Jump to content
Бронеход
Sign in to follow this  
Vladimir-FF

Герт Вилдерс

Recommended Posts

О Герте Вилдерсе. Ему 47 лет. Он является председателем и единственным членом нидерландской Партии свободы (PVV). Критика ЕС, ислама и идеи мультикультурного общества способствуют росту поддержки Партии свободы с момента её основания в 2006 году. Во время национальных парламентских выборов в июне партия получила 15,5 % голосов и третье место в общем зачёте. Находящееся у власти правительство, коалиция из правых либералов и консервативных христианских демократов, ассоциируется с Вилдерсом. Его партия официально не входит в правительство, но лидеры в Гааге должны идти на уступки Партии свободы, чтобы остаться у власти. Вилдерс, по собственному признанию друг Израиля и враг ислама, живёт в условиях очень строгих мер безопасности в Гааге.

 

В интервью журналу "Шпигель" голландский противник ислама Герт Вилдерс обсуждает свою борьбу за запрет Корана, говорит почему канцлер Германии Ангела Меркель не пугается вопроса о иммиграции и высказывает своё убеждение, что нидерландские дебаты о мусульманах в настоящее время пересекли границу Германии.

 

 

 

Шпигель : Господин Вилдерс, Вы сказали, что хотите быть сильным человеком позади нового нидерландского правительства, потому что кабинет меньшинства зависит от вашей поддержки в парламенте. Почему Ваша партия, спустя 65 лет после Холокоста, опирается на устаревшие подходы религиозной и расовой дискриминации?

 

Вилдерс : Мы не поддерживаем религиозной и, конечно, расовой дискриминации. Мы не имеем проблем ни с другим цветом кожи, ни с мусульманами. Наша проблема – ислам. На самом деле мы выражаем то, что многие наши соотечественники чувствуют. По результатам выборов в июне мы стали третьей по силе партией в Голландии. А теперь, согласно опросам общественного мнения, мы уже вторая по силе партия.

 

Шпигель : Что Вы имеете против ислама?

 

Вилдерс : Самая большая проблема Европы - не только сегодня, но уже на протяжении десятилетий – это культурный релятивизм. Это привело к сегодняшней ситуации, когда европейцы не знают, чем они должны гордиться и кто они на самом деле – и всё из-за введённых так называемыми либералами и левыми концепций, которые говорят, что все культуры тождественны.

 

Шпигель : Тождественны или равны?

 

Вилдерс : Это связано с тем, что описывается прекрасным немецким словом "Leitkultur", означающим доминирующую или руководящую культуру. Я думаю, что мы должны быть горды тем, что наша культура лучше исламской культуры, например. Любой, кто говорит это, не расист, нацист или ксенофоб. Это метки, которые были поставлены на многих людей только потому, что мы считаем ислам идеологией тоталитаризма и насилия. Более идеология, чем религия, он похож на коммунизм или фашизм. Ислам угрожает нашей свободе.

 

Шпигель : Вы утверждаете, что голландская культура лучше, чем культура исламских стран. Почему Вы сознательно используете сравнения, которые унижают другие религии?

 

Вилдерс : При сравнении традиций иудаизма, христианства и гуманизма с исламом не нужно быть Эйнштейном, чтобы увидеть разницу. Знаете ли Вы страну на Ближнем Востоке, где исламская культура превалирует и где есть подлинное правовое государство и независимая журналистика? Где неверующие, женщины и геи могут делать то, что они хотят? На Западе люди отдавали свои жизни за свободы, которыми мы пользуемся сегодня.

 

Шпигель : Вы не признаёте, что культуры и религии могут быть изменены людьми? Разве это не точно то, как это было с Католической церковью?

 

Вилдерс : Да, но как много времени это займёт? Я не говорю, что я хочу запретить ислам. Я хочу меньше ислама в Европе, потому что он не оставляет места для дискуссий. Для контраста возьмём иудаизм и жизнь в иешиве, где они обсуждают, каким образом Талмуд должен быть интерпретирован. Однако, любой, кто не верит каждому слову в Коране – неверный. И наказание за это хорошо известно – смерть.

 

Шпигель : Вы живёте круглосуточно с телохранителями и спите в хорошо охраняемом жилом комплексе, принадлежащем государству. Когда Вы на самом деле встречаетесь с людьми, чьи интересы, по Вашим утверждениям, Вы защищаете?

 

Вилдерс : Я принимаю участие в избирательных кампаниях. Я показываюсь на улицах. Однако, по общему признанию, это странное зрелище : вокруг меня больше полицейских, чем Вы можете сосчитать.

 

Шпигель : Дорогостоящее бремя для голландских налогоплательщиков.

 

Вилдерс : Да. Но альтернативой будет то, что демократически избранный политик, такой как я, который никогда не угрожал кому-либо смертью, не сможет появляться в общественных местах. В борьбе за свободу голландцев я потерял свою собственную свободу. Я знаю, что не может быть нормальной жизни для меня ни сегодня, ни завтра. Но это цена, которая должна быть заплачена.

 

"То, что мы наблюдаем здесь, происходит теперь и в Вашей стране"

 

Шпигель : Вы один из самых ненавидимых политиков в Европе. Но на самом деле Вам нравится, когда Ваши аргументы создают ажиотаж.

 

Вилдерс : Люди любят или ненавидят меня, равнодушных нет. Моя партия и я угроза для политической элиты во многих странах. Но они нас не остановят. Взгляните на немецкого канцлера Ангелу Меркель, которая пытается создать копию.

 

Шпигель : Копию Вашей политики, котрую Вы поддерживаете, со всей серьёзностью?

 

Вилдерс : Меркель испугана, потому что есть опросы общественного мнения, показывающие, что появившаяся в Германии харизматическая фигура, подобная мне, может рассчитывать на 20 % голосов. Я имею в виду фигуру без праворадикального фона, другими словами, идущую не от Республиканцев (REP) или Национал-демократической партии (NPD). Это представляет угрозу для основных политических партий, поэтому они пытаются копировать нас : Меркель заявила, что мультикультурное общество не удалось.

 

Шпигель : Она также заявила, что ислам принадлежит к Германии, и что мы нуждаемся в дополнительной иммиграции.

