторов, среди них композитор Филипп де Витри /Philippe de Vitry/. Упоминания танцев находят среди миниатюр, которые украшают этот насмешливое мнение о Дворе и Церкви в средневековой Франции. В этих миниатюрах веселые фигуры, в животных масках и без них, скачут друг с другом.

Классические английские Кентерберийские истории Джефри Чосера наполнены упоминаниями местных танцев вобщественном и метафорическом контекстах, начиная с пролога, где молодой человек признан социально и сексуально превосходным, так как он мог "песни исполнять: и танцы". Это метафорично повторено в "Squieres Tale", когда "крепким" детям Венеры сказали "танцевать". Другие подобные ссылки найдены в рассказах "Pardoner", "Franklin", и, как это не удивительно, "Wife of Bath". Особым интересом является утверждение, найденное в рассказе "Man of Law's", где на религиозный праздник ссылаются как на причину для танцев: "At Cristemasse myrie may ye daunce!" Это подтверждает продолжающиеся отношения танцев с религиозными праздниками.

XV век

 

Первый танцевальный трактат в западной культуре появился в первой половине XV века. Найденные только в Италии, эти источники дают описания шагов и хореографию для ballo, bassadanza, quaternaria, saltarello, и piva. Балло можно использовать как общий термин для любого танца, но также этот термин более частное использование, касающееся хореографии с изменениями мизуры /misura/ (размер и/или темп). По темпу мизуры бывают:

1) bassadanza - самый медленный танец этого периода, может быть мизурой для балло или самостоятельного танца. Он назван "низким" [bassa] танцем из-за отсутствия в нем скачков и прыжков. Хотя он, очевидно, связан с Бургундским бассдансом /basse dance/, они имеют некоторые стилистические отличия, которые их разделяют. Среди этих отличий более гибкая композиция бассадансы, как противопоставление более ограниченному рисунку шагов возможному в бассдансе [Библиотека Искусств Бриджмана, номер 62348].

2) quaternaria - единственная танцевальная мизура XV века, которая не найдена как самостоятельный танец. Быстрее, чем бассаданса, это четырех-тактовый прогулочный шаг с топом на последний такт.

3) saltarello - в Испании называемый alta danca [высокий танец], это веселый танец, который включает удары /kicks/ и прыжки. Один из учителей танца начала XVI века, Антонио Корназано, говорит о нем как "самом забавном танце из всех". Учитывая упоминания, датированные XIV веком, сальтарелло является самым старым известным итальянским танцем [Библиотека Искусств Бриджмана, номер 49735].

4) piva - относится к танцам с пасторальными ассоциациями, также как и инструмент (маленькая волынка), который, как известно, использовали для аккомпанемента. Самый быстрый танец этого периода, часто он был украшен кружениями, поворотами и другими подвигами виртуозности.

Гуглиельмо Эбрео /Guglielmo Ebreo/, еврейский учитель танцев начала XV века, который позднее обратился в Христианство и взял имя Джованни Амброзио, написал самый ранний из известных танцевальных учебников. Озаглавленный "De practica seu arte tripudii" ["О практике или искусстве танца"], этот трактат включает описания шагов, хореографии и танцевальные мелодии для общественных танцев. Руководство Гуглиельмо также содержит раздел о теории танца, обращенный к таким темам как запоминание, манеры, а точнее, изящная небрежность названная sprezzatura. Затем автор энергично берется за защиту танца, как важной науки, придав этому форму диалога, отвечая на вопросы мифического ученика.