 

Вилдерс : Да, но я никогда ранее не слышал от неё слов, что мультикультурное общество не удалось. И большинство немцев отвергло заявление Президента Кристиана Вульфа о том, что ислам является частью Германии. Это означает, что то, что мы наблюдаем здесь, в Голландии, теперь происходит и в Вашей стране – политическая элита в смятении.

 

Шпигель : Кого Вы в частности имеете в виду?

 

Вилдерс : Глава немецких консерваторов из ХСС, Хорст Зеехофер, не только говорит, что мультикультурное общество мертво, но и что он не хочет больше турецких и арабских иммигрантов. Если бы я сказал подобные вещи в Голландии, я был бы привлечён к суду. Когдая я появился в Берлине в октябре, почти половина немецкого кабинета высказала свои возражения – это ли не знак того, что элита содрогнулась?

 

Шпигель : Вы сравнили Коран с "Майн Кампф" Гитлера. Вы читали "Майн Кампф"?

 

Вилдерс : Да, но не в полном объёме. Коран, в любом случае, имеет больше антиеврейских пассажей. В принципе, это измышления с тоталитарным подходом, который не оставляет места для других мнений. Фашизм, коммунизм и ислам придерживаются того же принципа.

 

Шпигель : Ваш собственный принцип, вероятно, таков : более радикальное сравнение порождает больше заголовков в новостях.

 

Вилдерс : Мне не нужны заголовки. Для меня только правда имеет значение.

 

Шпигель : Правда в том, что Вы разделяете голландское общество : здесь, в Гааге, почти половина жителей происходят из семей иммигрантов, и многие из них мусульмане. И Вы призываете к запрету Корана?

 

Вилдерс : "Майн Кампф" запрещена в нашей стране. Но Коран хуже с точки зрения разжигания ненависти и насилия. Если бы мои левые "друзья" были бы более последовательными, Коран должен был быть запрещён.

 

Шпигель : Вы знакомы с этой цитатой из Пророка? "Но этих врагов моих, не желающих, чтобы я был их царём, приведите сюда и избейте их предо мною"?

 

Вилдерс : Я прочитал много таких пассажей.

 

Шпигель : Пророк, цитируемый в данном случае, это Иисус. Евангелие от Луки, глава 19, стих 27. Признаёте ли Вы, что существуют также призывы к насилию в Библии?

 

Вилдерс : Есть жёсткие отрывки в Ветхом Завете; в Новом Завете более умеренный подход. Но основное различие между христианством и исламом в том, что мусульмане верят в то, что Коран содержит дословно слово Божие, это написано в императиве. Это исключает сравнение с христианством.

 

Шпигель : Вы знакомы с книгой Тило Сарацина. Разделяете ли Вы его мнение, что существуют генетические причины "неполноценности" определённых этнических групп?

 

Вилдерс : Я не верю в генетические причины, я далёк от этого. Я скорее считаю, что все люди, которые принимают наши ценности, наши законы и нашу конституцию являются полноправными членами нашего общества. Я пойду даже так далеко, чтобы сказать, что большинство мусульман в Европе такие же люди, как ты и я; они имеют нормальную жизнь, нормальный род занятий и хотят лучшего для своих детей. Моя проблема в растущем влиянии идеологии, которая будет нам стоить нашей свободы.

 

Шпигель : Вы видите немецкого Герта Вилдерса на горизонте?

 

Вилдерс : Я недавно был в Берлине по приглашению Рене Штадткевица…

 

Шпигель : …бывшего члена консервативного ХДС, который также призывает к иной интеграционной политике и недавно основал партию, названную "Свобода", и о котором в сущности никто в Германии не слышал.

 

Вилдерс : Возможно это правда. Но главное для меня то, что я не хочу иметь ничего общего с крайне правыми партиями, такими как немецкие Республиканцы, Национальный фронт Жан-Мари Ле Пена и Британская национальная партия.

 

Шпигель : Вы отмежёвываетесь от их твердолобых лозунгов, но согласны с ними, когда дело доходит до агрессивного "ухаживания" за голосами среднего класса?

 

Вилдерс : Мы не хотим иметь ничего общего с этими крайне правыми партиями. На самом деле, после нашего успеха на европейских выборах мы не присоединились ни к одной из фракций в Европейском парламенте. Спросите наших политических оппонентов в Нидерландах : они могут не разделять наше мнение, но они не считают, что Вилдерс и его люди экстремисты. Любой, кто назовёт 2 миллиона голландцев экстремистами, оскорбляет скорее не меня, а избирателей.

 

"Налог на головную тряпку" всего лишь плохая шутка?

 

Шпигель : Вы сказали, что Вы не экстремист. И всё же, в то же время Вы призываете к "налогу на головную тряпку", равному 1000 € в год, для женщин, которые носят платки?

 

Вилдерс : У меня не было возможности завоевать большинство в парламенте для этого. Я заинтересован в общей картине, и снова и снова это предложение высказывается в обществе.

 

Шпигель : "Налог на головную тряпку" был всего лишь плохой шуткой?

 

Вилдерс : Нет, это не шутка, всего лишь одно предложение среди других. Не забывайте, что мы поддерживаем правительство меньшинства, которое не было бы у власти без нас. А это означает, что в Голландии в скором времени будет запрет на ношение паранджи и громадное сокращение иммиграции. Мы очень успешны.

 

Шпигель : Что будет с голландскими мусульманами? Те, кто отказываются адаптироваться, в будущем будут отправлены назад?

 

Вилдерс : Нет, если только они не преступники.

 

Шпигель : Новый голландский министр по делам иммиграции, христианский демократ Герд Леерс сравнительно недавно упомянул Вас как "воплощение обычного Интернет-разгребателя грязи (Internet muckrakers)". Было ли столкновение с ним по этому поводу?

 

Вилдерс : Если бы я не говорил с людьми, которые дают мне прозвища, я не мог бы заниматься политикой. У меня был хороший разговор с ним. Я заинтересован в результатах, которых это коалиционное правительство может добиться с нашей поддержкой. Я вижу это с чисто деловой точки зрения. Если правительство выполняет свои обещания, это хорошо. Если нет, то правительство будет иметь проблемы.

 

Шпигель : Вам порой не стыдно за ненависть, кторую Вы сеете?

 

Вилдерс : Я не сею ненависть. Я только использую демократические возможности в парламенте.

 

Шпигель : Это то, что утверждала Австрийская партия свободы, когда она присоединилась к коалиционному правительству в Вене 10 лет назад. Результатом были санкции ЕС. Ничего подобного не случалось в Швеции, Дании и Нидерландах. Кажется, что правый популизм стал социально приемлемым в Европе.

 

Вилдерс : ЕС было бы не плохо привыкнуть к этой мысли. Моя партия не будет последней, появившейся здесь. Датская народная партия поддерживает правительство меньшинства последние 9 лет, и никто в Европе не жалуется на это.

 

Шпигель : Вы решительно высказались против вступления Турции в ЕС. Каков взгляд голландского правительства на подготовительный процесс, ведущий к вступлению в ЕС Боснии и Герцеговины и Косово, которые имеют большое мусульманское население?

 

Вилдерс : Это рассматривается в коалиционном соглашении. Но моя партия отвергает любые формы расширения ЕС. Мы будем голосовать против всех дополнительных кандидатов, включая Хорватию. В этом случае правительству придётся искать своё большинство где-то в другом месте. Прежде всего мы будем голосовать против принятия Турции – да, это сосед, но не член семьи. Если бы не армия, исламисты правили бы без противовесов благодаря партии Реджепа Тайипа Эрдогана. И когда-нибудь мы получим троянского исламского коня в ЕС, и внешние границы с такими преступными государствами, как Сирия и Иран.

 

Шпигель : Такого никогда не существовало до появления Герта Вилдерса : партия одного человека имеет право голоса в судьбе государства-члена ЕС. Вы единственный член, председатель, лидер парламентской фракции и казначей Партии свободы (PVV), основанной Вами. Всё будет оставаться так же?

Вилдерс : Скоро мы обсудим внутри парламентской фракции, должны ли мы принимать новых членов партии. Мы хотим избежать того, чтобы нехорошие люди взяли нашу партию в заложники.

 

Шпигель : Не кажется ли Вам, что Ваша партия сражается не в той битве – во имя Западной цивилизации, которая заметно страдает от старения населения, демографического спада и недовольства политическими партиями?

 

Вилдерс : Демографическое развитие, действительно, отрицательное. На днях я читал, что в Англии в прошлом году наиболее часто выбираемое имя для детей было Мухаммед. Я ничего не имею против детей мусульман. Но если теперь Мухаммед самое любимое имя англичан, мы имеем проблемы. Европа должна подняться, и, объединив усилия, сказать исламскому миру : хорошенького понемножку, мы будем защищать себя демократическими способами.

 

Шпигель : Господин Вилдерс, спасибо за это интервью.

 

Беседовали Вальтер Майр и Рене Пфистер.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ну и вспомнилось:

 

"Премьер Австралии напомнил о христианских корнях страны

 

Премьер-министр Австралии Kevin Rudd (Кевин Радд) выступил с резкой критикой мусульман проживающих в стране. В частности, Радд заявил, что мусульмане, намеренные жить по законам шариата, разумеется могут это делать, только за пределами Австралии, - сообщает Христианский Мегапортал invictory.org со ссылкой на prochurch.info.

 

Кевин Радд неприятно удивил мусульман, заметив, что он поддерживает постоянную слежку спецслужб за происходящим в австралийских мечетях. Об этом сообщает mirvam.org со ссылкой на материалы СМИ.

 

«Иммигранты, не имеющие австралийского гражданства, должны адаптироваться к австралийскому обществу, а не наоборот. Либо им здесь не место. Я уже устал тревожиться из-за того, чтобы не дай Бог ненароком не обидеть этих людей и их культуру», – сказал Джон Говард.

 

«После теракта на Бали националистические настроения в Австралии усилились. Наше общество – это 200 лет конфликтов, упорства и побед миллионов мужчин и женщин в борьбе за свободу. Наш официальный язык – английский. Не испанский, не арабский, не китайский, не японский и никакой другой. Хотите жить в нашем обществе – учите английский», – заявил Премьер-министр Австралии.

 

«Большинство австралийцев верят в христианского Бога. Это не религиозная дискриминация, не влияние правых, не политическое давление. Это факт. Мужчины и женщины создавали эту нацию на основе христианской веры. Это образ жизни нашей страны, он прививается детям в школах. Если наш бог кого-то оскорбляет, пусть едут в другое место. Здесь наша земля, наша страна. Если вы разделяете наши ценности – добро пожаловать. Если вы приехали, чтобы возмущаться, если вам не нравится наш флаг, если вам не нравится наша христианская вера, вы всегда можете воспользоваться базисным демократическим правом – правом уехать отсюда куда угодно. Вам здесь не нравится? До свидания. Мы вас сюда не звали», – так высказался Премьер-министр Австралии. "

________

 

Такой подход мне нравиться. :040:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Решение ближневосточного конфликта - в Иордании (полный текст речи Гирта Вильдерса в Тель-Авиве)

 

Шалом, хаверим,

 

Позвольте мне сначала выразить чувство величайшей грусти, которую я хочу разделить с вами, в связи с гибелью более 40 отважных израильтян, отдавших жизнь, пытаясь спасти другие жизни во время большого пожара в Хайфе. Моя страна, Нидерланды, была среди стран, которые пришли на помощь Израилю. Я выражаю мои соболезнования семьям погибших. Мои мысли с ними.

 

Израиль для меня громадный источник вдохновения. Подростком я приехал сюда впервые и прожил здесь год.

 

Я не только не стыжусь поддерживать Израиль, я этим горжусь, и всегда буду защищать Израиль. Ваша страна – колыбель западной цивилизации, и не зря мы называем ее иудео-христианской.

 

К Израилю часто относятся несправедливо. Весь мир озабочен судьбой палестинцев в лагерях беженцев в Ливана. Газе и других местах, и многие осуждают за это Израиль. ООН утверждает, что есть 4.7 млн. палестинских беженцев, и обвиняет Израиль. Эти голоса говорят, что палестинцев нужно вернуть в «Палестину». Но где находится эта «Палестина»? Многие говорят, что Израиль должен решить проблему Палестины. Но несет ли Израиль ответственность за положение палестинских беженцев?

 

Я отвечаю: «Нет». В ситуации виноваты арабские лидеры и ислам. Сначала я скажу, почему это так, а потом скажу, где находится Палестина.

 

В конце Второй мировой войны было 50 млн. беженцев. Сегодня все проблемы беженцев 40-х годов прошлого века решены, кроме палестинских.