Хотя во Франции и Италии литургический танец больше не был распространен в начале XV века, в Испании он все еще был силой, с которой нельзя не считаться. Танец певчих /the Dance of Seises/ все еще применялся в Севилье в 1439 году, и образцы танцев на праздник Тела Господня исполнялись даже позднее. В XV веке севильский архиепископ, Джейм де Палафокс, пытался останавливать эту традицию, но после представления по приказу в Риме, Папа Евгений IV не нашел недостатков в танцах, и, на самом деле, одобрил их продолжающееся использование. В конце концов, в стороне от официальных католических церковных книг, танцы стали почти всецело светским искусством в большей части Европы. В конце XV века Франция увидела создание своего первого танцевального учебника. Изящно украшенный манускрипт, известный как Брюссельский, принадлежащий Маргарите Австрийской, содержит несколько хореографий для бургундских бассдансов с музыкальной нотацией для большинства из них. Большая часть музыкальных записей созвучна тенору из песен и инструментальных сочинений того периода. "L'art de bien danser" [около 1488] Михеля Тулуза /Michel de Toulouze/ имеет некоторую согласованность с Брюссельским манускриптом, но, в дополнение к обычным бассдансам (регулярным бассдансам), этот печатный источник включает несколько необычных (нерегулярных) бассдансов. Оба источника содержат некоторую теоретическую информацию и инструкции по исполнению шагов и по устройству фраз (мизурам).

Регулярные Бургундские бассдансы были составлены из пяти шагов: reverence, branle, simple, double, and reprise. Каждый шаг имел специфическое место в мизуре (меру или, точнее, фразу) и число и комбинации шагов создавали мизуры разного размера. Риверенца, например, это поклон, который начинает и заканчивает каждую композицию. Бранль, шаг, который не надо путать с композициями XVI века с таким же названием, покачивающееся движение в обе стороны, которое следует за риверенцой, и заканчивает каждую мизуру. Простые шаги всегда делаются по два; один короткий шаг опускаемым телом и один длинный с поднимаемым. Они всегда предваряют двойной, и могут также следовать за ним или нет. Двойной шаг со структурой из трех движений: первый шаг с опускаемым корпусом, другие два с поднимаемым, обнаруживается в нечетном количестве (1, 3, или 5).

Количество двойных определяет размер мизуры - маленький /petite/ (1 двойной), средний /moyenne/ (3), большой /grande/ (5), в то время как присутствие или отсутствие простых после двойных определяет степень совершенства мизуры: есть простые после двойных = совершенная мизура /mesure parfaite/, отсутствуют простые = несовершенная мизура /mesure imparfaite/. Репризы делаются по три в регулярных бассдансах, но могут быть найдены и по одной в нерегулярных танцах. Примеры, приведенные ниже показывают структуру мизуры. Риверенца заключен в скобки, поскольку он имеет место только в начале композиции; внутренние мизуры его не имеют.

"La spagna", известная из французского хореографического источника как "Casulle la novelle", является единственной композицией, согласующейся в обоих источниках, французском и итальянском.

Хотя в хореографических источниках существует мало материала для реального представления о самых ранних типах исторического танца, то, что он действительно существовал, подтверждается иконографическими источниками. Эстампы, гравюры, рисунки, скульптуры и хозяйственные предметы, такие как вазы, это только некоторые из источников для графической информации о танце. Танцы редко идентифицируются, но предполагаемые движения часто наводят на мысль о вполне определенных танцах. Группы людей, держащихся за руки, в линии или в кругу, например, являются типичными признаками исполнения танца. Особенно в случае если поблизости есть музыканты, и если эти музыканты, по-видимому, участвуют в исполнении. Пары в правильных линиях, движущиеся к королевским особам также являются показателями. Одиноких танцоров или группы прыгающих или с ногами в воздухе, тогда как они имеют веселое выражение лица, можно интерпретировать как танцоров. Такая тонкость как драпировка одежды, пока имеет место предполагаемое движение, является полезной подсказкой. Все эти признаки могут давать перекрестные ссылки с письменными описаниями и с теми иконографическими источниками (например, иллюстрированные литературные работы), которые упоминают танец или изображенное движение для того, чтобы дать дополнительную информацию для изучения танцев в западной культуре.