Почему эта проблема не решена? Причина проста: арабские страны не позволяют ее решить. И потому что ислам не дает возможности ее решить. В мае 1948 года в арабских странах было около 1 миллиона евреев. Сегодня во всем арабском мире не больше 8 тысяч евреев. После 1948 года арабы выгнали евреев и конфисковали их имущество. Намного больше евреев бежали из арабских стран, чем арабов из Израиля. Где еврейские лагеря беженцев? Их нет.

 

Так почему же в соседних с Израилем странах есть лагеря палестинских беженцев? Потому что никто не хотел их видеть у себя. Не было никакой арабской солидарности. Беженцев загнали в лагеря и трущобы, и их потомки живут там до сих пор.

 

По международным законам, статус беженца распространяется только на перемещенных лиц в первом поколении. Но для палестинцев ООН сделала исключение – потомки беженцев получают тот же статус, что их деды и прадеды. Поэтому число так называемых палестинских беженцев выросло с 711 тысяч в 1950 году до более 4.7 млн. в 2010. Этих людей используют в качестве демографического оружия против Израиля.

 

Вместо того, чтобы осудить арабские негостеприимные режимы, обвиняют Израиль.

 

Друзья мои, обвинения эти безосновательны, их заслуживают арабские страны. Еврейские беженцы построили себе новую жизнь. Они сделали то, что делали миллионы беженцев в человеческой истории, в том числе в 20 веке. Немцы покинули Судеты и земли к востоку от Одера и Нейссе, венгры покинули Трансильванию, греки были изгнаны с Эгейского побережья Анатолии, индусы бежали из Пенджаба.

 

С каждым следующим поколением гнев и горькие воспоминания беженцев притупляются. Время лечит раны, люди естественным образом принимают новую ситуацию.

 

Однако ислам заставляет мусульман ненавидеть евреев. Для них это религиозный долг. Израиль должен быть разрушен. Потому что это родина евреев.

 

Влиятельные исламские авторитеты, такие как Мухаммед Тантауи, великий имам каирского университета Аль-Азхар, самого престижного мусульманского учебного заведения в мире, называют евреев «врагами Аллаха». При этом СМИ и западные политики называли Тантауи, который скончался в марте этого года, умеренным.

 

Но что сказал этот «умеренный» палестинской делегации, которая посетила его в 2002 году? Он призвал усилить атаки против израильтян, подчеркнув, что каждая «операция шахидов» против – я цитирую – «всего Израиля, включая детей, женщин и подростков является религиозным законом и заповедью ислама, пока палестинский народ не вернет свою землю». Конец цитаты.

 

Низар Каббани, один из самых почитаемых арабским миром поэтов, воспевает безумие ослепленных идеологией ненависти людей. В своей «Оде интифаде» он писал: «О, безумный народ газы, тысяча приветствий безумию. Время политического разума кончилось давно. Так научи же нас безумию».

 

Такова природа исламских врагов еврейского народа – чистое безумие.

 

Израиль же это луч света, как ханукальная менора, которая освещает весь Ближний Восток, который до 1948 года находился во тьме.

 

Друзья, не Израиль нужно винить в ситуации на Ближнем Востоке. Проблема в том, что ислам отказывает Израилю в праве на существование. В прошлом месяце ФАТАХ завершил свой съезд полным отказом признать Израиль еврейским государством.

 

Проблема также в том, что наши западные руководители отказываются понять, что Израиль – это сигнализация, как канарейка, с которой шахтеры когда-то спускались в шахту. Если евреям откажут в праве на свободу и мир, то скоро и мы лишимся этого права. Если свет Израиля потухнет, мы столкнемся с силами мрака. Если падет Израиль – падет Запад. Поэтому все мы Израиль.

 

Пока Запад не захочет понять, что палестинцев используют в качестве оружия против Израиля, он не сможет увидеть истинного виновника ситуации. Он не сможет понять, что не Израиль должен создавать палестинское государство по той простой причине, что палестинское государство уже существует, и это Иордания.

Это так, друзья мои, Иордания и есть Палестина. Взгляните на карту региона после крушения Османской империи в результате Первой мировой войны.

 

В 1922 году британцы разделили Палестину на две части – по правую и по левую сторону от реки Иордан. Последняя – Трансиордания составляет 78% Палестины. Британцы передали ее своему союзнику, сильному Хашимитскому лидеру Абдалле ибн Хусейну. Абдалла – сын эмира Али бин Хусейна, хранителя святых мест ислама в Мекке.

 

Хашемиты принадлежат к племени курейш, племени основателя ислама Мухаммеда. Они в Палестине чужие.

 

В 1946 году Трансиордания была объявлена независимым Хашимитским королевством (Иорданией). В ноябре 1947 года ООН предложила разделить оставшиеся 22% Палестины. Эту территорию между Иорданом и морем разделили на еврейскую и арабскую части. Евреи согласились с планом раздела, арабы отказались. В 48 году они попытались сбросить евреев в море и проиграли войну.

 

Они отыгрались на евреях в восточных кварталах Иерусалима и на территориях древних провинциях Иудеи и Самарии, которые были удержаны арабскими силами. Евреи, жившие в этих районах, пережили этнические чистки. Сами названия Иудеи и Самарии были стерты с карты и заменены странным термином «Западный берег». Берег шириной в 40 км. Я приехал из страны, в которой много рек, и у нас ширина берега не превышает десятка метров.

 

Израиль, включая Иудею и Самарию, был землей евреев с незапамятных времен. Иудея – это земля евреев. За всю историю человечества здесь не было другого независимого государства, кроме еврейского. Еврейская диаспора, начавшаяся после поражение в войне против Рима в 70 году, не привела к исходу всех евреев из их древней родины. Евреи жили в долине Иордана веками, пока арабские завоеватели не прогнали их оттуда в 1948 году, когда Иудея и Самария были оккупированы Хашимитским королевством, которое было в 1950 году переименовано из Трансиордании в просто Иорданию.

 

До 1967 года, когда Израиль вернул себе иудею и Самарию, ни один исламский авторитет или западный политик – ни один! – не потребовал создания Палестинского государства на землях, захваченных Трансиорданией к западу от Иордана.

Должен ли Израиль менять эти земли на мир? Надо ли уступить Иудею и Самарию еще одному палестинскому государству, второму рядом с Иорданией?

 

Ошибаются люди, считающие, что передача Иудеи, Самарии и Восточного Иерусалима в руки палестинцев положит конец конфликту между израильтянами и арабами. В 2005 году Израиль уже пожертвовал поселениями в секторе Газа ради мира. Получил ли он мир?

 

Напротив, так как конфликт носит сугубо идеологический характер, ситуация только ухудшилась. В идеологических конфликтах территориальные уступки контрпродуктивны. Они только воодушевляют и поощряют противника.

 

С идеологиями можно бороться только железной волей и никогда, никогда. Никогда не уступать. Таков урок, преподанный всему миру Уинстоном Черчиллем, который вышел на борьбу с идеологией нацизма.

 

Конфликт на Ближнем Востоке – это не вопрос земли и границ, это исламский джихад противостоящий западной свободе. С момента рождения Израиля арабские лидеры отвергали любой план раздела и любую инициативу территориального решения. Исламская идеология просто отвергает концепцию еврейского государства. Ни ХАМАС, ни ФАТАХ не хотят признать право еврейского народа на собственное государство на своей исторической родине, и никакие территориальные уступки Израиля этого не изменят.

 

Чтобы выжить и обеспечить свою безопасность, Израиль должен иметь защищаемые границы. Страну шириной в 15 км защитить невозможно. Поэтому евреи должны жить в Иудее и Самарии.

Поэтому еврейские города и селения в Иудее и Самарии это не «препятствие на пути к миру», они являются выражением права евреев жить на этой земле. Они форпосты свободы, бросающие вызов силам, которые отрицают не только Израиль, но и право Запада жить в мире, достоинстве и свободе.

 

Нельзя забывать, что ислам угрожает не только Израилю, а всему миру. Без Иудеи и Самарии Израиль не сможет защитить Иерусалим. Будущее всего мира зависит от Иерусалима. Если падет Иерусалим, падут Афины и Рим, и Париж, Лондон и Вашингтон следом за ними.

 

Вместе с тем должно быть найдено мирное решение для палестинцев, проживающих в лагерях беженцев в Ливане. Газе и других местах. Ежегодно на них тратятся сотни миллионов долларов и евро.

Финансовая помощь не обеспечивает беженцев новым домом, местом, на котором они могли бы построить лучшее будущее для своих детей. Такое место должно быть. Это должна быть Палестина, так же как для немецких беженцев из Восточной Европы родиной стала Германия. И так как Иордания – это Палестина, иорданское правительство обязано пригласить к себе всех палестинских беженцев, которые захотят там поселиться.

 

До конца 80-х годов Хашимитские правители не отрицали, что их страна – Палестина. В 1965 году король Хусейн сказал: «Организации, которые стремятся разделить иорданцев и палестинцев – предатели». В 1981 году он повторил – я цитирую: «Иордания – это Палестина, Палестина – это Иордания».

 

В марте 1971 года Палестинский национальный совет также заявил: «Иорданию и Палестину связывают национальные узы. Образование одной политической единицы в Трансиордании и другой в Палестине – незаконно».

 

Однако в конце 70-х годов арабские политики начали делать различие между иорданцами и палестинцами. То, что раньше считалось изменой и незаконностью, вдруг превратилось в линию пропаганды.

 

В марте 77 года член исполкома ООП Захир Мухсейн прямо признал это в интервью датской газете Trouw. Я цитирую. «Только по политическим и тактическим причинам мы говорим сегодня о существовании палестинского народа, так как арабские национальные интересы требуют от нас противопоставить сионизму существование «палестинского народа. По тактическим причинам Иордания, суверенное государство с определенными границами, не может претендовать на Хайфу и Яффо, тогда как в качестве палестинца я несомненно могу требовать для себя Хайфк, Яффо, Беэр-Шеву и Иерусалим. Но в тот момент, когда мы предъявим права на всю Палестину, мы без промедления объединим Палестину и Иорданию».

 

В 1988 году, во время первой интифады, Иордания официально отказалась от суверенитета над так называемым Правым берегом реки Иордан. В последующие годы иорданские власти лишили гражданства тысячи палестинцев. По двум причинам.

 

Во-первых, пришлые хашемитские правители боялись, что однажды палестинцы захватят страну.

 

И во-вторых, лишая палестинцев иорданского гражданства они создавали иллюзию, что Иордания не является частью Палестины, и направляли энергию палестинцев против Израиля, на создание их государства в Иудее и Самарии. Это решение было величайшей несправедливостью, совершенной хашемитскими правителями, аравийским кланом, посаженным на трон англичанами.

 

Я не наивный человек. Я прекрасно понимаю, что палестинизация Иордании может привести к радикализации этой страны. Но и продолжение нынешней ситуации ведет к тому же. Мы должны изменить видение проблемы. Если мы продолжим размышлять прежними категориями, мирного решения палестинской проблемы, которое не ставило бы под угрозу Израиль и его социальное и экономическое предприятие в Иудее и Самарии, достигнуто не будет. Заселение этих маленьких провинций миллионами палестинцев невозможно, и этого не случится.

 

Скептиков я спрашиваю: какая альтернатива? Оставить всё, как есть? Нет, друзья, мир должен признать, что было независимое палестинское государство, созданное в 1946 году, и это королевство Иордания.

 

Дать палестинцам свободно переселиться в Иорданию - это намного лучший путь, нежели так называемый принцип «двух государств для двух народов» (по сути трех государств), за который ратует ООН, американская администрация и правящие элиты во всем мире. Мы хотим демократического ненасильственного решения палестинской проблемы. Палестинцам должно быть дано право поселиться в Иордании и избрать правительство. Если нынешний король Иордании будет так же популярен, как сегодня, он сохранит власть. Пусть палестинский народ решит это на демократических выборах.

 

Западному миру я говорю: будем на стороне Израиля, так как у евреев нет другого государства, тогда как у палестинцев уже есть Иордания. Будем вместе с Израилем, так как наша цивилизация начинается здесь, на родине евреев. Будем вместе с Израилем, потому что для безопасности еврейского государства нужны защищаемые границы. И потому что здесь проходит линия фронта в борьбе за выживание Запада.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Нидерландский суд оправдал ультраправого политика, основателя Партии Свободы (ПС) Герта Вилдерса, который обвинялся в оскорблении религиозных чувств мусульман.