Share this post


Link to post
Share on other sites

ИНСТРУМЕНТЫ

 

 

Пожалуй, нет такой цивилизации, которая не изобрела бы музыкальный инструмент, сходный с барабаном. Высушенная шкура, натянутая на горшок, или выдолбленное бревно - вот уже и барабан. Однако, хотя барабаны и были известны еще со времен Древнего Египта, в раннее средневековье пользовались ими мало. Лишь со времени крестовых походов упоминание о барабанах (tambour) становится регулярным, причем начиная с XII в. под этим названием фигурируют инструменты самых разнообразных форм: длинные, сдвоенные, бубны и т. д. К концу XII в. этот инструмент, который звучит на поле брани и в пиршественом зале, уже привлекает внимание музыкантов. При этом распространен он столь широко, что в XIII в. труверы, претендующие на сохранение в своем искусстве древних традиций, жалуются на "засилье" барабанов и бубнов, которые вытесняют инструменты "более благородные".

Бубны и барабаны сопровождают не только пение, выступления труверов, - их берут в руки и странствующие танцоры, актеры, жонглеры; женщины танцуют, сопровождая свои танцы игрой на бубнах. Бубен (tambour de basque) при этом держится в одной руке, а другой, свободной, в него ритмично ударяют. Иногда менестрели, играя на флейте, аккомпанировали себе на бубне или барабанчике, который они укрепляли на левом плече при помощи ремня. Менестрель играл на флейте, сопровождая ее пение ритмическими ударами в бубен, которые он производил головой, как видно на скульптуре XIII в. фасада Дома музыкантов в Реймсе.

 

 

По скульптуре Дома музыкантов известны так же сарацинские, или двойные барабаны. В эпоху крестовых походов они нашли распространение в армии, так как легко устанавливались по обе стороны седла.

 

 

Другим видом ударных музыкальных инструментов, распространенным в средние века во Франции, был тимбр (tymbre, cembel) - две полусферы, а позднее - тарелки измедных и других сплавов, использовавшиеся для отбивания такта, ритмического сопровождения танцев. В лиможской рукописи XII в. из Национальной библиотеки Парижа танцовщица изображена именно с этим инструментом. К XV в. относится фрагмент скульптуры с алтаря из церкви аббатства в О, на нем тимбр используется в оркестре.

 

 

К тимбрам следует отнести цимбал (cymbalum) - инструмент, представлявший собой кольцо с припаянными к нему бронзовыми трубочками, на концах которых при встряхивании звенят колокольчики; изображение этого инструмента известно по рукописи XIII в. из аббатства Сен-Блез. Цимбал был распространен во Франции во время раннего средневековья и использовался как в светской жизни, так и в церках - им подавался знак к началу богослужения.

 

 

К средневековым ударным инструментам относятся и колокольцы (clochettes). Распространены они были очень широко: колокольчики звучали во время концертов, их пришивали к одежде, подвешивали к потолку в жилищах, - не говоря уже об использовании колоколов в церкви... Колькольным звоном сопровождались и танцы, и этому есть примеры - изображения на миниатюрах, относящиеся еще к началу X в.! В Шартре, Санесе, Париже на порталах соборов можно втстретить барельефы, на которых женщина, ударяющая в подвешенные колокольцы, символизирует в Семье Свободных искусств музыку. Царя Давида изображали играющим на колоколах. Как видно на миниатюре из Библии XIII в., играет он на них с помощью молоточков. Количество колоколов могло варьироваться - обычно от пяти до десяти.

 

 

В XII в. большое распространение получила мода на колокольчики или бубенчики, пришитые к одежде. Пользовались ими как дамы, так и мужчины. Причем последние долго не расставались с этой модой, вплоть до XIV в. Тогда было принято украшать свою одежду толстыми золотыми цепями, и мужчины часто подвешивали к ним колокольчики.

 

 

Такая мода была признаком принадлежности к высокой феодальной знати - мелкому дворянству и горожанам ношение колокольчиков было запрещено. Но уже в XV в. колокольчики остаются только на одежде шутов. Оркестровая жизнь этого ударного инструмента продолжается и по сей день; да и изменился он с тех пор мало.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
Sign in to follow this  

×
×
  • Create New...