 

Об этом, как передает ИТАР-ТАСС, сообщается в заявлении представителя голландской фемиды Марселя фон Оостена. Он отметил, что антиисламские заявления депутата парламента Вилдерса должны рассматриваться как "приемлемые в более широком контексте полемики в вопросах иммиграционной политики и не могут быть непосредственно связаны с возрастающей дискриминацией голландских мусульман". Сторонники политика, находившиеся в зале суда, встретили вердикт аплодисментами.

 

Выйдя из здания суда, сам Вилдерс назвал вынесенное решение "победой свободы слова в Нидерландах".

 

Судебный процесс над ним начался в Амстердаме 4 октября 2010 года. Обвинения по пяти пунктам, среди которых оскорбление религиозных чувств мусульман и разжигание ненависти против незападных иммигрантов, предъявлены на основании публичных устных и письменных высказываний Вилдерса. Они были сделаны им в период с октября 2006 по март 2008 года, где он сравнивает ислам с нацизмом.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вполне адекватное решение суда. Лично мне симпатизирует честность Вилдерса по отношению к правящим кругам Европы, которые погрязли в своей лживости и лицемерии. Вилдерс не занимается той хуетой, что назвали "политкоректностью" а прямо указывает на идиотские действия правителей Европейских стран, которые не думают о собственных народах и сохранении их культур, а сетуют на необходимость иммиграции в качестве (дешёвой) рабочей силы. И хорошо что одними из первых об этом заговорили именно голландцы, известные своей терпимостью ко всякого рода инакомыслию. На данный момент, если уж они заявили что "Хватит няньчится и потыкать муслимам", значит в скором времени муслимы, не принимающие законы Западного мира, будут езхать назад в свои халифаты и джамахэрии и жить там.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Вполне адекватное решение суда. Лично мне симпатизирует честность Вилдерса по отношению к правящим кругам Европы, которые погрязли в своей лживости и лицемерии. Вилдерс не занимается той хуетой, что назвали "политкоректностью" а прямо указывает на идиотские действия правителей Европейских стран, которые не думают о собственных народах и сохранении их культур, а сетуют на необходимость иммиграции в качестве (дешёвой) рабочей силы. И хорошо что одними из первых об этом заговорили именно голландцы, известные своей терпимостью ко всякого рода инакомыслию. На данный момент, если уж они заявили что "Хватит няньчится и потыкать муслимам", значит в скором времени муслимы, не принимающие законы Западного мира, будут езхать назад в свои халифаты и джамахэрии и жить там.

Оченно сильно сомневаюсь. В Европе халва вкуснее.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Оченно сильно сомневаюсь. В Европе халва вкуснее.

 

ну, если халва вкуснее, значит - должны будут свой шарият запихнуть себе в жопу и молчать. :057: или - чемодан-вокзал-халиФат где мулла

Share this post


Link to post
Share on other sites
ну, если халва вкуснее, значит - должны будут свой шарият запихнуть себе в жопу и молчать. :057: или - чемодан-вокзал-халиФат где мулла

А как же ценности запада - терпимость, толерантность и все такое? Та шо хуефкакдроф они те уедут. А если учесть, что это электорат для некоторых партий и политиков то последние не дадут им свалить. :020:

Share this post


Link to post
Share on other sites
А как же ценности запада - терпимость, толерантность и все такое? Та шо хуефкакдроф они те уедут. А если учесть, что это электорат для некоторых партий и политиков то последние не дадут им свалить. :057:

 

всё больше людей начинают просыпаться от этой навязанной толерастии и либерастизма. Извращенная терпимость к быдлохамству приезжих муслимов уходит. Те лево-ориентированные долбайобы уже потеряли своих избирателей в Германии, Британии, Франции и Голландии. Похожая ситуация и в Дании назревает. Думаю - это только вопрос времени.

Share this post


Link to post
Share on other sites

он отличный мужик только вот кофешопы только голандским гражданам это перебор в натуре :(

Edited by palach999

Share this post


Link to post
Share on other sites

Он является председателем и единственным членом нидерландской Партии свободы (PVV). это ошибка явная они на выборах там в местные маниципулитететы выграли а тут единственый член :(

О Герте Вилдерсе. Ему 47 лет. Он является председателем и единственным членом нидерландской Партии свободы (PVV). Критика ЕС, ислама и идеи мультикультурного общества способствуют росту поддержки Партии свободы с момента её основания в 2006 году. Во время национальных парламентских выборов в июне партия получила 15,5 % голосов и третье место в общем зачёте. Находящееся у власти правительство, коалиция из правых либералов и консервативных христианских демократов, ассоциируется с Вилдерсом. Его партия официально не входит в правительство, но лидеры в Гааге должны идти на уступки Партии свободы, чтобы остаться у власти. Вилдерс, по собственному признанию друг Израиля и враг ислама, живёт в условиях очень строгих мер безопасности в Гааге.

 

В интервью журналу "Шпигель" голландский противник ислама Герт Вилдерс обсуждает свою борьбу за запрет Корана, говорит почему канцлер Германии Ангела Меркель не пугается вопроса о иммиграции и высказывает своё убеждение, что нидерландские дебаты о мусульманах в настоящее время пересекли границу Германии.

 

 

 

Шпигель : Господин Вилдерс, Вы сказали, что хотите быть сильным человеком позади нового нидерландского правительства, потому что кабинет меньшинства зависит от вашей поддержки в парламенте. Почему Ваша партия, спустя 65 лет после Холокоста, опирается на устаревшие подходы религиозной и расовой дискриминации?

 

Вилдерс : Мы не поддерживаем религиозной и, конечно, расовой дискриминации. Мы не имеем проблем ни с другим цветом кожи, ни с мусульманами. Наша проблема – ислам. На самом деле мы выражаем то, что многие наши соотечественники чувствуют. По результатам выборов в июне мы стали третьей по силе партией в Голландии. А теперь, согласно опросам общественного мнения, мы уже вторая по силе партия.

 

Шпигель : Что Вы имеете против ислама?

 

Вилдерс : Самая большая проблема Европы - не только сегодня, но уже на протяжении десятилетий – это культурный релятивизм. Это привело к сегодняшней ситуации, когда европейцы не знают, чем они должны гордиться и кто они на самом деле – и всё из-за введённых так называемыми либералами и левыми концепций, которые говорят, что все культуры тождественны.

 

Шпигель : Тождественны или равны?

 

Вилдерс : Это связано с тем, что описывается прекрасным немецким словом "Leitkultur", означающим доминирующую или руководящую культуру. Я думаю, что мы должны быть горды тем, что наша культура лучше исламской культуры, например. Любой, кто говорит это, не расист, нацист или ксенофоб. Это метки, которые были поставлены на многих людей только потому, что мы считаем ислам идеологией тоталитаризма и насилия. Более идеология, чем религия, он похож на коммунизм или фашизм. Ислам угрожает нашей свободе.

 

Шпигель : Вы утверждаете, что голландская культура лучше, чем культура исламских стран. Почему Вы сознательно используете сравнения, которые унижают другие религии?

 

Вилдерс : При сравнении традиций иудаизма, христианства и гуманизма с исламом не нужно быть Эйнштейном, чтобы увидеть разницу. Знаете ли Вы страну на Ближнем Востоке, где исламская культура превалирует и где есть подлинное правовое государство и независимая журналистика? Где неверующие, женщины и геи могут делать то, что они хотят? На Западе люди отдавали свои жизни за свободы, которыми мы пользуемся сегодня.

 

Шпигель : Вы не признаёте, что культуры и религии могут быть изменены людьми? Разве это не точно то, как это было с Католической церковью?

 

Вилдерс : Да, но как много времени это займёт? Я не говорю, что я хочу запретить ислам. Я хочу меньше ислама в Европе, потому что он не оставляет места для дискуссий. Для контраста возьмём иудаизм и жизнь в иешиве, где они обсуждают, каким образом Талмуд должен быть интерпретирован. Однако, любой, кто не верит каждому слову в Коране – неверный. И наказание за это хорошо известно – смерть.

 

Шпигель : Вы живёте круглосуточно с телохранителями и спите в хорошо охраняемом жилом комплексе, принадлежащем государству. Когда Вы на самом деле встречаетесь с людьми, чьи интересы, по Вашим утверждениям, Вы защищаете?

 

Вилдерс : Я принимаю участие в избирательных кампаниях. Я показываюсь на улицах. Однако, по общему признанию, это странное зрелище : вокруг меня больше полицейских, чем Вы можете сосчитать.

 

Шпигель : Дорогостоящее бремя для голландских налогоплательщиков.

 

Вилдерс : Да. Но альтернативой будет то, что демократически избранный политик, такой как я, который никогда не угрожал кому-либо смертью, не сможет появляться в общественных местах. В борьбе за свободу голландцев я потерял свою собственную свободу. Я знаю, что не может быть нормальной жизни для меня ни сегодня, ни завтра. Но это цена, которая должна быть заплачена.

 

"То, что мы наблюдаем здесь, происходит теперь и в Вашей стране"

 

Шпигель : Вы один из самых ненавидимых политиков в Европе. Но на самом деле Вам нравится, когда Ваши аргументы создают ажиотаж.

 

Вилдерс : Люди любят или ненавидят меня, равнодушных нет. Моя партия и я угроза для политической элиты во многих странах. Но они нас не остановят. Взгляните на немецкого канцлера Ангелу Меркель, которая пытается создать копию.

 

Шпигель : Копию Вашей политики, котрую Вы поддерживаете, со всей серьёзностью?

 

Вилдерс : Меркель испугана, потому что есть опросы общественного мнения, показывающие, что появившаяся в Германии харизматическая фигура, подобная мне, может рассчитывать на 20 % голосов. Я имею в виду фигуру без праворадикального фона, другими словами, идущую не от Республиканцев (REP) или Национал-демократической партии (NPD). Это представляет угрозу для основных политических партий, поэтому они пытаются копировать нас : Меркель заявила, что мультикультурное общество не удалось.

 

Шпигель : Она также заявила, что ислам принадлежит к Германии, и что мы нуждаемся в дополнительной иммиграции.

 

Вилдерс : Да, но я никогда ранее не слышал от неё слов, что мультикультурное общество не удалось. И большинство немцев отвергло заявление Президента Кристиана Вульфа о том, что ислам является частью Германии. Это означает, что то, что мы наблюдаем здесь, в Голландии, теперь происходит и в Вашей стране – политическая элита в смятении.

 

Шпигель : Кого Вы в частности имеете в виду?

 

Вилдерс : Глава немецких консерваторов из ХСС, Хорст Зеехофер, не только говорит, что мультикультурное общество мертво, но и что он не хочет больше турецких и арабских иммигрантов. Если бы я сказал подобные вещи в Голландии, я был бы привлечён к суду. Когдая я появился в Берлине в октябре, почти половина немецкого кабинета высказала свои возражения – это ли не знак того, что элита содрогнулась?

 

Шпигель : Вы сравнили Коран с "Майн Кампф" Гитлера. Вы читали "Майн Кампф"?

 

Вилдерс : Да, но не в полном объёме. Коран, в любом случае, имеет больше антиеврейских пассажей. В принципе, это измышления с тоталитарным подходом, который не оставляет места для других мнений. Фашизм, коммунизм и ислам придерживаются того же принципа.

 

Шпигель : Ваш собственный принцип, вероятно, таков : более радикальное сравнение порождает больше заголовков в новостях.

 

Вилдерс : Мне не нужны заголовки. Для меня только правда имеет значение.

 

Шпигель : Правда в том, что Вы разделяете голландское общество : здесь, в Гааге, почти половина жителей происходят из семей иммигрантов, и многие из них мусульмане. И Вы призываете к запрету Корана?

 

Вилдерс : "Майн Кампф" запрещена в нашей стране. Но Коран хуже с точки зрения разжигания ненависти и насилия. Если бы мои левые "друзья" были бы более последовательными, Коран должен был быть запрещён.

 

Шпигель : Вы знакомы с этой цитатой из Пророка? "Но этих врагов моих, не желающих, чтобы я был их царём, приведите сюда и избейте их предо мною"?

 

Вилдерс : Я прочитал много таких пассажей.

 

Шпигель : Пророк, цитируемый в данном случае, это Иисус. Евангелие от Луки, глава 19, стих 27. Признаёте ли Вы, что существуют также призывы к насилию в Библии?

 

Вилдерс : Есть жёсткие отрывки в Ветхом Завете; в Новом Завете более умеренный подход. Но основное различие между христианством и исламом в том, что мусульмане верят в то, что Коран содержит дословно слово Божие, это написано в императиве. Это исключает сравнение с христианством.

 

Шпигель : Вы знакомы с книгой Тило Сарацина. Разделяете ли Вы его мнение, что существуют генетические причины "неполноценности" определённых этнических групп?

 

Вилдерс : Я не верю в генетические причины, я далёк от этого. Я скорее считаю, что все люди, которые принимают наши ценности, наши законы и нашу конституцию являются полноправными членами нашего общества. Я пойду даже так далеко, чтобы сказать, что большинство мусульман в Европе такие же люди, как ты и я; они имеют нормальную жизнь, нормальный род занятий и хотят лучшего для своих детей. Моя проблема в растущем влиянии идеологии, которая будет нам стоить нашей свободы.

 

Шпигель : Вы видите немецкого Герта Вилдерса на горизонте?

 

Вилдерс : Я недавно был в Берлине по приглашению Рене Штадткевица…

 

Шпигель : …бывшего члена консервативного ХДС, который также призывает к иной интеграционной политике и недавно основал партию, названную "Свобода", и о котором в сущности никто в Германии не слышал.

 

Вилдерс : Возможно это правда. Но главное для меня то, что я не хочу иметь ничего общего с крайне правыми партиями, такими как немецкие Республиканцы, Национальный фронт Жан-Мари Ле Пена и Британская национальная партия.

 

Шпигель : Вы отмежёвываетесь от их твердолобых лозунгов, но согласны с ними, когда дело доходит до агрессивного "ухаживания" за голосами среднего класса?

 

Вилдерс : Мы не хотим иметь ничего общего с этими крайне правыми партиями. На самом деле, после нашего успеха на европейских выборах мы не присоединились ни к одной из фракций в Европейском парламенте. Спросите наших политических оппонентов в Нидерландах : они могут не разделять наше мнение, но они не считают, что Вилдерс и его люди экстремисты. Любой, кто назовёт 2 миллиона голландцев экстремистами, оскорбляет скорее не меня, а избирателей.

 

"Налог на головную тряпку" всего лишь плохая шутка?

 

Шпигель : Вы сказали, что Вы не экстремист. И всё же, в то же время Вы призываете к "налогу на головную тряпку", равному 1000 € в год, для женщин, которые носят платки?

 

Вилдерс : У меня не было возможности завоевать большинство в парламенте для этого. Я заинтересован в общей картине, и снова и снова это предложение высказывается в обществе.

 

Шпигель : "Налог на головную тряпку" был всего лишь плохой шуткой?

 

Вилдерс : Нет, это не шутка, всего лишь одно предложение среди других. Не забывайте, что мы поддерживаем правительство меньшинства, которое не было бы у власти без нас. А это означает, что в Голландии в скором времени будет запрет на ношение паранджи и громадное сокращение иммиграции. Мы очень успешны.

 

Шпигель : Что будет с голландскими мусульманами? Те, кто отказываются адаптироваться, в будущем будут отправлены назад?

 

Вилдерс : Нет, если только они не преступники.

 

Шпигель : Новый голландский министр по делам иммиграции, христианский демократ Герд Леерс сравнительно недавно упомянул Вас как "воплощение обычного Интернет-разгребателя грязи (Internet muckrakers)". Было ли столкновение с ним по этому поводу?

 

Вилдерс : Если бы я не говорил с людьми, которые дают мне прозвища, я не мог бы заниматься политикой. У меня был хороший разговор с ним. Я заинтересован в результатах, которых это коалиционное правительство может добиться с нашей поддержкой. Я вижу это с чисто деловой точки зрения. Если правительство выполняет свои обещания, это хорошо. Если нет, то правительство будет иметь проблемы.

 

Шпигель : Вам порой не стыдно за ненависть, кторую Вы сеете?

 

Вилдерс : Я не сею ненависть. Я только использую демократические возможности в парламенте.

 

Шпигель : Это то, что утверждала Австрийская партия свободы, когда она присоединилась к коалиционному правительству в Вене 10 лет назад. Результатом были санкции ЕС. Ничего подобного не случалось в Швеции, Дании и Нидерландах. Кажется, что правый популизм стал социально приемлемым в Европе.

 

Вилдерс : ЕС было бы не плохо привыкнуть к этой мысли. Моя партия не будет последней, появившейся здесь. Датская народная партия поддерживает правительство меньшинства последние 9 лет, и никто в Европе не жалуется на это.

 

Шпигель : Вы решительно высказались против вступления Турции в ЕС. Каков взгляд голландского правительства на подготовительный процесс, ведущий к вступлению в ЕС Боснии и Герцеговины и Косово, которые имеют большое мусульманское население?

 

Вилдерс : Это рассматривается в коалиционном соглашении. Но моя партия отвергает любые формы расширения ЕС. Мы будем голосовать против всех дополнительных кандидатов, включая Хорватию. В этом случае правительству придётся искать своё большинство где-то в другом месте. Прежде всего мы будем голосовать против принятия Турции – да, это сосед, но не член семьи. Если бы не армия, исламисты правили бы без противовесов благодаря партии Реджепа Тайипа Эрдогана. И когда-нибудь мы получим троянского исламского коня в ЕС, и внешние границы с такими преступными государствами, как Сирия и Иран.

 

Шпигель : Такого никогда не существовало до появления Герта Вилдерса : партия одного человека имеет право голоса в судьбе государства-члена ЕС. Вы единственный член, председатель, лидер парламентской фракции и казначей Партии свободы (PVV), основанной Вами. Всё будет оставаться так же?

Вилдерс : Скоро мы обсудим внутри парламентской фракции, должны ли мы принимать новых членов партии. Мы хотим избежать того, чтобы нехорошие люди взяли нашу партию в заложники.

 

Шпигель : Не кажется ли Вам, что Ваша партия сражается не в той битве – во имя Западной цивилизации, которая заметно страдает от старения населения, демографического спада и недовольства политическими партиями?

 

Вилдерс : Демографическое развитие, действительно, отрицательное. На днях я читал, что в Англии в прошлом году наиболее часто выбираемое имя для детей было Мухаммед. Я ничего не имею против детей мусульман. Но если теперь Мухаммед самое любимое имя англичан, мы имеем проблемы. Европа должна подняться, и, объединив усилия, сказать исламскому миру : хорошенького понемножку, мы будем защищать себя демократическими способами.

 

Шпигель : Господин Вилдерс, спасибо за это интервью.

 

Беседовали Вальтер Майр и Рене Пфистер.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

×